11.08.2021 Автор: Константин Асмолов

К восстановлению межкорейских линий связи

KIMYO5234211

На фоне паузы в отношениях КНДР – США и июньского заявления Ким Ё Чжон о неправильных ожиданиях Вашингтона, казалось, что до конца года в межккорейских отношениях не будет ярких моментов. Но автор ошибался: 27 июля 2021 г. Южная и Северная Кореи возобновили работу «горячих линий» связи, которые были отключены 13 месяцев назад.

Напомним, что 9 июня 2020 г. Север в одностороннем порядке разорвал контакты в знак протеста против антипхеньянских листовок, разосланных активистами через границу. 16 июня — в продолжение давления Северная Корея вообще взорвала межкорейский совместный офис связи в Кэсоне. Однако 14 декабря 2020 г. парламент Южной Кореи принимает законопроект, запрещающий рассылку антипхеньянских листовок через межкорейскую границу, а 19 июля власти наконец перешли к конкретным действиям в отношении Пак Сан Хака и Ко, — представитель полиции заявил о завершении расследования в отношении лидера общественной организации «Борцы за свободную Северную Корею» и передаче дела в прокуратуру для предъявления обвинения в нарушении закона о развитии межкорейских отношений, в соответствии с которым запрещается любая несанкционированная отправка в КНДР информационно-пропагандистских и иных материалов.

Как сообщил старший секретарь Голубого дома по связям с общественностью Пак Су Хён, соответствующая договорённость была достигнута в ходе обмена письмами между президентом Республики Корея Мун Чжэ Ином и лидером КНДР Ким Чен Ыном. Вопрос якобы обсуждался с апреля этого года, и главы двух государств договорились также приложить усилия для восстановления взаимного доверия между Югом и Севером. «Два лидера Юга и Севера также разделили понимание того, как восстановить взаимное доверие и снова продвинуть отношения стран вперед», — добавил Пак.

О восстановлении связи сообщило и северокорейское агентство ЦТАК, отметив, что это событие сыграет положительную роль в улучшении межкорейских отношений. Регулярный канал связи границы помогает предотвратить случайные столкновения, позволяет при необходимости организовать передвижение людей и грузов. «Горячая линия» служит постоянным каналом для межкорейских переговоров. Кроме того, каналы связи имеются в пограничном пункте Пханмунчжом, между Национальной службой разведки в Сеуле и отделом Единого фронта в Пхеньяне. Есть также линия связи между главами Юга и Севера.

Новость приветствовали и в Вашингтоне, и в Сеуле вне зависимости от партийной принадлежности.

28 июля министр иностранных дел РК Чон Ый Ён подчеркнул, что восстановление межкорейских линий связи является проявлением воли лидеров Севера и Юга к восстановлению взаимного доверия и развитию отношений. В качестве признака готовности Пхеньяна к возобновлению диалога Чон Ый Ён назвал сохранение Севером моратория на ядерные испытания и запуски ракет большой дальности, несмотря на отрицательный исход северокорейско-американского саммита в Ханое.

СМИ РК сразу же начали писать, что «возобновление связи потенциально может привести к прорыву в возобновлении диалога на высоком уровне, включая дополнительный саммит», однако 28 июля администрация президента РК отклонила сообщение агентства «Рейтер» о том, что Юг и Север ведут переговоры об организации ещё одного межкорейского саммита. Со ссылкой на неназванные источники агентство сообщило, что стороны рассматривают разные варианты переговоров на высшем уровне между лидерами Юга и Севера, в том числе виртуальный саммит.

Однако дым без огня был: тот же Пак Су Хён выражал надежду, что ещё один раунд личных переговоров лидеров Юга и Севера пройдет до истечения срока полномочий Мун Чжэ Ина в марте 2022 года и может пройти в формате видеоконференции из-за пандемии COVID-19. По сути, именно об этом сообщило агентство Рейтер, а 28 июля представитель министерства объединения сообщил, что оно планирует как можно быстрее наладить систему видеоконференцсвязи для проведения межкорейских консультаций на рабочем уровне. Ведь еще в апреле этого года в штабе межкорейских переговоров в районе Самчхон-дон в Сеуле была оборудована специальная студия для видеоконференцсвязи по выделенному каналу. На её создание было выделено 400 млн вон (порядка 340 тыс. долларов).

Опровергли и наличие у Голубого дома планов направлять в Северную Корею специального посланника, и вопрос обеспечения Севера вакцинами от коронавируса.

30 июля Ли Ин Ён сообщил журналистам, что Сеул предложил Пхеньяну обсудить организацию видеоконференцсвязи для проведения межкорейских переговоров на рабочем уровне, — предложение было направлено накануне северокорейской стороне по недавно восстановленной линии связи. А 2 августа Северная Корея направила в Южную подробную информацию о рыболовецких судах, незаконно действующих в Желтом море, их количество и точное местоположение. Иными словами, какие-то полезные двусторонние контакты начались незамедлительно.

Но автора интересует иное: что может стоять за этим шагом навстречу и насколько по этому поводу стоит проявлять оптимизм. Понятно, что в РК этот шаг трактовали или как триумф дипломатии Муна, или как очередной признак конца КНДР. «Переход к диалогу произошел по мере того, как Пхеньян борется с многочисленными проблемами, включая растущее чувство неотложности в связи с распространением более распространенного дельта-варианта COVID-19, продолжающимися глобальными экономическими санкциями и ухудшением продовольственной безопасности». В этом контексте даже то, что Пхеньян перешел к межкорейскому диалогу, когда он поддерживает тесные связи с Пекином, связывают с тем, что «в условиях различных сложных внутренних проблем Север может стремиться к более тесным связям с Югом, чтобы сделать внешнюю среду более благоприятной для его интересов».

Но, по мнению автора и по данным некоторых его респондентов, инициативу проявил не Пхеньян, а Сеул. Ибо администрация Муна никак не может найти способ поднять рейтинг кроме прорыва в межкорейских отношениях – ее попытки побороть пандемию не выглядят красивой победой, а европейское турне закончилось полу-успехом. И хотя это не шаг вперед, а восстановление в ноль минимальных каналов коммуникации, из этого можно выжать много пиара, порассуждав о будущем и протянув подобные приятные разговоры до марта 2022 г.

Однако реалисты настроены пессимистично и первая из них – сестра лидера КНДР. 1 августа 2021 г. заместитель заведующего отделом ЦК Трудовой партии Кореи Ким Ё Чжон опубликовала заявление для печати, где снова предостерегла Юг от оптимистических ожиданий. «…Внутри и вне Южной Кореи насчет этой меры по-своему расширенно интерпретируют ее значение, даже распространяют в обществе вопрос о межкорейском саммите. Я думаю, что это преждевременная опрометчивость суждения». По ее мнению, куда более на будущее межкорейских отношений повлияет то, пройдут ли в августе 2021 г. совместные военные учения США и РК.

Консервативные политики и эксперты тоже настоятельно не рекомендуют «не гнать». Они отмечают, что «это будет последний шанс Муна продвинуть свой широко разрекламированный «мирный процесс» на полуострове до истечения срока его полномочий в марте 2022 года. Однако он не должен стремиться к еще одному грандиозному событию только для того, чтобы помочь правящей Демократической партии Кореи победить на президентских выборах в следующем году». И вообще, стоит помнить приоритеты: «администрация Муна должна позаботиться о том, чтобы ее последняя попытка провести еще один межкорейский саммит не позволила подорвать усилия по денуклеаризации Севера и ослабить совместную оборонную позицию Сеула и Вашингтона».

Кандидат в президенты от главной оппозиционной консервативной Партии «Сила Народа» Ю Сон Мин совсем открыто говорит, что «если администрация Муна организует рекламное шоу, поскольку его срок подходит к концу, ни один представитель общественности не попадется на этот трюк. Поскольку администрация скоро будет заменена, она должна сосредоточиться на содействии переговорам, которые может провести следующее правительство». Видимо, имеется в виду то, как Но му Хен в 2007 г. тоже провел саммит за месяцы до окончания своих полномочий.

«Я думаю, что мы должны рассматривать это как позитивный знак для межкорейских отношений, но пока не слишком радоваться какому-либо прорыву», ― сказал Гарри Казианис, старший директор Центра национальных интересов, в интервью Korea Times. А профессор. Ким Дон Ёп из Университета северокорейских исследований обратил внимание на то, что о восстановлении линий связи сообщило агентство ЦТАК, а ведущая газета «Нодон синмун» – нет. Значит (по его мнению), эта новость скорее на внешнюю, а не внутреннюю аудиторию.

Автор в этом вопросе тоже скорее согласен с Ким Ё Чжон: восстановить перерезанный кабель — дело нехитрое, и с момента начала межкорейских отношений такое случалось полдюжины раз. Куда важнее будет реакция Севера на весьма вероятные учения, традиционно маркирующие «осеннее обострение», но про суету вокруг них — в следующем тексте автора.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×