26.07.2021 Автор: Константин Асмолов

«Прокурорские войны» вокруг друзей и врагов Юн Сок Ёля

YO6523

Не так давно мы писали о вхождении Юн Сок Ёля в президентскую гонку. Это долгожданное событие обострило различные разборки правоохранителей, в первую очередь – противостояние Голубого дома и прокуратуры, а также то, в какую сторону начнёт действовать новообразованное Управление по расследованию коррупции среди высокопоставленных чиновников. События разворачиваются одновременно по нескольким направлениям, и мы кратко перечислим основные «участки фронта».

Карьера Ли Сон Ёна

Ли Сон Ён, занимал пост главы прокуратуры Центрального округа Сеула, а до того был главным прокурором по борьбе с коррупцией. Находясь на этих постах, Ли постоянно торпедировал инициативы Юн Сок Ёля, а после отставки последнего даже находился в лонг-листе претендентов на звание генпрокурора. Однако параллельно с этим Ли Сон Ён находился под следствием по обвинению с злоупотреблении властью, а именно – оказании давления на следственную группу, чтобы незаконно запретить покидать страну бывшему заместителю министра юстиции Ким Хак Ый.

12 мая 2021 г. Ли Сон Ёну предъявили обвинение и при определенном развитии событий Ли мог бы стать первым прокурором такого ранга, которого будут судить по уголовным обвинениям. Однако 4 июня, несмотря на статус подозреваемого, Ли Сон Ён был назначен главой прокуратуры всего Сеула в результате перестановок в прокуратуре и по приказу министра юстиции в рамках усилий министерства по удержанию проправительственных чиновников на важных постах. При этом на прежнем посту главы Центрального округа его сменил Ли Чжон Су, директор бюро прокуратуры министерства юстиции, близкий к министру юстиции Пак Бом Ге, и СМИ открыто пишут, что он пойдет по его стопам, особенно с точки зрения дальнейшего блокирования громких дел, ведущих к ближнему кругу Муна.

Удары по противникам Юна

3 мая прокуратура предъявила обвинение Ю Си Мину, бывшему министру здравоохранения, главе Мемориального фонда Но Му Хёна и влиятельной либеральной политической и медиаперсоне. Обвинение заключалось в том, что в своих выступлениях он клеветал на Хан Дон Хуна, одного из верных людей Юн Сок Ёля и бывшего начальника отдела по борьбе с коррупцией Генеральной прокуратуры путем дачи ложных показаний в радиоинтервью. Хан и его департамент якобы в ноябре-декабре 2019 г. незаконно следили за перемещением денег лично Ю и денег на счетах его фонда. Сделано это было якобы потому, что Юн был откровенным критиком расследования в отношении экс-министра юстиции Чо Гука. В январе 2021 г. Ю принёс извинения, заявив о ложности своих первоначальных слов, но в марте Хан подал иск против Ю, требуя компенсации за ущерб в размере 500 млн. вон.

В мае 2021 г. появились слухи, что Минюст собирается восстановить специальную группу прокуратуры по преступлениям с ценными бумагами, которую в январе 2020 г. распустила Чху Ми Э. Объединённая следственная группа появилась в мае 2013 г. и состояла из представителей прокуратуры, Комиссии по финансовым услугам и Службы финансового надзора, имея право начинать расследование, если Комиссия по финансовым услугам считала событие серьёзным финансовым преступлением. До упразднения команды она предъявила обвинение 965 лицам, в том числе тем, кто получал прибыль в обход закона через манипуляции ценами на акции. Чху Ми Э обвиняла группу в том, что она проводила незаконные расследования, во-первых, тайно ведя переговоры с заключёнными, во-вторых, используя заключённых с финансовыми знаниями.

8 июня лидера оппозиционной Открытой демократической партии Чхве Ган Ука признали виновным в нарушении закона о выборах и приговорили к штрафу в 800 тыс. вон. Так автор большинства доносов на Юн Сок Ёля, точнее, депутатских запросов с требованием возбудить уголовное дело, сам получил срок.

Речь при этом идёт не столько о том, что он подделал свидетельство о прохождении стажировки в его юридической фирме сыном Чо Гука, сколько о том, что он распространял ложную информацию об этом факте. Хотя во время разбирательства он заявлял что Чо-младший работал стажером в его юридической фирме, суд признал его виновным на основании показаний сотрудников фирмы о том, что они не видели, чтобы сын Чо работал стажером. Таким образом, политик «мог помешать избирателям принять справедливое и разумное решение во время парламентских выборов».

Еще ранее, 28 января, Чхве Ган Ук был приговорен к восьми месяцам тюрьмы с отсрочкой на два года по обвинению в препятствовании бизнесу. Дело было заведено еще 23 января 2020 года, когда он был секретарем президента, и касалось того, что он выдал фальшивое свидетельство о стажировке сыну Чо Гука, который использовал этот документ для поступления в две известные юридические школы Сеула.

Тем не менее, несмотря на два приговора, Чхве остался депутатом, поскольку сумма наложенного штрафа составила меньше 1 млн. вон, и продолжает носиться с идеей запретить бывшим госчиновникам уходить в политику немедленно после отставки: пусть пройдёт хотя бы год.

Досталось и замминистра юстиции Ли Ён Гу, который был председателем комиссии, рассматривавшей вопросы служебного соответствия Юн Сок Ёля. Однако оппозиция смогла раскрутить историю, когда еще до назначения 6 ноября он в пьяном виде подрался с таксистом, — на место происшествия была вызвана полиция, но затем потерпевший отказался от требований наказания Ли, и дело было закрыто. Тем не менее, «на фоне растущего гнева из-за того, что его нападение осталось безнаказанным», Ли сперва принес извинения, а 28 мая 2021 г. он был вынужден написать заявление об уходе.

Осуждение свекрови Юн Сок Ёля и другие обвинения против него и его родственников

Свекровь бывшего генерального прокурора Юн Сок Юла была приговорена к трем годам тюремного заключения. Окружной суд города Ыйчжонбу признал 74-летнюю госпожу Чхве виновной в сотрудничестве с тремя деловыми партнерами в создании медицинского фонда и открытии гериатрической больницы в феврале 2013 года, несмотря на отсутствие медицинской квалификации, что является нарушением соответствующего закона. При этом 74-летняя женщина и ее партнеры получили 2,29 миллиарда вон ($2,02 млн) государственных пособий от Национальной службы медицинского страхования до 2015 года. После оглашения приговора и вынесения приговора она была немедленно взята под стражу.

Расследование этого дела началось в 2015 году и первоначально касалось только трех партнеров Чхве, что привело к четырехлетнему тюремному заключению для одного и условному тюремному заключению для двух других. Чхве же избежала наказания, потому что получила документ, освобождающий ее от всей ответственности за работу больницы, прежде чем уйти с поста сопредседателя правления в 2014 году. Однако дело было возобновлено после того, как в апреле 2020 года группа истцов, в том числе депутат Чхве Ган Ук, подали в органы жалобу по различным обвинениям, связанным с Юн Сок Ёлем, его женой и тещей.

Юн прокомментировал приговор спокойно «Как я неоднократно подчеркивал, я убежден, что никто не стоит выше применения закона». Но это далеко не единственное обвинение против его семьи, и сейчас промуновские прокуроры копают под него по нескольким направлениям.

Но осуждение свекрови Юна — еще не конец, и три следственных органа рассматривают шесть других обвинений в этических ошибках и коррупции, выдвинутых против него и его семьи, при том, что любые дополнительные обвинительные приговоры могут еще больше ударить по Юну.

Госпожа Чхве, уже один раз осужденная, проходит по отдельному судебному разбирательству по обвинению в подделке банковского документа в процессе покупки земли в 2013 году, и обмане бизнесмена в отношении прав на управление мемориальным парком.

Прокуратура Центрального округа Сеула изучает утверждения о том, что в 2019 году жена Юна, госпожа Ким, генеральный директор компании по планированию художественных мероприятий Covana Contents, брала взятки от компаний, замаскированные под спонсорство, учитывая, что 12 из 16 компаний подписались в качестве спонсоров после назначения Юна главным прокурором. Кроме того, Ким подозревается в причастности к предполагаемому манипулированию ценами на акции Deutsch Motors, дилера BMW здесь, и в покупке акций его дочерней компании Deutsch Financial на льготных условиях.

Сам Юн является объектом изучения Управления по расследованию коррупции в отношении высокопоставленных должностных лиц (CIO) в злоупотреблении своими полномочиями, чтобы остановить расследование дела о крупном финансовом мошенничестве с участием Optimus Asset Management, которое принесло более 1,6 трлн вон убытков 4000 инвесторам. Кроме того, он сталкивается с обвинениями в том, что вмешивался в расследование в отношении прокуроров, которых обвиняли в том, что они заставляли заключенных тюрьмы давать ложные показания против бывшего премьер-министра Хан Мен Сук в 2011 году.

А руководимая мунистами прокуратура Центрального округа Сеула также выясняет, был ли он замешан в деле о взяточничестве, связанном с Юн У Чжином, бывшим начальником отделения Национальной налоговой службы в Ёнсане и старшим братом бывшего старшего прокурора Юн Дэ Чжина, у которого были тесные отношения с Юн Сок Юлом.

Перестановки в прокуратуре: позиции Юна ослабли

4 июня 2021 г. министр юстиции провёл в прокуратуре ряд перестановок, которые не только продвинули людей вроде Ли Сон Ёна, но и сильно ударили по сторонникам Юн Сок Ёля, большинство которых были удалены от оперативной работы. Так, верный человек Юна — Хан Дон Хун, который ушёл в отставку в начале 2021 г., был назначен вице-президентом Института юстиции, хотя даже новый генпрокурор Ким О Су просил, чтобы Хан вернулся в прокуратуру, а не занимал почётный пост.

25 июня Минюст провёл ещё одну перестановку, заменив около 662 сотрудников, или более 90 % прокуроров среднего звена. Были заменены практически все прокуроры, ведущие громкие расследования, включая дело Ким Хак Ый, дело об АЭС и дело против жены Юн Сок Ёля. Правительство фактически распустило почти все исследовательские группы, которые выкапывали компромат на ближайших помощников президента Муна и высокопоставленных чиновников.

Зато на ключевые посты было назначено несколько женщин прокуроров, в том числе Со Чжи Хен, которая спровоцировала движение MeToo в стране своим признанием в 2018 году в том, что она подвергалась сексуальным домогательствам со стороны своего босса. Со была назначена руководителем целевой группы министерства по борьбе с цифровыми сексуальными преступлениями.

Еще один искатель справедливости?

28 июня 2021 г. подал в отставку глава Бюро аудита и инспекции РК Чхве Чжэ Хён, что дало повод для волны предположений о его возможном участии в президентских выборах в 2022 году. Чхве извинился перед народом, президентом страны, а также сотрудниками за то, что он уходит в отставку за полгода до истечения четырёхлетнего срока работы, и добавил, что он в курсе опасений и ожиданий общественности, и теперь будет размышлять о том, что он может сделать для будущего страны.

СМИ рассматривают Чхве Чжэ Хёна как потенциальную альтернативу Юн Сок Ёлю в качестве кандидата от оппозиции, и основания для этого есть. В течение нескольких месяцев Чхве тоже вызывал критику администрации президента, стараясь отстоять независимость и неангажированность своего ведомства. Особенно после того, как в 2020 г. БАИ провело проверку противоречивого решения администрации Луны о досрочном закрытии реактора Вольсон-1. Формально в рамках курса Муна по поэтапному отказу от использования ядерной энергии в стране в пользу возобновляемых источников энергии, однако аудиторы выяснили, что экономическая жизнеспособность ядерного реактора была необоснованно недооценена в правительственном исследовании, после чего ближний круг Муна назвал действия БАИ политически мотивированной проверкой.

По сути, повторилась история с Юн Сок Ёлем, когда из старавшегося быть нейтральным прокурора сделали ведущего политического противника. Администрация Мун Чжэ Ина делала все возможное, чтобы затормозить проверки БАИ по «политически чувствительным» делам, депутаты от правящей партии открыто заявляли Чхве: «Если вам не нравится руководство администрацией президента по государственным делам, вам следует уйти в отставку». А прокуратура Центрального округа Сеула (неожиданно, да!?) начала расследование в отношении Чхве после того, как гражданская группа, поддерживающая нынешнюю администрацию, выдвинула обвинения.

Голубой дом несколько раз просил главного аудитора рекомендовать бывшего вице-министра юстиции Ким О Су, которого считают лояльным Муну, в качестве члена правления. Но Чхве отказался, упомянув проправительственные тенденции Кима, которые могли подорвать политический нейтралитет Бюро. Позже Мун назначил Кима генеральным прокурором.

7 июля 2021 г. Чхве Чжэ Хен официально выразил намерение заняться политикой. В интервью агентству Ёнхап он сообщил, что решился, но добавил, что ему потребуется больше времени, чтобы упорядочить свои планы на будущее, возможно, в том числе о том, участвовать ли в президентской гонке в следующем году. Это было воспринято и как еще один удар по администрации Муна, и как угроза Юн Сок Ёлю – два кандидата со сходным образом или должны будут договориться, или разделят электорат.

Как видно, «бои идут с переменным успехом», но пока Юн держится и продолжает представлять угрозу для власти, хотя, если ранее он уверенно вел в рейтинге кандидатов, теперь он и его основной противник идут голова в голову, то отставая, то вырываясь.

И чем ближе президентские выборы, тем активнее его будут пытаться топить на фоне отсутствия сильных кандидатов, что у Муна (не у демократов вообще), что у его противников. Но об этом – уже в ином тексте.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×