22.08.2021 Автор: Юрий Зинин

Кризис, пандемия и реалии Туниса

TNS

Ситуация в Тунисе после того, как его президент Кайс Сайед сместил премьер-министра, распустил на месяц парламент и лишил депутатов неприкосновенности, остается ведущей темой в медиаполе страны и региона.

Эти решения объявлены на фоне прошедших 25 июля протестов населения, недовольных социально-экономическими тяготами и неэффективностью верхов в борьбе с пандемией коронавируса. По уровню смертности от нее Тунис занимает одно из первых мест в мире.

Чрезвычайные меры главы государства приняты, как он заявил, согласно 80 статьи конституции. Одни считают эти шаги «коррекцией хода революции» (имеется в виду Жасминовая революция 2011 г.), другие — квалифицируют их как «переворот», направленный «против революции и конституции». Так высказался спикер временно замороженного парламента Туниса, лидер исламистской партии «Ан-Нахда» Рашид Ганнуши.

Триггером кризиса власти стали разногласия и коллизии между президентом, парламентом и правительством. Хозяин дворца в Карфагене (резиденция президента К. Сайеда) не раз критиковал депутатов за действия, вызывавшие конфликты между различными парламентскими блоками и вносившими хаос.

При этом многие эксперты возлагают ответственность за социальные неурядицы, ухудшение безопасности, дилетантство в управлении страной и т.д. на исламистское движение «Ан-Нахда». Она была ведущей силой, по сути, во всех существовавших 10 правительствах после 2011 года. На первых многопартийных выборах в Национальное учредительное собрание организация получила больше всего мест, почти 42%. Но на последующих выборах в парламент их теряла: в 2014 г. до 28%, а в 2019 г. — до 25%. Тем не менее «Ан-Нахда» осталась крупнейшей в нынешнем парламенте партией.

Исламисты действуют в мозаичном обществе, где остается значительным влияние архаичных социальных связей и образа жизни людей, освященных консервативными традициями.

Нынешний кризис высвечивает вопрос о совместимости демократии с ценностями мусульманской страны. В откликах ряда комментаторов заметен посыл, что нужно обращать внимание на реалии своего общества, решение насущных проблем, отойти от громких заявлений и пафосной риторики. Люди сыты политикой и идеологией, борьбой внутри партийного сообщества в последние 10 лет, заключает местный аналитик. В стране зарегистрировано 209 партий.

Демократия в их руках вместо того, чтобы стать инструментом деятельности, превратилась в бесплодную игру. С ее помощью они отстаивали свои узкие интересы. В первых рядах была «Ан-Нахда». Товар, который она старалась сбыть своим потребителям за эти годы, была идеология и ничего более.

Сегодня, по мнению еженедельника «Реалите», многие тунисцы почувствовали облегчение после мер президента, высветивших «историческое банкротство «Ан-Нахды» и его лидера». 87% тунисцев поддержали главу государства, что показал опрос, проведённый агентством le Emhrod Consulting в конце июля с. г.

СМИ ныне освещают деятельность президента, который занят подбором новых кадров на разных уровнях для устранения «коррупционеров», борьбой с дороговизной основных потребительских товаров, усилил меры по противодействию коронавирусу.

Некоторые замечают, что новые назначения берутся из кадров, возраст которых не менее 60 лет. Большинство их сделало карьеру при предыдущей системе, до 2011 года. Так что возникает вопрос: смогут ли они быстро перестроиться в свете чаяний недовольных масс, жаждущих перемен.

Для выхода из ситуации рекомендуют равно развивать государственный и частный секторы. Правившие верхи после революции делали акцент на госсектор, стремясь накачать его деньгами, чтобы он поглотил как можно больше незанятых. Но такая ставка легла бременем на бюджет, усилила зависимость от внешних вливаний. Ряд экспертов требуют четкой дорожной карты реформ со стороны президента.

В последние дни, как кажется, от «Ан-Нахды» идут намеки на определённое смягчение ее позиции в отношении демарша президента. Об этом говорит создание внутреннего временного комитета для улаживания нынешнего политического кризиса.

Как известно, «арабская весна» началась именно в Тунисе: волна выступлений свергла прежний режим. Тунису, в отличие от остальных арабских государств, удалось отделаться «малой кровью».

Комментаторы с удовлетворением отмечают, что президент ставит «лошадь экономики впереди политической телеги» в интересах права тунисцев на достойную жизнь и кусок хлеба. Этот профессор университета, самовыдвиженец, не представлял никакой партии или организации и был избран два года назад гражданами, потерявшими веру в политику партий и элит. Ожидания тунисцев на улучшение во всех областях неизмеримо велики.

Успешен ли будет его опыт и найдет ли страна свой ключ для решения проблем без насилия или других перехлестов, покажет время.

Юрий Зинин, старший научный сотрудник Центра ближневосточных исследований ИМИ МГИМО, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×