19.07.2021 Автор: Константин Асмолов

Суета вокруг Чо Гука

CHO

30 июня 2021 г. бывший министр юстиции Чо Гук подал к влиятельной консервативной газете «Чосон ильбо» иск о возмещении ущерба в размере 1 миллиарда вон ($890 000). Дело в том, что в статье о троице, осуждённой за приставания к проститутке, была приложена иллюстрация Чо Гука и его дочери Чо Мин. Хотя газета принесла извинения за неуместное использование иллюстрации, Чо Гук заявил, что этот инцидент – серьёзное нарушение его личных прав, который не может быть оправдан свободой слова или техническими ошибками. По его мнению, иск на сумму 1 млрд вон (половина репортёру, половина редактору) должен «искоренить неприемлемую практику нападок в форме статей в СМИ».

Напомним аудитории, кто такой Чо Гук. Это один из самых близких друзей и соратников президента Мун Чжэ Ина, который в течение долгого времени был секретарём Муна по кадровым вопросам. Уже в это время он и его семья оказались в центре целого ряда коррупционных скандалов, из которых больше всего общество задела история с поступлением его дочери с медицинский вуз. Хотя девушка проходила двухнедельную практику, за время которой она мыла пробирки и занималась переводами с английского, она внезапно оказалась ведущим автором статьи на сложную узкопрофессиональную тему в соавторстве с несколькими уважаемыми профессорами. Это позволило ей поступить в вуз как молодому таланту, после чего она «благополучно» завалила первую сессию как раз по той специальности, по которой была написана статья.

Несмотря на всё это, Мун решил поставить Чо министром юстиции. Этот ответственный пост в Южной Корее позволяет контролировать всех силовиков, особенно полицию и прокуратуру. Невзирая на противодействие консерваторов в парламенте, Чо Гук был назначен на пост волей президента, но продержался на этом посту лишь 35 дней, так как масштаб митингов против этого начал напоминать «народные гуляния» времён «свечной революции».

Чо ушёл в отставку, но история имела последствия. Неслучайно после провальных для демократов дополнительных выборов 7 апреля 2021 г. группа молодых депутатов Национального собрания, которая пыталась оценить причины провала, назвала одной из них недостаточную реакцию партии на дело Чо Гука и то, что от этой истории не смогли решительно отмежеваться. Правда, тогда их оперативно «зашикали».

Между тем Чо Гук и его семья периодически становятся объектами новостей. В январе 2021 г. 29-летняя Чо Мин, дочь Чо Гука получила медицинскую лицензию после прохождения письменного теста и смогла начать карьеру врача, что вызвало «гнев примерно 130000 врачей и студентов-медиков». Автор цитаты — глава Корейского педиатрического общества Лим Хён Тхэк — заявил, что лицензия была выдана ненадлежащим образом, потому что обычно, когда приём в ВУЗ признаётся недействительным вследствие академического мошенничества, человека исключают из ВУЗа.

31 января 2021 г. министр образования Ю Ын Хэ наконец «проснулась» и заявила, что министерство будет заниматься предполагаемым мошенничеством, связанным с поступлением дочери Чо Гука. Тем не менее в феврале больница общего профиля «Ханыль», управляемая государственным медицинским фондом Korea Electric Power Corp. (KEPCO), приняла Чо Мин в качестве интерна, при этом отойдя от практики, когда имена новых врачей публиковались на сайте.

И это при том, что 23 декабря 2020 г. жена Чо Гука, Чон Гён Сим, была осуждена за подделку документов, включая сертификаты о стажировке и волонтерской работе, чтобы последнюю приняли на медицинский факультет. Даже руководимый сторонниками Муна суд Центрального округа Сеула признал ее виновной по всем семи обвинениям, связанным с академическим мошенничеством, и приговорил к четырем годам тюремного заключения со штрафом в размере 500 миллионов вон ($451 000).

Летом 2021 г. Чо Гук снова напомнил о себе, издав мемуары с тенденциозным названием «Время Чо Гука: боль, правда и невысказанные мысли» и предсказуемым содержанием: он не виноват, это всё козни завистников. 11 предъявленных обвинений, включая взяточничество и подделку документов, по его словам, выдуманы некоторыми средствами массовой информации.

2 июня председатель правящей партии Сон Ён Гиль публично извинился за скандал, в котором была замешана семья Чо Гука, и отметил, что эта история во многом способствовала утрате доверия избирателей, отчего правящая партия и потерпела поражение в апреле.

В разгар скандала в конце 2019 года за действия семьи Чо Гука извинялся тогдашний председатель правящей партии Ли Хэ Чхан, но заявление Сона автор считает весьма важным: правящая партия всё-таки пытается отмежеваться от данного скандала, хотя мотив этого публичного заявления во многом связан с тем, что Сон Ён Гиль в отличие от Чо Гука не является членом ближнего круга Мун Чжэ Ина и пытается демонстрировать определённую самостоятельность.

Правда, консервативные СМИ всё равно раскритиковали заявление Сона, как обычно, увидев в этом лицемерие и недостаток искренности.

Но пока процесс следствия над бывшим министром юстиции идёт крайне медленно, а если его и расспрашивают, то по второстепенным делам. Тем временем 30 июня 2021 г. Высший суд оставил в силе приговор, в котором племянник Чо Гука Чо Бом Дон был приговорен к четырем годам тюремного заключения и штрафу в размере 50 миллионов вон ($41 570) по нескольким обвинениям, включая растрату, злоупотребление доверием и нарушение закона о рынке капитала.

Чо Бом Дон был владельцем фонда прямых инвестиций Co-Link, в который инвестировала семья Чо Гука. Он был признан виновным в подтасовке цен на акции и хищении примерно 7,2 миллиарда вон у компаний, в которые инвестировала Co-Link, а также в сокрытии и уничтожении документов компании, которые могли бы сработать против семьи Чо.

Фонд инвестировал большую часть денег семьи Чо в компанию Wealth C&T, местного производителя выключателей для фонарных столбов, через два месяца после того, как Чо Кук стал старшим секретарем президента по гражданским делам в 2017 году.

Что же до иска к газете, то в этой истории хороши обе стороны. С одной стороны, «Чосон ильбо» вряд ли случайно поставила фотографию Чо Гука и его дочери в качестве иллюстрации к скандальной публикации, с другой — сам Чо Гук активно пытается обеспечить себе должный уровень хайпа, стремясь доказать свою невиновность.

Здесь автор согласен с Чо Гуком, поскольку подобные методы действительно неприемлемы. С другой стороны, можно вспомнить, что пока Мун Чжэ Ин был в оппозиции, его методы борьбы с политическими противникам не сильно отличались от того, что использовала «Чосон ильбо». С третьей стороны, следует помнить и то, что подобные практики данная газета очень любит. Дело не только в том, что среди респектабельных южнокорейских газет она держит первое место по количеству «уток», посвящённых Северной Корее, но и в том, что после трагедии парома «Севоль» именно «Чосон ильбо» вбросила фейковую новость о том, что пока дети тонули, Пак провела семь часов со своим любовником.

Подведём итог. Как отмечает «Корея Таймс», Чо Кук стал символом социальной неразберихи и национального раскола, углубляющегося противостояния, и «правящей партии предстоит ещё пройти долгий путь, прежде чем принести искренние извинения по поводу проблемы Чо Гука».

И вместо заключения. У некоторых комментаторов возникают претензии к автору: почему он так много пишет о корейской коррупции, в то время как в России ситуация не лучше? Ответ простой: одно дело, когда мы сталкиваемся с типичным примером коррумпированного чиновника, от которого ты ждёшь того, что он будет врать и воровать. Совсем другое, когда на лжи и откровенном воровстве ловят того, кто позиционировал себя как непреклонного борца с этими практиками. Сравнивая то, что критиковали Мун и его команда применительно к деятельности Пак Кын Хе, и то, что они начали творить сами, когда дорвались до власти, поневоле начинаешь вспоминать сказку про то, как победитель дракона сам превращается в дракона.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×