10.08.2021 Автор: Виктор Михин

Египет: славная дата в истории Суэцкого канала

EGP45242

26 июля 1956 года знаменательна дата в истории Египта – именно в этот день президент Гамаль Абдель Насер национализировал Суэцкий канал. В своем ежегодном обращении к нации с площади Маншия в Александрии он сказал, что знаменитый канал теперь станет исключительной собственностью Египта и всего его народа. До этого момента страна не имела никакого контроля над ним, потому что им управляла иностранная фирма, а Каир получал только пять процентов от доходов канала. В своей речи он затронул и финансовые, и исторические аспекты. С экономической точки зрения, подчеркнул Насер, национализация необходима для обеспечения строительства жизненно важной Асуанской плотины, а с исторической точки зрения – это восстановление справедливости, освобождение от следов британского колониализма и дань памяти тем 120 тысячам египтян, которые погибли во время строительства канала в XIX веке. Речь Насера вызвала настоящий восторг в Арабском мире. Впервые лидер развивающейся страны прямо шел против интересов западных держав, успешно бросив им вызов.

Хотя с того дня прошло 65 лет, все еще находятся люди, которые сомневаются во вполне очевидном факте, стоило ли провозглашение национализации египетской собственности, учитывая что оно спровоцировало Трехстороннюю агрессию Франции, Великобритании и Израиля в ноябре того же года, нанесшую значительный человеческий и материальный ущерб Египту. Но по иронии судьбы, вторжение бывших колониальных держав, потерявших ориентацию во времени и международной политике, лишь усилило политическую мощь Египта и подтвердило его роль лидера в постколониальном мире. Египет стал образцом для стран третьего мира Азии, Африки и Латинской Америки, борющихся за независимость и контроль над своими национальными ресурсами. Знаменитый Фидель Кастро признал, что национализация Суэцкого канала вдохновила кубинскую революцию, которая произошла несколько лет спустя. Одним из первых действий Фиделя Кастро после того, как революция увенчалась успехом, была национализация всех нефтеперерабатывающих заводов США в стране по примеру того, как это сделал Насер в Египте.

Между тем Трехсторонняя агрессия против Египта, как хорошо известно, потерпела фиаско в преддверии краха старых британской и французской колониальных империй, и их ухода из разряда Великих держав на свалку истории. Боевые действия в Египте вызвали мгновенный рост международной напряженности. В сложившейся ситуации особенно активно выступил Советский Союз, который предупредил Великобританию, Францию и Израиль о своем возможном военном вмешательстве, вплоть до нанесения ядерных ударов по их военным объектам. С требованием прекращения агрессии выступили и Соединенные Штаты Америки, которые также были крайне раздражены англо-французской «самодеятельностью». Генеральная Ассамблея ООН приняла решение о размещении в зоне конфликта миротворческих сил, заручившись быстрым согласием египетского руководства. Уже 6 ноября противникам конфликта удалось заставить Великобританию, Францию и Израиль заключить перемирие с Египтом. Конфликт был погашен, а к декабрю 1956 года Великобритания и Франция вывели свои войска с захваченных плацдармов на египетской территории. Но «Быстрая война» нанесла большие потери Египту, когда погибли около 3 тысяч египетских военнослужащих и примерно 3 тысячи мирных египтян, была уничтожена половина бронетехники египетской армии. Одновременно были выявлены основные «болевые точки» Египта в плане управления войсками, подготовки войск и вооружения, что заставило Насера приступить к масштабной модернизации вооруженных сил с помощью Советского Союза, который стал на долгое время главным поставщиком военной техники и инструкторов для египетской армии.

Критики национализации канала до сих пор утверждают, что концессия алчной иностранной компании в любом случае истекала в 1968 году, после чего право собственности автоматически возвращалось Египту, поэтому не было необходимости ни в национализации, ни в последующей войне. Этот аргумент является вводящим в заблуждение чрезмерным упрощением, демонстрирующим слабое понимание реалий, которые ясно указывают на то, что связанные с компанией иностранные державы планировали сохранить контроль над каналом даже после истечения срока концессии. Сам факт того, что Великобритания и Франция вступили в войну, чтобы захватить контроль над каналом военным путем, уже подтверждает, что они никогда не собирались выпускать его из своих жадных рук. Если бы они действительно намеревались передать канал после истечения срока действия концессии, они не стали бы утруждать себя проведением секретных совещаний по планированию войны против Египта во французском городе Севр или нести такие непомерные экономические, военные и политические издержки.

Так называемый Протокол Севрский — это секретное соглашение, достигнутое между правительствами Израиля, Франции и Великобритании в ходе обсуждений, состоявшихся в период с 22 по 24 октября 1956 года. Протокол касается их совместного политического и военного сговора с целью свержения египетского лидера полковника Гамаля Абдель Насера путем вторжения и оккупации зоны Суэцкого канала в ответ на его национализацию. Планирование и соглашения, содержащиеся в протоколе, положили начало так называемому Суэцкому кризису 29 октября 1956 года. Сейчас и этот секретный протокол и последующий гнусный сговор трех держав хорошо известен и дает ясную и четкую картину той беспринципной политики колониальных держав того периода, которые безуспешно пытались остановить время.

Хорошо известно, что с 1909 года «Всеобщая компания Суэцкого канала» (ВКСЭ) настойчиво пыталась продлить концессию еще на 30 лет. Незадолго до национализации Жак Жорж-Пико, который занимал пост генерального директора компании во Франции до ее национализации, заявил, что компания направила меморандумы во Францию, Великобританию, США и Италию, предупреждая о проблемах, которые возникнут, когда истечет срок действия концессии, и призвала эти правительства вмешаться для интернационализации канала. Лондон и Вашингтон отклонили эту просьбу, опасаясь, что это откроет СССР возможность участвовать в переговорах, поскольку Царская Россия была участницей Константинопольской конвенции 1888 года, регулирующей использование Суэцкого канала. Что касается стран, которые были сторонами концессии, то они предпочли расширение, а не интернационализацию.

Затем компания собрала группу видных британских деятелей, чтобы начать международную кампанию по удержанию администрации канала под иностранным контролем. Их роль заключалась в том, чтобы поднять «тревогу» по поводу предстоящей передачи канала Египту, что, по их словам, приведет к уходу иностранных надзорных органов и, как следствие, к сбоям в работе водного пути. В 1954 году ВКСЭ также организовала массовую кампанию в средствах массовой информации в США, чтобы усилить давление на официальных лиц в Вашингтоне, поддержать идею создания международного органа, базирующегося в Египте, для иностранного надзора за каналом. Вполне естественно, что этот так называемый международный орган должен был действовать только в интересах Запада.

Критики решения о национализации канала также утверждают, что Египет был вынужден заплатить огромные суммы денег в качестве компенсации иностранным акционерам компании. Но здесь важно мнение компетентного лица, которым является Жан-Поль Калон, почетный президент «Ассоциации сувениров Фердинанда де Лессепса и Суэцкого канала», и который представлял Францию на переговорах с Египтом о сумме компенсации. Эти деньги египетское правительство добровольно решило выплатить акционерам после национализации. Он неоднократно говорил, что французские акционеры получили все причитающиеся им суммы вовремя, и что полученная ими сумма была использована для создания ассоциации, почетным президентом которой он был. В дополнение к мероприятиям, направленным на сохранение памяти де Лессепса, ассоциация также организует ряд культурных мероприятий, связанных с каналом и его историей.

Чего многие критики и другие на Западе не понимают, так это того, что естественный срок действия концессии и передача канала египетской администрации также обошлись бы Египту довольно дорого. Одно из условий концессионного контракта предусматривало, что по истечении срока действия Каир должен будет компенсировать компании все оборудование, различного рода механизмы и материалы, принадлежавшие компании, независимо от того, нужно ли все это египтянам. Особо оговаривалось, что цена этих товаров будет определяться по взаимному согласию, а если это невозможно, то экспертами, вполне естественно, английскими и французскими. Это, несомненно, оставило бы дверь открытой для споров, что помешало бы своевременной передаче канала. Кроме того, в западных СМИ, вне всякого сомнения, была бы развязана оголтелая кампания по очернению Египта, его руководства и всего египетского народа. Что-что, а оскорблять народы бывших колоний, из которых Запад высосал все их богатства, на многие десятилетия задержав их развитие, его продажные журналисты умеют.

Весьма разумное решение о национализации Суэцкого канала, в свое время предпринятое величайшим арабским деятелем Гамаль Абдель Насером, избавило Египет от всех этих проблем и обеспечило возвращение высокодоходного канала его законным владельцам, потомкам тех, кто его построил и кто теперь в полной мере пользуется его доходами в интересах всех египтян.

Виктор Михин, член-корреспондент РАЕН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение». 


×
Выберие дайджест для скачивания:
×