07.08.2021 Автор: Владимир Терехов

Министр обороны США посетил Вьетнам и Филиппины

VIE5252

Ещё два десятилетия назад казалась абсолютно невозможной торжественная церемония встречи министра обороны (подчеркнём это) США, прибывшего в конце июля с.г. с визитом в столицу Вьетнама Ханой.

Что лишний раз иллюстрирует радикальность изменений, произошедших в мироустройстве с окончанием холодной войны. В частности, для Вьетнама одной из основных компонент таких изменений стало усложнение политических отношений с Китаем (наметившееся, впрочем, ещё в конце 70-х годов), то есть с одним из основных союзников длительного периода войны на Индокитайском полуострове. Другая компонента была обусловлена постепенным налаживанием отношений с США, то есть с недавним главным врагом.

Определяющим мотивом проблем в китайско-вьетнамских отношениях сегодня служат территориальные споры в Южно-Китайском море, а в китайско-американских – факт превращения КНР в главного оппонента глобальным притязаниям Вашингтона. Восприятие Китая в качестве потенциального источника неких неприятностей способствует сближению Вашингтона и Ханоя.

Отметим, что обе ведущие мировые державы находятся в лидерах торговых партнёров Вьетнама. Объём его торговли с КНР и США в 2019 г., соответственно, составил 131 и 78 млрд долл. По итогам же “ковидного” 2020 г. объём вьетнамо-китайской торговли даже возрос (по сравнению с 2019 г.) на “ошеломляющие” 19%.

Но, как всегда, вызовом построению взаимовыгодного сотрудничества являются разного рода проблемы политического плана. На их решение и нацелился нынешний министр обороны США Л. Остин в ходе турне по региону Юго-Восточной Азии, который приобретает всё большее значение в американской глобальной политике. Естественно, что руководствовался он при этом интересами собственной страны.

В Ханое, где Л. Остин был принят президентом и премьер-министром, заниматься этим ему было вполне комфортно по отмеченным выше причинам. В ходе переговоров с коллегой Фан Ван Жангом американский гость сделал примечательную ремарку о том, что с момента нормализации двусторонних дипломатических отношений (в 1995 г.) Вашингтон не предъявлял никаких претензий относительно государственного устройства Вьетнама и не просил его делать политический выбор между ведущими мировыми державами.

Что есть правильно, если руководствоваться стратегией привлечения на свою сторону некоторой страны, у которой есть проблемы в отношениях с основным геополитическим оппонентом США. Для достижения такой цели можно не очень (или вообще не) принципиальничать в вопросах, например, “правочеловечных нарушений” на территории потенциального союзника. Но которые неизменно располагаются на передней линии борьбы с основными оппонентами Вашингтона.

Переговоры, подобные тем, который министр обороны США провёл в Ханое, как правило, имеют как внешне-публичную оболочку, так и скрытое реальное содержание. В качестве первой выступали темы “Ковид-19” и поиска останков американских военнослужащих, погибших во время Вьетнамской войны, а также пропавших тогда же вьетнамцев. Л. Остин, в частности, “с гордостью” напомнил о факте выделения руководством США Вьетнаму пяти миллионов доз вакцины Moderna и сообщил о готовности обсудить дальнейшие меры по взаимодействию сторон в ходе борьбы с коронавирусной пандемией.

Из официального сообщения о прошедших переговорах следует, что затрагивалась также тема “очистки от диоксинов” территории Вьетнама, обладающей, на авторский взгляд, немалым разрушительным потенциалом. Публично-медийного “подрыва” связанной с этой темой проблемы стремятся избежать обе стороны, всячески микшируя её масштабы.

На указанную тему написано много всякого разного. Нередко достаточно спекулятивного плана. Но вряд ли вызывает сомнения, что от применения в своё время американской авиацией Agent Orange пострадали в той или иной мере миллионы вьетнамцев. Утверждается, что последствия использования данного вещества отражаются и на ныне рождающихся детях. Автору попадалась в своё время информация о тщетных попытках американских механиков, подвешивавших к самолётам канистры с Agent Orange, получить компенсацию за утраченное здоровье. Скорее всего, не из-за жадности “родного” министерства обороны, а по причине необходимости сокрытия самой этой проблемы.

В упомянутом выше сообщении Пентагона о данной поездке шефа воспроизводится также устоявшийся мем на тему “свободы и открытости Индо-Тихоокеанского региона”, следование которому “сближают” США и Вьетнам. Публично министры обороны обеих стран не обозначили возможный источник угроз как “свободе”, так и “открытости”.

Но пресс-секретарь Пентагона Дж. Кирби оказался менее политкорректным, когда прямо так и сказал, что регион, который посетил шеф, является “частью мира, где Китай продолжает оставаться очень агрессивным. […] А как вы знаете, это жизненно важный регион”. Конечно, знаем.

Из Вьетнама Л. Остин отправился в другую не менее значимую страну всё того же “жизненно важного региона”, а именно на Филиппины. Но для ответа на вопрос, почему она для США значима, тоже потребуются некоторые пояснения. Главным образом в связи с рядом примечательных событий, случившихся в 2016 г. В мае того года в результате всеобщих выборов пост президента занял Родриго Дутерте, позволивший себе (едва ли не впервые за всю послевоенную историю страны) достаточно резкие высказывания в адрес США и заявивший о намерении наладить отношения с КНР.

Однако спустя два месяца последовало положительное решение Постоянной палаты третейского суда в Гааге по иску предшественника Р. Дутерте (Бенигно Акино III, абсолютно проамериканского и антикитайского политика), в котором оспаривались претензии КНР на 80-90% акватории Южно-Китайского моря. Р. Дутерте воздержался от комментирования данного (очевидно позитивного для Филиппин) решения, процедура одобрения которого выпала на его министра иностранных дел.

Резкому ухудшению в глазах недавних заокеанских “опекунов” Филиппин образа нового президента способствовали также “внесудебные” (мягко выражаясь) методы борьбы с наркоторговлей – национального бедствия страны. В ответ на раздавшуюся по этому поводу критику экстравагантный филиппинский президент позволил себе резкости (что называется, “на грани фола”) по различным адресам. Включая такие значимые, как Генсек ООН и президент США (тогда Б. Обама).

Вскоре, однако, Р. Дутерте сделал существенные коррективы в первоначальном “антиамериканизме” и даже принёс что-то похожее на извинения тому же Б. Обаме. Что, видимо, оказалось следствием двух странных происшествий. Во-первых, вспыхнувший сразу после его избрания мелкий вооружённый инцидент в провинции Минданао вылился в полномасштабные военные действия с участием до того малоизвестных террористических групп. Просто удивительно, как “международным террористам” (неизменно) удаётся вовремя возникать на игровом поле. Операция по их нейтрализации затянулась на три месяца и для её завершения пришлось прибегнуть к помощи тех же американцев.

Кроме того, в прессе была опубликована “космическая фотография” китайской баржи с песком, прибывшей к одному из островов, которые являются предметом территориальных споров между Филиппинами и КНР.

В общем, резко было качнувшийся в сторону КНР маятник филиппинской внешней политики пришлось привести в некоторое равновесное положение, в котором он (слабо покачиваясь) остаётся до сих пор. Что, кстати, более или менее характерно для всех стран ЮВА. Их балансирование в поле растягивающих напряжений, которые “излучают” в регионе ведущие мировые игроки, предоставляет каждому из последних определённые возможности в попытках сместить указанные “маятники” в свою сторону.

Чем и занимался в Маниле (а ранее в Ханое) министр обороны США. И, судя по сообщению американского посольства (с примечательной иллюстрацией), не без определённого успеха. В частности, стороны выразили намерение укреплять Договор о взаимной обороне 1951-го года. То есть он никуда не исчез, несмотря на все перипетии в двусторонних отношениях последних лет.

Кроме того, Р. Дутерте заявил об отзыве собственного заявления на тему прекращения действия американо-филиппинского Соглашения о взаимных визитах представителей вооружённых сил (Visiting Forces AgreementVFA). Погорячился, с кем не бывает.

Наконец, уже по завершении поездки министра обороны США в три страны ЮВА получил подтверждение упоминавшийся тезис пресс-секретаря этого ведомства о “жизненной важности” данного региона. На период 2-6 августа было запланировано проведение госсекретарём Э. Блинкеном ряда видеоконференций с коллегами из некоторых стран АСЕАН. В конце августа Сингапур и Вьетнам должна посетить вице-президент К. Харрис.

Как выразилась китайская Global Times, “что-то зачастили” с визитами в регион американские гости.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×