18.08.2021 Автор: Владимир Терехов

Сможет ли Индия заменить Австралии Китай?

AUST34233

На первый взгляд вынесенный в заголовок вопрос кажется плодом фантазии мозга, пострадавшего от установившейся в текущем году аномальной жары. Действительно, две великие державы Индия и Китай, входящие в узкий пул основных участников современного этапа “Большой мировой игры”, занимают за игровым столом свои участки. Которые, конечно, не полностью автономны и в определённой мере пересекаются друг с другом (что служит источником проблем в двусторонних отношениях).

Но всё же кажется очевидным, что каждый из двух азиатских гигантов выполняет свои функции в упомянутой игре и в отношениях с любым третьим игроком не может “заменить” другого. Ни в каких смыслах.

И тем не менее указанный вопрос не является продуктом авторского воображения, а просто взят (почти дословно) из австралийских СМИ. Опять же, речь идёт не о “творчестве” бойца от пропаганды, а о статье бывшего премьер-министра Австралии (в период 2013-15 гг.) Энтони Эббота. Текст которой под заголовком “Индия – разумная замена воинственному Пекину” появился в номере от 9 августа с. г. новостного издания The Australian. С её основными положениями можно познакомиться здесь.

Несколько слов об авторе. Э. Эббот занял указанный выше пост в сентябре 2013 г. после убедительной победы на всеобщих выборах коалиции (правых) Либеральной и Национальной партий. Из них первую возглавлял тогда как раз Э. Эббот. Тем самым завершился шестилетний период нахождения у власти левоцентристской Лейбористской партии, который запомнился двукратным (в 2007-2010 и 2013 годах) нахождением на посту премьер-министра Кевина Радда, политика со специфической харизмой, публично демонстрировавшего тогда симпатии к Китаю. Впрочем, его недавняя статья в Indian Express написана по отношению к КНР уже в весьма сдержанных тонах.

Факт прихода в конце 2007 г. к власти в Австралии лейбористов во главе с К. Раддом стал одним из (нескольких) препятствий на пути реализации проекта формирования “четырёхсторонней” военно-политической конфигурации (QUAD) в составе Австралии, Индии, США и Японии. То есть, едва появившись на свет в середине нулевых годов, он был забыт на долгие полтора десятка лет.

После смены осенью 2013 г. руководством Австралии партийной принадлежности на короткое время установился традиционный для консерваторов (практически в течение всего послевоенного периода) негативный курс в направлении КНР. При явном предпочтении, которое отдавалось развитию военно-политических связей с США и Японией. Однако далее в отношении Пекина стало наблюдаться определённое возвращение к политике предшественников. Прежде всего, в торгово-экономической сфере.

Спустя год в ходе визита в Канберру тогдашнего министра торговли КНР было подписано, наконец (то есть после десяти лет переговоров), Соглашение о свободной торговле между КНР и Австралией, названное сторонами “историческим”. По случаю чего Э. Эббот тогда, в частности, говорил: “Это означает, что австралийский потребитель будет меньше платить за автомобили, одежду и другие товары, импортируемые из Китая”. Ему вторил тогдашний министр торговли Э. Робб: “Заключённое Соглашение укрепит существующие отношения с нашим крупнейшим торговым партнёром и станет катализатором будущего роста в сфере товаров, услуг и инвестиций”.

И вплоть до недавнего времени торгово-экономические отношения между КНР и Австралией развивались в соответствие с указанными оптимистичными ожиданиями. Несмотря на политические проблемы, возникшие в двусторонних отношениях вскоре после того, как были произнесены приведенные выше слова.

До сих пор во внешней торговле Австралии (основе её процветания) на КНР приходится почти треть общего объёма. Китай остаётся неоспоримым лидером среди всех главных торговых партнёров Австралии, в разы опережая по всем основным показателям каждого из них. Находящиеся на третьем месте США отстают от Китая в пять раз. Неизменно положительное ежегодное сальдо в торговле Австралии с КНР находится на уровне гигантской цифры в 120 млрд долл.

Если говорить об основных статьях австралийского экспорта, то Китай покупает 100% никелевой руды, 95% древесины, 80% железной руды, 77% шерсти, 76% омаров, 55% пищевых полуфабрикатов, 54% ячменя. До недавнего времени в Китай сбывалось до 40% экспортной части продукции быстро прогрессировавшей винодельческой отрасли Австралии

Примечательно, что, судя по данным за первую половину текущего года, наблюдается не только быстрое восстановление, но и резкий рост двусторонней торговли, а также положительного в ней сальдо Австралии. Это, повторим, несмотря на неурядицы политического плана в китайско-австралийских отношениях последних нескольких лет и негативное влияние “ковидных” ограничений на все звенья торгового маршрута, связывающего обе страны.

И здесь отметим едва ли не главный фактор политического плана, который начал отбрасывать тень на всю ту оптимистичную картину в отношениях с КНР, которая поначалу рисовалась премьер-министром Э. Эбботом. Этот фактор обусловлен окончательно определившимся в начале прошлого десятилетия трендом на становление КНР в качестве главного геополитического оппонента основного политического союзника Австралии, то есть США.

Возникла ситуация выбора между продолжением курса лейбористов на встраивание Австралии во все аспекты жизни Азиатского континента (куда смещается фокус глобальной политики) и сохраняющейся её принадлежностью к “западному миру”.

Второй фактор требовал демонстрации солидарности с попытками последнего сплотить ряды перед лицом «новой угрозы». Каковая связывается, повторим, с превращением в глобальную державу ведущей страны азиатского континента, то есть КНР. Документальное оформление подобного взгляда на происходящие в мире процессы было осуществлено в ходе недавнего турне в Европу президента США Дж. Байдена.

На авторский взгляд, это ошибочная оценка возможных последствий превращения КНР в глобальную державу, которая обусловлена переносом ведущими западными странами на Пекин собственной недавней истории. Когда распространение влияний на внешний мир проводилось главным образом с помощью оружия.

С подобной стратегией поведения на международной арене ничто не связывает ключевую концепцию нынешнего руководства КНР, которую принято обозначать обобщённым мемом “Сообщество единой судьбы”. Каковая в практическом плане осуществляется в виде глобального проекта Belt and Road Initiative.

Как бы то ни было, но Австралия оказалась в числе лидеров среди союзников Вашингтона в процессе реализации его стратегии по военно-политическому сдерживанию Китая. Подобная стратегия не могла не затронуть и экономическую сферу межгосударственных отношений. В 2017 г. Австралия оказалась первой среди западных стран, которая отказала в присутствии на своём рынке (под предлогом обеспечения безопасности) китайского IT-гиганта Huawei.

Всё стало выглядеть совсем скверно весной прошлого года после подключения Канберры к попыткам тогдашнего госсекретаря США М. Помпео полностью возложить вину на КНР за возникновение и последствия пандемии “Ковид-19”. Дело дошло (правда, на короткое время) до присоединения к требованиям финансовой компенсации Пекином нанесённого ею всемирного ущерба.

Столь же активно Австралия подключилась к пропагандистским атакам Вашингтона на тему “угнетения” гонконгцев, тибетцев, уйгур, “угроз” тайваньцам, а также к оживлению находившегося в длительном летаргическом сне QUAD. Первый саммит участников данной конфигурации состоялся в марте с. г.

Реакция Пекина на все эти недружественные (мягко говоря) акции Канберры до сих пор носит весьма умеренный характер. Дело ограничивается символикой (в виде, например, отказа от закупок австралийского вина), обращённой к разуму партнёра: “Ребята! Может, хватит крушить то, что мы вместе и долго строили к выгоде для обоих?”.

И вот на этом фоне, спустя всего лишь шесть лет после оставления высшего государственного поста, автор почти чуда в политике Австралии на китайском направлении пишет статью, наполненную негативом в адрес того же Китая. Считающий возможной всестороннюю “замену” Индией места, которое давно занимает в отношениях с его страной Китай. Дело явно безнадёжное, хотя бы потому, что масштаб экономики второй в пять раз меньше, чем у первого. А объём торговли Австралии с Индией сегодня в 8 раз уступает китайско-австралийскому.

Не говоря уже о том, что в ухудшении отношений с ведущей азиатской державой и крайне выгодным партнёром виноваты партийные преемники Э. Эббота, ныне управляющие Австралией.

И ведь чтобы не заниматься подобного рода глупостями, нужно всего лишь перестать выполнять роль австралийской овечки, слепо бредущей за вашингтонским бараном (не забывая при этом пощипывать китайскую травку). Который проживает на другой стороне глобуса по отношению к общему дому китайцев и австралийцев.

Автор, впрочем, полагает, что в случае следования однопартийцев Э. Эббота его нынешним советам, исправлением упомянутых выше и прочих “глупостей” через год займётся уже новое правительство Австралии. Которое сформируют политические оппоненты либерал-консерваторов.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×