30.07.2021 Автор: Константин Асмолов

Новые и старые скандалы вокруг разведки Южной Кореи

SR4242

Разведывательное ведомство республики Корея несколько раз меняло названия и девизы, но репутация от этого не поднимается. Никуда не деваются скандалы, связанные с прежним руководством, а к ним добавляются новые.

Начнем со старых, ибо «дело троллей в погонах» и прочие истории о том, как спецслужбы занимались незаконным сбором данных, все еще собирают жатву в виде новостей об очередном приговоре.

Кратко напомним, в чем было дело. Основная история заключается в том, что глава национальной разведслужбы (НРС) Вон Се Хун, возглавлявший Национальную разведывательную службу в 2009-2013 годах при тогдашнем президенте Ли Мен Баке, давал подчиненным прямые указания манипулировать интернет-комментариями, чтобы повлиять на общественное мнение в преддверии президентских выборов 2012 года. Сейчас Вон Се Хун отбывает тюремный срок по нескольким обвинениям, включая организацию клеветнических кампаний против либеральных политиков (в первую очередь, нынешнего президента Мун Чжэ Ина) и выкачивание средств агентства для подкупа окружения Ли и поддержки правых НПО. Речь идет о сложившейся практике, когда разведка платила помощникам президента, чтобы, при попытке первого лица проверить правдивость поступающей информации, те согласно кивали, помещая президента в информационный кокон.

Далее, в Южной Корее регистрация смартфона требует регистрационного номера владельца, что позволяет все его действия отслеживать. И власти не раз ловились на использовании этих данных по политическим мотивам. В 2014 г. полиция собирала личную информацию тысяч получателей социального обеспечения, чтобы выследить художника-граффити, который распылял сообщения против Пак Кын Хе. В том же году подразделение военной разведки шпионило за семьями жертв катастрофы парома «Севоль» после того, как они раскритиковали реакцию правительства на затопление. Используя военные шпионские программы, разведка прослушивала их частные разговоры.

В 2015 году НРС попала под огонь за покупку цифровой шпионской программы, которая тайно устанавливается на телефон или компьютер цели для доступа к сообщениям, звонкам и данным о местоположении. Хотя агентство заявило, что использовало его только против северокорейских шпионов, несколько СМИ сообщили, что есть доказательства того, что шпионское ПО купили для внутренних целей.

В июле 2019 г. для расследования утверждений о слежке со стороны разведывательных организаций за гражданами и их незаконном сборе данных, а также других нарушениях конфиденциальности, РК даже посещал спецдокладчик ООН, так что проблема реформирования разведки была насущной, и, говоря об этом, президент Мун Чжэ Ин ставил перед собой не только политические/популистские цели.

Реформирование разведки было одним из главных предвыборных обещаний Муна. В соответствии с изменениями, внесенными в закон о НРС в конце 2020 года, спецслужбе запрещено работать внутри страны. Вместо этого ей следует сосредоточить свой потенциал на сборе информации, связанной с Северной Кореей и зарубежными интересами. Что касается обязательства передать полиции право расследовать незаконную пропхеньянскую деятельность, то в этом году обе структуры проводят совместное расследование с целью завершения перехода к концу 2023 года.

Тех, кто копал под Муна и очернял его, разумеется, наказали. 7 февраля 2020 г. Вон Се Хун был приговорен к семи годам тюрьмы за то, что тратил деньги налогоплательщиков на вмешательство во внутреннюю политику и платил государственные деньги гражданским лицам, чтобы писать в интернете комментарии, благоприятные для консерваторов. В апреле 2018 года Верховный суд оставил в силе его приговор о четырехлетнем тюремном заключении, но расследование возобновили после того, как внутреннее расследование НРС обнаружило документы, которые предполагают, что шпионское агентство управляло 30 командами хакеров и потратило миллиарды вон налогоплательщиков, чтобы заплатить гражданским лицам и отставникам разведки, нанятым для написания пренебрежительных комментариев в интернете о либеральных фигурах.

28 сентября 2020 г. бывший заместитель начальника разведки Ли Чон Мён получил тюремный срок за незаконное расходование денег налогоплательщиков на реализацию политических проектов в интересах консервативной администрации бывшего президента Ли Мен Бака. Суд Сеула признал его виновным в растрате около 570 миллионов вон (485 436 долларов США) бюджетных средств на проведение двух запрещенных политических кампаний в период с 2011 по 2012 год при администрации Ли.

Ли по приказу Вон Се Хуна запустил проекты, направленные на нанесение удара по предшественникам бывшим президентам Ким Дэ Чжуну и Ро Му Хену за счет обнаружения их тайных источников финансирования.

31 августа 2020 г. апелляционный суд оставил в силе семилетний тюремный срок для Вон Се Хуна, увеличив сумму растраченных денег до 15,6 млрд вон ($13,14 млн). Суд также признал его виновным в получении около 200 миллионов вон взяток. При этом Вон был оправдан по 13 обвинениям в злоупотреблении полномочиями и препятствовании осуществлению прав в связи с его попытками поставить в невыгодное положение либеральных деятелей в сфере вещания.

22 октября 2020 г. апелляционный суд приговорил Ким Кван Чжина, занимавшего пост министра обороны с 2010 по 2014 год, к 28 месяцам тюремного заключения по обвинению в том, что он в преддверии президентских выборов 2012 г. приказал разместить около 9000 онлайн-комментариев, благоприятных для правительства и критикующих оппозиционную партию.

В феврале 2021 г. тогдашний председатель правящей Демократической партии Кореи Ли Нак Ен заявил, что в 2008-13 годах Национальная разведывательная служба вела незаконную слежку за 1000 людьми, включая 299 законодателей, судей, прокуроров, журналистов, гражданских активистов и телевизионных знаменитостей. В ходатайстве также требовалось, чтобы разведывательное управление раскрыло правду об этих обвинениях и разработало меры по предотвращению повторения такой незаконной шпионской практики.

После этого нынешний глава НРС Пак Чи Вон заявил, что сообщит подробности этого дела Комитету Национальной ассамблеи по разведке, и призвал парламент принять специальный закон, чтобы положить конец 60-летней незаконной слежке за гражданскими лицами со стороны шпионского агентства. Глава разведки указал, что незаконная слежка продолжалась и во время правления Пак Кын Хе, и сбор внутренней информации прекратился при Муне.

11 марта 2021 г. Верховный суд распорядился о повторном рассмотрении дела Вон Се Хуна, призвав к более строгому вынесению приговора, учитывая его особый правовой статус и власть. Однако Верховный суд отменил часть решения апелляционного суда, который в августе оставил в силе его семилетний тюремный срок, но признал, что он не злоупотреблял своей властью, когда приказал следить за женой тогдашнего президента Ро Му Хена и тогдашнего мэра Сеула Пак Вон Суна во время их зарубежных поездок.

8 июля 2021 г. Верховный суд оставил в силе решения трех бывших руководителей НРС, осужденных за предоставление незаконных средств канцелярии тогдашнего президента Пак Кын Хе. Генералам Нам Чжэ Чжуну, Ли Бен Ки и Ли Бен Хо были предъявлены обвинения в отправке сотрудникам Голубого дома 3,5 миллиарда вон ($3,1 млн) из фондов специальных мероприятий агентства на ежемесячной основе во время пребывания в должности: та же практика, что и при Вон Се Хуне. За это Нам был приговорен к полутора годам тюремного заключения, Ли Бен Ки к трем годам, а Ли Бен Хо – к трем с половиной.

В июне 2018 года Центральный окружной суд Сеула признал их виновными в незаконном предоставлении средств Голубому дому, но постановил, что эти деньги нельзя полностью рассматривать как взятки, поскольку взамен не было оказано никаких услуг. Но в ноябре 2019 года высший суд отправил дело для повторного рассмотрения, заявив, что они должны быть признаны виновными в причинении ущерба государственной казне и что часть денег должна рассматриваться как взятка.

Президент Мун не посещает разведку часто, но эксперты не раз указывали на тот факт, что правительство Мун Чжэ Ина увеличивает бюджет спецслужб и министерства обороны куда больше, чем правительство Пак Кын Хе. Так, на 2021 г. правительство просит выделить 746 млрд вон. (ок $700 млн), и если так, то за три года правления Пак Кын Хе бюджет спецслужб вырос всего лишь на 4,6%, а за три года правления Мун Чжэ Ина (2018-2021 гг.) увеличится на 61%.

4 июня 2021 г. Мун Чжэ Ин посетил штаб-квартиру шпионского агентства и получил брифинг о мерах по реформированию в пятницу. Это был второй визит Муна в Национальную разведывательную службу с тех пор, как он вступил в должность.

Пак Чи Вон доложил президенту, как он реорганизовал систему, чтобы уделять больше внимания таким областям, как борьба с терроризмом, кибербезопасность и т.п., особенно отметив, что «возможности агентства по сбору и анализу научной информации были улучшены благодаря специальной программе подготовки «белых хакеров». Эту фразу стоит запомнить как применительно к рассказам о том, как пхеньянские хакеры крадут научные секреты, так и к россказням окружения Муна о том, что в скором времени РК представит свою инновационную вакцину.

В ответ на доклад президент ответил, что НРС «вернулась в качестве разведывательного агентства для государства и народа», и призвал ее стать ориентированным на будущее органом, верным своему долгу. Мун отметил, что разведка отслеживала реакцию других стран на COVID-19, защищала южнокорейцев за рубежом и поддерживала закупку вакцин, играя при этом ключевую роль в защите рабочей силы и технологий в таких высокотехнологичных отраслях, как полупроводники, биоздоровье, батареи и сети 5G.

Затем Мун присутствовал на церемонии открытия камня с новым девизом агентства, — новая надпись была приурочена к 60-летию создания спецслужбы. Использовавшийся со времён президента Пак Кын Хе девиз «безмолвная преданность, только для защиты и славы Республики Корея» был заменён фразой «безграничная верность и преданность стране и народу».

Правда, надпись понравилась не всем. 21 июня 2021 г. ряд бывших сотрудников Национальной разведывательной службы Южной Кореи провели у здания спецслужбы акцию протеста. По их мнению, новая надпись сделана по подобию почерка покойного профессора Син Ён Бока, который в 1968 году был приговорён к пожизненному заключению по обвинению в нарушении закона о национальной безопасности. Протестующие считали данный факт неуместным.

Теперь поговорим о новом главе НРС, благо за этим человеком тянется свой хвост скандалов. Мы не раз писали о том, как, находясь на посту главы разведки, Пак то «изобретал велосипед», то выступал с неподтвержденными сенсациями. Как отмечал профессор Университета Кённам Ким Гын Сик, «глава Национального шпионского агентства по-прежнему ведет себя как политик». Но сегодня речь не об этом.

Когда Пак Чи Вона только хотели назначить главой НРС, консерваторы прямо задали вопрос, имеет ли право ставленник Муна возглавлять шпионское агентство, учитывая его «тесные связи с врагом». Под таковыми понимается как то, что Пак сыграл ключевую роль в историческом саммите 2000 года между Ким Дэ Чжуном и Ким Чен Иром, так и то, что в 2003 году Пак был приговорен к трем годам тюрьмы за участие в незаконном переводе $500 млн в КНДР прямо перед саммитом. Формально, это была благотворительность от компании Хёндэ, но консерваторы раскрутили «дело о купленном саммите», а Но Му Хён, которому надо было избавиться от старой гвардии прежнего президента, им подыграл.

В этот же раз консерваторы пошли дальше и заявили, что полмиллиарда были лишь первым платежом, и в обмен на организацию встречи Пак согласился выплатить Северной Корее $3 млрд в течение трех лет.

Об этом якобы свидетельствует секретное межкорейское соглашение, подписанное Паком в качестве специального посланника 8 апреля 2000 года в рамках подготовки к саммиту. Консерваторы даже предъявили копию соглашения, которую Пак назвал сфабрикованной и пообещал подать иск. Благо о существовании такого документа никто из участников мероприятия не помнит, а в ответ на вопрос, откуда он появился у консерваторов, обнародовавший его депутат Чу Хо Ён заявил, что «бывший высокопоставленный правительственный чиновник посетил его офис и предоставил документ, попросив его поднять этот вопрос».

20 июля 2020 г. президент Мун Чжэ Ин заявил, что обвинять его кандидата на пост главы спецслужбы в сговоре с Северной Кореей, — очень неуместно. А 29 июля 2020 г. со ссылкой на результаты внутреннего расследования с участием Министерства объединения и Национальной разведывательной службы Голубой дом заявил, что у правительства нет никакого подписанного Паком документа, связанного с предполагаемым тайным соглашением с Северной Кореей в 2000 году.

Хотя в Голубом доме периодически случается нечто похожее. Так, 10 декабря 2020 г. Верховный Суд приказал нижестоящему суду пересмотреть свой оправдательный приговор обвиняемым в уничтожении стенограммы межкорейского саммита 2007 года, чтобы скрыть предполагаемое предложение тогдашнего президента Южной Кореи передвинуть в пользу КНДР западную морскую границу.

А если вернуться к Пак Чи Вону, то последняя история, которая только начинает разворачиваться, связана с мошенником по фамилии Ким, который в настоящий момент предстает перед судом по обвинению в мошенничестве с семью людьми 11,6 миллиарда вон (10,2 миллиона долларов). Ким — бывший заключенный, начал свою аферу в июне 2018 года после того, как он был освобожден из тюрьмы по президентскому помилованию в декабре 2017 года. Ким имел связи с политиками, законодателями, прокурорами, полицейскими, журналистами и другими влиятельными фигурами. Бывшему специальному прокурору Пак Ен Су, который расследовал коррупционный скандал с участием бывшего президента Пак Кын Хе, Ким якобы предложил Porsche в качестве арендованного автомобиля. И хотя Пак сказал, что вернул машину после двух дней вождения, а позже якобы заплатил 2,5 миллиона вон за аренду, 7 июля 2021 г. он ушел в отставку: некоторые отметили, что он произвел платеж только после того, как полиция начала полномасштабное расследование в отношении Кима.

Среди прочих получателей подарков — прокурор по фамилии Ли из прокуратуры Южного округа Сеула, и Ли Дон Хун, бывший редактор газеты «Чосон Ильбо», некоторое время служивший пресс-секретарем бывшего генерального прокурора Юн Сок Ёля.

Беда не приходит одна: 29 июня 2021.г. зять Пак Чи Вона предстал перед судом по обвинению в контрабанде наркотиков. 45-летнему старшему исполнительному директору Samsung Electronics Co. было предъявлено обвинение в том, что в мае 2019 года он привез из США экстази и коноплю, а в июле и августе того же года всячески употреблял наркотики.

И автор уверен, что на этом скандалы вокруг НРС не закончатся – перед выборами президента что-то непременно всплывет.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×