19.07.2021 Автор: Валерий Куликов

К чему привела попытка США совершить переворот в Турции в 2016 г.?

ERD16

Пять лет назад, в ночь с 15 на 16 июля 2016 года, группа военных заговорщиков попыталась отстранить от власти турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана и премьер-министра страны Бинали Йылдырыма. Была атакована резиденция президента, на улицы крупнейших городов вышла военная техника, а самолёты мятежников нанесли удары по зданию парламента. Лояльным к Эрдогану армейским частям и подразделениям полиции при участии вышедших на улицы простых граждан удалось остановить путчистов. В противостоянии участникам попытки переворота погиб 251 человек.

В организации этих событий 2016 года власти Турции обвинили мусульманского религиозного деятеля Фетхуллаха Гюлена, живущего в США. Как стало известно в результате прошедших за истекшие пять лет судебных процессов в отношении арестованных активных членов этого путча, за пять месяцев до попытки военного переворота (19 марта 2016 года) Фетхуллах Гюлен обратился к участникам плана захвата власти, указав, что говорит от имени «кураторов». Следуя указаниям Гюлена, так называемые имамы-сторонники FETÖ Адиль Оксюз, Кемаль Батмаз, Нуреттин Оруч, Хакан Чичек и Харун Биниш начали активные поездки в США. Именно они впоследствии непосредственно руководили действиями путчистов с авиабазы «Акынджи» близ Анкары, которую заговорщики захватили 15 июля 2016 года  вместе с находившимися на ней истребителями-бомбардировщиками F-16 и взяли в заложники начальника генштаба Хулуши Акара.

Самолёты, бомбившие турецкий парламент, взлетали с военной базы НАТО в Турции «Инджирлик», на которой в то время находились и американские военные. В попытке переворота приняли активное участие офицеры турецких ВВС — рода войск, который считается наиболее интегрированным в структуры НАТО. Среди обвиняемых в организации переворота турецкими властями сразу же были названы бывший главком ВВС Турции генерал Акын Озтюрк и начальник «Инджирлика» генерал Бекыр Эрджан Ван. Ряд офицеров, обвинённых в заговоре, после его провала попросили политического убежища в США, Германии и Греции.

Поэтому не удивительно, что после провала попытки переворота в проправительственных СМИ Турции появились сообщения о причастности к путчу Соединённых Штатов, назывались даже конкретные имена американцев. Так, газета Yeni Safak назвала координатором путча генерала армии США, командующего силами НАТО в Афганистане Джона Ф. Кэмпбелла. По сведениям другого лояльного Эрдогану издания Akşam, участники переворота согласовывали свои действия с ЦРУ: якобы в Центральном разведывательном управлении за переворот отвечал Грэм Фуллер — американский писатель и аналитик, близкий к Фетхуллаху Гюлену, ранее бывший резидентом ЦРУ в Кабуле, а потом — заместителем Национального совета по разведке.

За неудачной попыткой переворота последовали массовые чистки в армии и госаппарате, были арестованы десятки тысяч лиц. В рамках расследования из рядов вооруженных сил уволены более 20 тыс. человек, порядка 60 тысяч сторонников и участников террористической секты  Фетуллаха Гюлена FETÖ были выявлены по всей стране в различных ведомствах.

По прошествии пяти лет можно с уверенность отметить, что главным политическим результатом неудачной попытки свергнуть Эрдогана стало усиление позиций турецкого президента в 2016 году, несмотря на стремление Запада к обратному. Оставшись в стране и активно участвуя в подавления путча, он получил широкую общественную поддержку, призвав граждан к сопротивлению. Эту поддержку турецкий президент использовал впоследствии, когда организовал референдум, существенно усиливший его позиции: 16 апреля 2017 года на плебисците о переходе от парламентской к президентской республике 51% жителей страны, пришедших на избирательные участки, проголосовали за расширение полномочий президента.

Усилению личной власти Реджепа Тайипа Эрдогана способствовали и введенные им, по аналогии с действиями других ближневосточных лидеров (в частности, Египта), чрезвычайные меры, которые позволяют властям делать что угодно, усиливая, в том числе, и авторитарную власть. В результате Эрдогану удалось в значительной степени сконцентрировать власть в своих руках и ликвидировать своих главных идеологических противников — движение Фетхуллаха Гюлена, которое было полностью разгромлено внутри страны.

Неудавшийся в 2016 году военный путч и последовавшие за этим аресты и чистки в рядах турецких военнослужащих существенно подорвали позиции в стране армии Турции, которая традиционно считала себя хранительницей традиций светского государства, националистических идеалов Мустафы Кемаля Ататюрка, а также силой, ответственной за поддержание порядка в стране. Правда, столь строгие действия Эрдогана в отношении прежде всего армейского генералитета были не случайными, так как за последние полвека именно армейская верхушка провела три военных переворота — в 1960, 1971 и 1980 годах, а в 1997 г. — так называемый «постмодернистский переворот», когда под давлением Совета безопасности было вынуждено уйти в отставку исламистское правительство Наджметтина Эрбакана. В 2010 году правительство Эрдогана провело референдум, который внёс поправки в Конституцию Турции, убрав положения, использовавшиеся армией для вмешательства в политическую жизнь страны.

Вместе с тем подавление последствий переворота весьма негативно сказалось на Вооружённых силах Турции, нанеся существенный ущерб боеспособности турецкой армии, которая лишилась более половины опытных генералов. И это, в частности, подтверждают результаты операции «Щит Евфрата», которую Турция проводила на севере Сирии, показавшей, что турецкая армия недостаточно подготовлена для того, чтобы проводить широкомасштабные сухопутные операции.

На фоне появившейся в связи с попыткой путча 2016 года настороженности Эрдогана к верхушке турецкой армии, турецкий лидер явно уверился, что национальные спецслужбы вроде бы на его стороне. Однако нельзя забывать, что большинство офицеров из этих спецслужб имеют тесные контакты с американцами, которые явно были замешаны в осуществлении переворота 2016 года. Поэтому нельзя полностью исключать возможную попытку Запада осуществить новый переворот в Турции в ближайшее время, однако уже не подконтрольными США силами турецкой армии, а спецслужбами Турции.

Во внешней политике основным стратегическим результатом стала адаптация Анкары к изменениям международной конъюнктуры и следование собственному независимому курсу. Турция, находившаяся в процессе самоопределения в условиях нового мирового порядка, установившегося по итогам холодной войны, была вынуждена подстраиваться под новую ситуацию. Однако круги, находившиеся под влиянием западной идеологии и США, продемонстрировали сильное сопротивление процессу преобразований, и их преодоление стало возможным только после событий 15 июля 2016 года.

На фоне ухудшения отношений с США и их вовлеченности в события 2016 года, углубляющихся противоречий с ЕС и неприкрытого нежелания Евросоюза на интеграцию в него Турции, ещё одним из важнейших результатов неудачной попытки переворота 2016 года стало ухудшение отношений Анкары с Западом. Всё больше и больше турецких интеллектуалов, людей, которые формируют политический дискурс, выступают за более независимую политику Турции, в том числе за выход из НАТО. Эти настроения стали усиливаться в связи с отказом Вашингтона выдавать Гюлена и из-за постоянных обвинений в адрес Эрдогана в авторитаризме со стороны стран ЕС и США. В результате США и их западные союзники в значительной степени потеряли способность организовывать перевороты, скрытые операции и разведывательные операции в Турции. А сама Турция стала уверенно двигаться в сторону евразийской внешней политики, направленной на независимость от западных держав и взаимодействие с Россией.

В отличие от западных держав, Москва не стала обвинять Анкару в репрессиях при ликвидации последствий военного мятежа, Россия стала первой страной, куда отправился президент Эрдоган после подавления путча. В Турции объективно приобрела популярность позиция Эрдогана о том, что именно благодаря России он избежал ареста и даже физического уничтожения в ходе событий ночи 15-16 июля 2016 года. Что же касается самой Москвы, то, несмотря на все специфические особенности личности Эрдогана как партнёра, в любом случае для России он является более удобной фигурой во главе Турции, чем хунта генералов, тесно связанных с Пентагоном.

Укрепление сотрудничества с Россией в сфере энергетики и региональных вопросах, а также экономическое сотрудничество с Китаем придало Турции уверенность и позволило ей занять более независимую позицию в отношении США и Европы.

Валерий Куликов, эксперт-политолог, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×