09.08.2021 Автор: Константин Асмолов

Очередные совместные учения США и РК — новый повод межкорейского обострения?

SR562

Близится очередное событие, которое может оказаться новым поводом межкорейского обострения или как минимум маркером текущего состояния межкорейских отношений. Это очередные совместные учения США и РК.

Напомним: обычно США и РК проводят крупные совместные учения два раза в год в марте и августе, а также учения меньшего масштаба в течение всего года. В 2020 году они были отменены из-за пандемии коронавируса, а весенняя программа 2021 г. проходила в сокращенном режиме по той же причине.

Северная Корея давно и периодически осуждает военные учения Сеула и Вашингтона, называя их репетицией вторжения и призывая США прекратить свою враждебную политику, считая их нарушением межкорейских договоренностей, запрещающих враждебные действия друг против друга. Юг и США отвергают такие претензии, заявляя, что учения носят чисто оборонительный характер.

По данным ряда источников, очередные учения могут начаться примерно 10-16 августа и продлятся три недели в форме компьютерного моделирования без полевой фазы. Ранее в южнокорейском военном ведомстве заявили, что при планировании предстоящих учений будут учтены такие моменты, как эпидемическая ситуация в стране, межкорейские отношения и передача Сеулу оперативного контроля над своими войсками. Обе стороны планировали провести испытание в прошлом году, но им не удалось сделать это в условиях пандемии.

Между тем ряд общественных организаций и экспертов призывают к их отмене, чтобы сдвинуть с мёртвой точки застопорившиеся переговоры о денуклеаризации.

Группа законодателей от правящей партии опубликовала заявление, в котором призвала отложить учения, а старший советник президента по вопросам объединения зашел так далеко, что предложил отложить их.

На данный момент детали неясны, но, скорее всего, ничего не отменят. 3 июля 2021 г. представитель министерства обороны США по делам Восточной Азии и Тихого океана Джон Саффел заявил об отсутствии планов переноса учений. Он отметил, что поддержание военной готовности является высшим приоритетом для американского министра обороны Ллойда Остина, а совместные учения — важный способ обеспечить боеготовность альянса. 5 июля представитель министерства обороны РК Пу Сын Чхан сообщил, что сроки, масштабы и способы их проведения не определены и еще обсуждаются.

Тем временем Северная Корея возобновила критику учений в пропагандистских СМИ: 13 июля веб-сайт Уриминчжоккири опубликовал предупреждение Южной Корее и США, заявив, что учения и мир не могут существовать одновременно. В материале упоминались предыдущие учения в марте и участие Сеула в совместных морских учениях Pacific Vanguard, поставки материалов и оборудования для модернизации американской базы ПВО ТХААД в Сонджу, провинция Северный Кенсан и развертывание высотного беспилотного самолета наблюдения RQ-4 Global Hawk.

Другой пропагандистский веб-сайт, Meari, также обвинил правительство Южной Кореи в том, что оно «вкладывает деньги налогоплательщиков во внедрение и разработку оружия, не принимая во внимание ухудшение условий жизни южнокорейского народа в условиях быстрого распространения вируса».

30 июля Ким Чен Ын председательствовал на первом в истории семинаре военных командиров и политработников, обвинил враждебные силы в усилении «отчаянных и настойчивых агрессивных военных учений». За братом последовала сестра: 1 июля Ким Ё Чжон подчеркнула, что учения нужно рассматривать «как нежелательную прелюдию, которая серьёзно подрывает волю высших руководителей Севера и Юга, желающих увидеть шаг к восстановлению взаимного доверия, и которая ещё больше омрачает перспективы отношений между Севером и Югом».

2 августа Пу Сын Чхан повторил, что еще ничего не решено: Сеул и Вашингтон «проводят тесные консультации с учётом меняющейся ситуации», включая такие факторы, как быстро распространяющийся коронавирус, поддержание совместной боеготовности, создание условий для передачи Сеулу оперативного контроля над своими войсками в военное время и поддержание дипломатических усилий по построению мира на Корейском полуострове. Министерство обороны США также заявило, что будет принято взаимосогласованное решение. Одновременно министерство объединения РК заявило, что Южная Корея рассмотрит вопрос о совместных военных учениях с Соединенными Штатами «мудрым и гибким» образом, чтобы не усиливать напряженность на Корейском полуострове.

В РК «нерешенность» связывают с тем, что «правительство испытывает внутренний раскол», а президент РК полагает, что единственное, что может сейчас аврально поднять его рейтинг – развитие успеха на межкорейском направлении после того, как 27 июля 2021 г. две Кореи восстановили свои линии связи. «Источники, знакомые с текущими обсуждениями между союзниками, сообщают», что Сеул убеждает Вашингтон в том, что проведение полномасштабных учений раздражит Север и помешает усилиям по возобновлению диалога с непокорным режимом. Администрация Мун Чжэ Ина надеется совершить прорыв в застопорившихся отношениях с Пхеньяном до того, как Мун покинет свой пост в следующем году».

В этом контексте активно распространяется информация, что «анонимный высокопоставленный чиновник из Министерства объединения упомянул о необходимости приостановить ежегодные совместные военные учения Кореи и США». Нечто похожее писал в соцсетях депутат-демократ и член парламентского комитета по обороне Соль Хун. Официально министерство объединения выступает за «гибкий подход»: «Совместные военные учения ни при каких обстоятельствах не должны приводить к усилению военной напряженности на Корейском полуострове», — заявила 2 августа пресс-секретарь министерства Ли Чон Чжу. Те, кто предлагает отложить учения или максимально снизить их масштаб, полагают, что отсрочка учений вряд ли серьезно подорвет обороноспособность страны. Кроме того, есть универсальное оправдание в виде пандемии COVID-19, а в этом контексте тренировка на командном пункте (CCPT), которая должна проходить в помещении, даже более уязвима для массовых инфекций, чем тренировка на открытом воздухе. Безопасность военнослужащих должна быть первым приоритетом. Как пишет Соль Хун, «нет необходимости насильственно проводить совместные учения, когда ситуация с пандемией ухудшается».

Лично президент точно против массовых учений – еще в мае во время встречи с лидерами политических партий он отмечал, что массовые учения неосуществимы из-за пандемии. А 4 августа Мун Чжэ Ин поручил главе оборонного ведомства провести с Соединенными Штатами осторожные консультации о том, следует ли проводить их совместные военные учения в этом месяце, как запланировано. Официальный представитель Голубого дома сообщил об этом журналистам на условиях анонимности.

По мнению консерваторов, «отмена или сокращение совместных учений в последние несколько лет только укрепили позицию Пхеньяна», и не только подрывают совместную военную готовность союзников, но и ослабляют основания для пребывания в РК американских войск. Консервативная «Чунъан ильбо» открыто пишет: «Задаемся вопросом, принял ли Мун требование Кима о приостановке учений в обмен на возобновление межкорейского диалога». «Возобновление переговоров может оказаться необходимым, чтобы помочь выйти из тупика в межкорейских отношениях и переговорах о денуклеаризации. Но совместные учения не могут быть использованы в качестве разменной монеты для возобновления диалога». Если Сеул хочет возобновить искренний диалог с Пхеньяном, он должен сначала потребовать от него прекратить такие «вероломные действия», как разработку тактического ядерного оружия и наращивание своих возможностей по запуску ракет с подводных лодок.

Кандидат в президенты-2022 Ю Сон Мин пошел дальше: «С каких это пор Ким Чжон стала главнокомандующим Южной Кореи?». Иные эксперты данного лагеря (например, старший научный сотрудник Корейского научно-исследовательского института национальной стратегии Мун Сон Мук) видят в ее словах желание разжечь конфликт не только между Южной Кореей и США, но и среди южнокорейских политиков.

Кроме того, стремление Сеула сократить масштабы предстоящих маневров идет вразрез с его стремлением к скорейшему получению оперативного контроля над южнокорейскими войсками (OPCON) в военное время. Обретение этой самостоятельности было не менее громким обещанием нынешнего президента, но для оценки готовности Южной Кореи к возвращению OPCON важное значение имеет проверка полного оперативного потенциала южнокорейских вооруженных сил (FOC), а тут компьютерным моделированием не ограничиться. Поэтому министерство обороны подчеркивает, что вопрос о том, что будет с учениями, находится в пределах исключительных компетенций военных ведомств США и Южной Кореи, которые и будут принимать соответствующие решения.

Видимо, именно в этом контексте 2 августа 2021 г. не принадлежащий к фракции президента глава правящей Демократической партии Сон Ен Гиль призвал Южную Корею и Соединенные Штаты продолжить учения, как и планировалось. Во время заседания Верховного Совета партии он заявил: «Мы не проводим крупномасштабных учений с мобилизацией войск, а готовим учения в соответствии с ситуацией с пандемией COVID-19 и мирным процессом на Корейском полуострове. Это совместная командно-штабная подготовка без какой-либо фактической мобилизации войск и проводится с помощью компьютерного моделирования».

Одновременно эксперты пытаются предсказать ответ КНДР. Профессор кафедры северокорейских исследований Университета Донгук Ким Ен Хен считает, что «шансы Северной Кореи на немедленную военную провокацию невелики, даже если учения пройдут по расписанию». Иные считают, что в случае полномасштабных учений, Север может испытать баллистическую ракету подводного базирования или (более вероятно) запустить ракеты малой дальности.

Так или иначе, до начала учений осталось недолго, и скоро станет ясно, каков был выбор Сеула и ответ Пхеньяна.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×