23.08.2021 Автор: Владимир Терехов

Китай в актуальной Афганской проблематике

WAN4532

Ускоренный военный (подчеркнём это) уход США из Афганистана, после 20-летнего крайне дорогостоящего пребывания в этой стране, остаётся одним из основных событий современной глобальной политики. Что вполне объяснимо, ибо речь идёт о резко возросшем уровне неопределённости ситуации на одном из мировых “перекрёстков”, где веками сталкиваются интересы основных участников “Большой мировой игры”.

На её нынешнем этапе одним из таковых является современный Китай, быстрый рост уровня вовлечённости и роли которого в протекающий на территории Афганистана всесторонний переходный процесс можно наблюдать, что называется, в реальном масштабе времени. Пекин во всё большей мере координирует свои действия с Москвой. Не только на территории Афганистана, но и на мировой политической площадке в целом. Одним из актов “сверки часов” стал состоявшийся 12 августа телефонный разговор министров иностранных дел Ван И и С.В. Лаврова.

Публично основные положения подходов КНР к нынешней ситуации в Афганистане были изложены 16 августа в ходе регулярной пресс-конференции официального представителя МИД страны Хуа Чуньин. Выделим среди них несколько, как представляется, основополагающих моментов. Во-первых, констатировался факт “серьёзных изменений”, произошедших в Афганистане в последнее время. Во-вторых, выражалось уважение “воле и выбору афганского народа”. В-третьих, отмечалось его стремление “остановить войну и достичь мира”, что соответствует “ожиданиям мирового сообщества”. В-четвёртых, констатировалось принятие Китаем к сведению ряда позитивных заявлений относительно нормализации положения в стране, сделанных руководством “Талибана” (запрещён России) сразу после занятия им Кабула.

В ответ на более конкретный вопрос о формирующихся отношениях КНР с руководством талибов представитель китайского МИД подтвердила сам факт их наличия и сказала, что контакты с “Талибаном” имеют целью “решение Афганской проблемы”. При этом были упомянуты состоявшиеся 28 июля в Тяньцзине переговоры Ван И c делегацией данного движения во главе с муллой А.Г. Барадаром.

Появляются признаки того, что Пекин будет взаимодействовать в Афганистане и с Вашингтоном, который, несомненно, остаётся в числе основных мировых игроков. Несмотря на подмоченную репутацию (например, в том же Афганистане), а также вопреки пропагандистской галиматье о наступившей “второсортности Америки” и даже о её (“скором”) крахе.

Точной является образная оценка китайской Global Times состояния, в котором пребывает нынешняя американская администрация в связи с афганской проблемой. Которая представлена в виде горячей картофелины, унаследованной президентом Дж. Байденом от нескольких своих предшественников. Каждый из них достоин того, чтобы запустить её в них. Но на всех “картофелин” не хватит.

Тем не менее появляются признаки того, что вывод американских войск вовсе не означает уход США из Афганистана вообще. Хотя автор продолжает придерживаться мнения, что “пользе дела” (афганского) больше соответствовало бы как раз второе. Вполне возможно, впрочем, что это ошибочное мнение и новая стратегия Вашингтона (вероятно, только формирующаяся) будет содействовать той самой “пользе”.

При этом всё более заметными становятся попытки Вашингтона поменять формат своего афганского присутствия. Теперь его главной компонентой будет не оружие, а деньги, которые в ряде (нередких) случаев оказываются не менее эффективным средством достижения некоторых целей. Оно может использоваться разнообразным образом, и пока говорится о решении президента Дж. Байдена заморозить афганские денежные резервы, которые хранятся в банках США.

Обратило на себя внимание весьма скупое сообщение госдепартамента о состоявшемся 16 августа телефонном разговоре Э. Блинкена с Ван И на тему “развития ситуации в Афганистане”. Более подробно оно комментировалось в КНР, где отмечают явную заинтересованность США в налаживании некоторого взаимодействия с Пекином, значимость которого в Афганской проблематике, повторим, резко возрастает.

В частности, отмечается признательность, которую Э. Блинкен выразил своему коллеге за участие КНР в переговорном процессе в столице Катара Дохе в формате так называемой “расширенной тройки”. Сама указанная “тройка” включает в себя США, КНР и РФ, но 10 августа (когда прошло её первое заседание) она была “расширена” Пакистаном, представителями (тогда ещё функционировавшего) кабульского режима и “Талибана”, а также ЕС. Однако после бегства из Кабула всего прежнего “официоза” Кабула, “расширять” “тройку” от имени Афганистана теперь будет (пока) только “Талибан”.

Впрочем, совсем не исключено (и на это прозрачно намекалось в ходе упомянутой пресс-конференции представителя китайского МИД), что в будущем правительстве Афганистана будут представлены и другие партии, движения, этносы (помимо пуштунов).

В китайских комментариях намечающегося взаимодействия КНР и США в Афганистане обращают на себя два момента. Во-первых, не исключается общность стремления обеих стран к некоторому урегулированию Афганской проблемы. Вместе с тем констатируется относительная локальность самой этой проблемы и обострение ситуации почти во всех остальных крайне важных элементах отношений между двумя ведущими мировыми державами. В связи с чем ставится вопрос о самой возможности сколько-нибудь эффективного локального взаимодействия главных глобальных антагонистов.

Последние события в Афганистане немедленно вызвали нехорошие ассоциации на Тайване, который остаётся в числе основных раздражителей американо-китайских отношений. Из Пекина прозрачно намекнули на некую аналогичную перспективу поведения США по отношению к тайваньскому режиму, который (как и кабульский) Вашингтон десятилетиями всячески поддерживает. В Тайбэе же, конечно, не соглашаются с подобной аналогией, констатируя при этом необходимость укрепления как собственной обороны, так и уровня сотрудничества с США.

Впрочем, и на территории самого Афганистана вполне возможна острая американо-китайская конкуренция, когда (и если) сама связанная с ним проблема перейдёт в фазу экономического восстановления, а также последующего развития страны. В частности, это относится к давно обсуждаемому проекту разработки залежей полезных ископаемых, богатых крайне важными в современной передовой индустрии редкоземельными элементами. Потенциальная стоимость их общих запасов на территории Афганистана оценивается в 1-3 триллиона долларов.

Наконец, вновь обратимся к факту усиления сотрудничества КНР с РФ. Важно подчеркнуть, что оно отнюдь не ограничивается Афганской проблемой, но принимает глобальный и всесторонний характер, превращаясь в один из важнейших факторов современного этапа “Большой мировой игры”. Отметим в этом плане только что прошедшие двусторонние венные учения на северо-востоке КНР (на которых присутствовали министры обороны обеих стран), а также предстоящие многосторонние учения в СУАР.

Укажем на крайне примечательный факт участия в последних Египта. То есть одной из самых влиятельных мусульманских стран, где, видимо, знают истинную цену (и подоплеку) истерик на тему “геноцида уйгур”, раздуваемых теми, кто уже давно не имеет никакого отношения к каким бы то ни было религиям вообще.

Отметим также факт завершения строительства в Еврейской автономной области первого железнодорожного моста через Амур общей протяжённостью (то есть с подъездными путями) свыше семи километров. Что, несомненно, относится к важнейшим событиям как двусторонних отношений, так и мировой политики. Ибо речь идёт о переводе в практическую плоскость давних разговоров на тему совмещения процесса развития транспортно-промышленной инфраструктуры российского региона Сибири и Дальнего Востока с глобальным китайским проектом Belt and Road Initiative.

В Афганистане же исходные позиции обеих стран, похоже, совпадают. В частности, в вопросе поддержания конструктивных отношений с тем его руководством, которое посчитает наиболее подходящим для себя сам афганский народ. Если таковыми окажутся талибы, то работать надо с ними.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×