23.07.2021 Автор: Владимир Данилов

Какую карту разыгрывает Вашингтон через Анкару в Афганистане?

TUR954233

Несмотря на активно развернувшуюся в последние дни дискуссию в Турции и за ее пределами по вопросу о целесообразности принятия Анкарой эстафеты у США в Афганистане, а также главной интриги — что же ей делать в ИРА, президент Тайип Эрдоган на днях подтвердил готовность Турции «взять на себя управление аэропортом Кабула, если Соединенные Штаты окажут необходимую поддержку».

Однако нельзя забывать, что Турция не является соседом Афганистана. А поэтому любые ее действия в этой стране в условиях вывода оттуда до сентября военных США и НАТО, потребуют по меньшей мере логистической поддержки со стороны одной из стран региона. Явно именно под эти цели 17 июня президент Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что в рамках подписанной им днем ранее Шушинской декларации на территории Азербайджана может появиться турецкая военная база. Но похоже, и аналогичные цели преследует Анкара (вернее, через нее Вашингтон) в надежде через активизацию турецкого регионального военного сотрудничества создать подобные военные базы и в странах Центральной Азии.

В этой связи не лишним будет вспомнить, что для подобной «логистической поддержки» своим действиям в Афганистане Вашингтон уже не раз пытался задействовать страны Центральной Азии, однако все подобные шаги не получили развития из-за отрицательного отношения со стороны России и Китая к такой военной региональной экспансии США.

Поэтому в указанных условиях Вашингтон откровенно надеется, что получить такую «логистическую поддержку» удастся Турции. Особенно с учетом того, что она в координации с Вашингтоном в последние годы стала активно развивать сотрудничество со всеми постсоветскими странами Центральной Азии, используя их заинтересованность в формировании своей национальной идентичности, стратегической и экономической автономии, модернизации своей инфраструктуры.

Не секрет, что Анкаре в последнее время в определенной степени удалось замкнуть страны региона на себя по большинству из указанных направлений, отодвинув на задний план Россию и Китай, традиционно имеющих в этом регионе влияние. В этих целях Анкарой прикладываются немалые силы и средства, чтобы попытаться перетянуть новые суверенные страны региона под эгиду Турции, постоянно проводятся саммиты тюркских государств, где эксплуатируется идея, в том числе и военного единства с целью создания своего рода «тюркского НАТО» или так называемой Армии Турана.

Вся эта пантюркистская деятельность, с учетом сепаратистского ущерба, который она могла бы нанести России и Китаю, подмены их регионального влияния «ставленником НАТО», последние тридцать лет откровенно поддерживалась Вашингтоном в рамках противостояния «Запад-Восток». Отсюда у Анкары и возникла уверенность в непогрешимости ее неоосманских устремлений, а также в том, что евразийская региональная и континентальная безопасность (включающая в себя Юго-Восточную Европу, Восточное Средиземноморье, Ближний и Средний Восток, Малую Азию, Кавказ и Центральную Азию) вверена Вашингтоном и в целом Западом в руки Турции, а ее политика будет поэтому только поддерживаться.

Хотя финансовые возможности Турции несопоставимы с США, Китаем или Россией, она в Центральной Азии активно использует «мягкую силу», прежде всего в развитии культурных, гуманитарных, экономических связей через образовательные учреждения, бизнес-структуры и международные организации (Тюркский совет, ТИКА, ТЮРКСОЙ и др.). В дополнение к преимущественно гуманитарным программам Турция также инвестирует и в военно-техническую помощь странам региона. Например, Турция предоставляет гранты для студентов из Центральной Азии, предлагает странам региона военную технику, бесплатное обучение военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов, совместное производство некоторых видов оружия.

Кроме того, Анкара уже неоднократно пыталась вовлечь страны Центральной Азии в свою внешнюю политику в других регионах. Так, например, во время вооруженного конфликта в Нагорном Карабахе в 2020 г. Эрдоган активно призывал страны Центральной Азии – членов Совета сотрудничества тюркоязычных государств (ССТГ), также именуемого Тюркским советом, поддержать Баку. Примечательным было и обращение Эрдогана в мае к Киргизии проявить солидарность против Израиля в борьбе Турции в защиту Палестины. «Я провел телефонный разговор с президентом Киргизии и выразил желание увидеть ее вместе с нами в наших инициативах на международной арене с целью преподать урок Израилю, который напал на мечеть Аль-Акса, сектор Газа и палестинцев», – написал Эрдоган в Telegram-канале.

Однако ответом на столь активную экспансию Турции в последнее время со стороны центральноазиатского региона все чаще стала его сдержанность. И это, в частности, подтверждает растущая критика на требования Турции закрыть образовательные учреждения Фетхуллаха Гюлена в республиках Центральной Азии и выдать его сторонников, а также на недавнее похищение турецкими спецслужбами в Киргизии Орхана Инанды в нарушение всех международных норм. Указанные действия Анкары, особенно похищение О. Инанды, уже стали тревожным сигналом для других стран Центральной Азии, показывая нелицеприятный аспект «мягкой, но жесткой» силы Турции.

Поэтому стремление Эрдогана решать свои проблемы путем прямого давления уже стало создавать трещины в отношениях со странами Центральной Азии и отдалять их от Турции. Вот почему амбициозные планы Турции по урегулированию ситуации в Афганистане, о которых заявил Эрдоган в недавней встрече с американским президентом Джо Байденом, не находят пока поддержки в странах региона. Особенно с учетом того, официальный представитель «Талибана» (движение запрещено в РФ) Сухейл Шахин четко заявил об отношении ко всем иностранным солдатам, которые останутся в Афганистане после сентября, как к враждебным оккупационным силам. В указанных обстоятельствах, поддерживая подобные инициативы Эрдогана по «взятию на себя управление аэропортом Кабула» с использованием турецких военных, страны Центральной Азии неизбежно обратят на себя гнев и совершенно ненужную им агрессию со стороны талибов в случае предоставления своей территории в качестве «логистической поддержки».

Вот почему пропагандируемые Анкарой и лично президентом Эрдоганом идеи пантюркизма, тюркской солидарности, хотя и популярны в странах Центральной Азии, воспринимаются, тем не менее, только как один из возможных векторов развития. Все страны Центральной Азии проводят так называемую «многовекторную внешнюю политику», которая заключается в том, что развивается сотрудничество не только с Турцией, но и с Россией, с Китаем, с США, Евросоюзом. И рисковать своей безопасностью перед угрозой талибов и ряда террористических формирований, окопавшихся в Афганистане, центральноазиатские страны явно не захотят, как и поддерживать авантюру Эрдогана по «управлению аэропортом Кабула».

Владимир Данилов, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×