23.08.2021 Автор: Владимир Данилов

Возможно ли влияние Ирана на дальнейшие события в Афганистане?

TAL

Приход к власти в Афганистане радикального движения «Талибан» (запрещено в РФ) придает особую значимость реакции и возможности влияния внешних игроков на дальнейшее развитие ситуации в этой стране. И в этом контексте безусловный интерес вызывают перспективы дальнейших взаимоотношений с Афганистаном Ирана.

Как известно, у Афганистана и Ирана общий язык — дари (фарси-кабули, афганский вариант фарси), протяжённость государственной границы между странами составляет 921 км. В Иране проживает самая крупная афганская община мире, численность которой, по самым скромным оценкам, составляет около 2,5 млн человек. Тегеран явно не хочет ее увеличения, несмотря на готовность принимать новых беженцев. Уже в силу даже этих обстоятельств перспектива дальнейших отношений с Афганистаном весьма важна для Ирана, в том числе и экономических, так как Тегеран имеет торговый профицит в торговле с ним.

Двусторонние отношения между Ираном и Афганистаном были установлены в 1935 году, когда в обеих странах был монархический режим (в Афганистане — Закир-Шах, в Иране — шах Пехлеви). В целом они развивались неплохо до 1978 года, когда в Афганистане случилась Апрельская (коммунистическая) революция, а в Иране, соответственно, Исламская в 1979-м. Пришедшие тогда к власти в этих странах политические силы не нашли общего языка, в результате чего, даже после вывода советского контингента из Афганистана, Иран поддерживал «Северный альянс» и участвовал в совместной операции Международных сил содействия безопасности (ISAF) против «Талибана».

Что же касается отношений Тегерана с самим «Талибаном», то они неоднозначные. Один из самых печальных моментов в истории дипломатии Ирана произошел в 1998 году, когда его 11 дипломатов были убиты в консульстве в Эмирате Афганистана. Это происходило как минимум с одобрения талибов. В результате чего до 2002 года Иран рассматривал талибов как врагов.

В 2001 году иранское спецподразделение «Аль-Кудс» фактически помогало США во время вторжения в Афганистан и в свержении власти талибов, однако ситуация резко изменилась после ежегодного обращения к конгрессу 29 января 2002 года 43-го президента США Джорджа Буша – младшего, причислившего Иран, помогавший американцам в Афганистане и Ираке, к мировой «оси зла». Тем самым Белый дом поставил на одну доску Иран, который сотрудничал с американцами, и сам «Талибан».

Иран был вынужден принять эту позицию Вашингтона, заняв с «Талибаном» враждебную позицию по отношению к США и даже создал под афганский проект специализированный корпус «Ансар», базирующийся в Мешхеде. После прихода в Иране к власти Махмуда Ахмадинежада в 2005 году, антиамериканская позиция еще более объединила Кабул и Тегеран, а в 2014 году в Мешхеде КСИР открыл для талибов командный центр, где они проходили обучение и даже якобы получали финансирование. По сообщению The Wall Street Journal, командиры среднего звена в Афганистане якобы получали от Ирана винтовки, боеприпасы и зарплату в $580 в месяц.

Несмотря на то, что одной из стратегических целей, которую преследовал в последние годы Иран на Ближнем Востоке, является полный и окончательный вывод американских войск, своим решением по Афганистану Вашингтон создал Исламской Республике куда большие проблемы, чем простое неудобство от факта их непрошенного присутствия. Прежде всего это касается пока непредсказуемой реакции на сегодняшние афганские события со стороны террористического формирования ДАИШ (запрещено в РФ), какую конкретно роль в переделе власти в этой стране сыграет его «афганский филиал», который пока не сказал своего слова, но, несомненно, скажет. Ведь социально-экономические и религиозные проблемы в Афганистане, ставшие предпосылками к появлению ДАИШ, никуда не делись. Нельзя забывать, что большинство населения Афганистана принадлежит к исламу суннитского толка, шиитами являются в основном поддерживаемые Ираном хазарейцы. Поэтому среди афганских суннитов велась ранее и не прекращается по сей день активная работа представителей экстремистских суннитских организаций, пропагандирующих межконфессиональную рознь, в том числе и по отношению к шиитам, составляющим подавляющее большинство населения Ирана.

И эти межрелигиозные противоречия никуда не уходят, более того, определенные силы пытаются их использовать для того, чтобы не дать возможности усилиться тенденциям сотрудничества между Тегераном и Кабулом. Так, в июле с.г. обе страны оказались на грани дипломатического конфликта из-за публикаций о ситуации в Афганистане иранского официального издания «Джомхури Эслами», выступившего с утверждением, что на территории соседней страны якобы созрела целая боевая организация из афганских шиитов для противостояния боевикам движения «Талибан». В частности сообщалось, что интенсификация наступательных действий со стороны талибов привела к резкой мобилизации шиитского населения Афганистана, особенно после того, как «яростным муллам» сдались десятки афганских уездов. В том числе указывалось об активизации деятельности некоей шиитской группировки «Хашд аш-Шиа», которая, как утверждала «Джомхури Эслами», якобы готова дать отпор вооруженным противникам официального Кабула и поддержать армию.

Эта информация иранского СМИ привлекла внимание администрации президента Ашрафа Гани, которая назвала ее попыткой иранского руководства устроить в Афганистане настоящий мятеж. Сразу в Кабуле вспомнилось, как в 2019 году афганская администрация на неофициальном уровне выражала опасения, что тысячи шиитских боевиков, воевавших в Сирии на стороне президента Башара Асада, теперь возвращаются домой и могут создать головную боль для Афганистана. А источники саудовского издания «Ашарк аль-Аусат» в афганских органах безопасности обращали тогда внимание, что некогда завербованные иранскими офицерами шииты-хазарейцы способны стать неплохим политическим инструментом, которым может воспользоваться Иран для того, чтобы укрепить свои позиции в Афганистане.

В свете указанных обстоятельств, с отлетом последнего самолета ВС США из кабульского аэропорта, можно ожидать возврата в афганские разборки многих сил. В том числе и «ветеранов» прежней гражданской войны, включая ДАИШ и Аль-Каиду (террористическое формирование запрещено в РФ), которые от сетевой структуры существования могут перейти к попытке создания своего собственного «квазигосударства». Вне всякого сомнения, его название будет отличаться от прежнего, которое за последние годы повсюду ассоциируется только с черными знаменами и неприкрытым террором, и может попытаться позиционировать себя с неким «национально-освободительным движением». Но такое возможное развитие событий в Афганистане неизбежно повлечет за собой укрепление связей Тегерана с «Талибаном», для которых и ДАИШ, и Аль-Каида являются откровенными противниками. В любом случае Тегеран не станет мириться с возможным хаосом в соседнем Афганистане, о чем еще 19 июля официально заявило Министерство иностранных дел Ирана.

В Тегеране согласны с тем, что сейчас «Талибан» — неотъемлемая часть Афганистана и его доминирующая сила. Поэтому сегодня в Иране, как, кстати, и во многих других странах, обеспокоенных последними событиями в Афганистане, происходит внимательная оценка действий талибов и вырабатывается новая концепция к будущим двусторонним отношениям. В этой связи обращает на себя внимание оценка нынешней политической ситуации в Афганистане властями Ирана после весьма длительной паузы. В частности, президент Ирана Ибрагим Раиси отметил, что Тегеран готов сотрудничать со всеми политическими силами Афганистана, которые нацелены на мир и развитие в своей стране, а для самого Ирана очень важна политическая стабильность в Афганистане и прогнозируемость развития обстановки в этом государстве. В то же время обратило на себя внимание заявление официального представителя МИД Ирана, в котором тот назвал террористическую группировку «Талибан» «Исламским эмиратом», то есть использовал трактовку самих талибов. При этом до недавнего времени официальный Тегеран именовал «Талибан» не иначе, как террористической организацией.

В этой связи можно предположить, что позиция властей Ирана по отношению к талибам существенным образом меняется.

Владимир Данилов, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×