14.07.2021 Автор: Константин Асмолов

КНДР и США летом 2021 г.

NRK42341

18 июня 2021 г., выступая на пленуме Центрального Комитета Трудовой партии Кореи, Ким Чен Ын подробно проанализировал политическую тенденцию развития отношений новой администрации США с КНДР и разъяснил соответствующие стратегические и тактические меры противодействия и направления деятельности, которые будут поддерживаться в отношениях с США в предстоящие дни. Генеральный секретарь партии подчеркнул необходимость подготовиться как к диалогу, так и к конфронтации, но особенно полностью подготовиться к конфронтации, «чтобы защитить достоинство КНДР и ее интересы для независимого развития».

Как отметили СМИ РК, это был первый раз, когда Ким прокомментировал политику США в отношении Северной Кореи после того, как президент Джо Байден вступил в должность, и потому нам стоит напомнить, как выглядело отсутствие взаимодействия КНДР и США до данного момента и что надо ждать от данного жеста Пхеньяна.

После прихода в январе с.г. Джо Байдена в Белый дом, агентство Reuters 12 марта со ссылкой на высокопоставленного сотрудника администрации США сообщило о попытках Вашингтона использовать различные каналы контактов с Пхеньяном, в частности, так называемый нью-йоркский канал. Однако с середины февраля никакого ответа не последовало.

17 марта ЦТАК опубликовало заявление заместителя министра иностранных дел КНДР Чхве Сон Хи, в котором указывалось, что США действительно пытались наладить контакт. «Тем не менее, мы думаем, что нет необходимости опять реагировать на заигрывания США, которые хотят выиграть время»: переговоры невозможны до тех пор, пока Вашингтон не откажется от «враждебной политики» в отношении Пхеньяна. Того шанса, который был в Сингапуре и Ханое, больше не будет, и КНДР будет относиться к США исходя из принципа «силой на силу, добром на добро». Замминистра отметила, что «прежде должна быть создана такая атмосфера, в которой стороны смогут вести диалог на паритетных правах. Но и после смены власти США продолжают распространять истеричные слухи о какой-то «угрозе со стороны Северной Кореи» и безрассудно требовать полной денуклеаризации».

30 апреля США объявили о завершении выработки новой политики в отношении Северной Кореи. В ответ Северная Корея разразилась воинственной риторикой. Одно заявление сделала «первая сестра», два других – представители МИД. Квон Чон Гын, генеральный директор Департамента по делам США, пригрозил, что США столкнутся с очень серьезной ситуацией, потому что «глава исполнительной власти США совершил большую ошибку».

В отдельном пресс-релизе МИД КНДР сочло новый курс «очевидным признаком того, что Америка готовится к тотальному противостоянию с КНДР, и это также четкий ответ на то, как мы должны подходить к новой администрации в США».

Однако, хотя эксперты РК ожидали, что за заявлениями «последуют новые провокации» типа запуска ракет малой дальности, этого так пока и не случилось.

4 мая на вебинаре, организованном фондом Washington Times, бывший сотрудник ЦРУ и представитель США на шестисторонних переговорах Джозеф Детрани указал, что Северная Корея, возможно, все еще готова отказаться от своего ядерного оружия за правильную цену, но, скорее всего, подождет, чтобы увидеть, насколько новая администрация США серьезна и привержена дипломатии. Кристофер Хилл, бывший посол в Южной Корее и также бывший посланник США на шестисторонних переговорах, тоже заявил, что риторика Севера не должна приниматься за «окончательное заявление».

Александр Мансуров, профессор исследований в области безопасности в Джорджтаунском университете, утверждал, что Пхеньян, скорее всего, будет придерживаться своего традиционного способа общения с новой администрацией США, — провоцируя, чтобы увидеть, насколько действительно американская сторона готова протянуть руку.

В свою очередь, в «Корея Таймс» появилась статья, в которой отмечалось, что для решения ЯПКП могут быть применены варианты аналога иранской сделки, официально называемой Совместным всеобъемлющим планом действий (СВПД), если она будет восстановлена. «Эти принципы включают взаимное уважение и необходимость учета интересов безопасности всех сторон процесса, поэтапный подход и принцип взаимности, отсутствие которых препятствовало дальнейшему прогрессу в ходе саммитов 2018 и 2019 годов. Принцип «поэтапного подхода» может быть реализован на основе плана действий по всеобъемлющему урегулированию проблем Корейского полуострова, разработанного Россией и Китаем». Автор — директор Московского центра исследований энергетики и безопасности (CENESS) и председателем Московской конференции по нераспространению 2022 года Антон Хлопков.

11 мая 2021 г. представитель министерства по делам воссоединения РК заявил, что Северная Корея приняла предложение США объяснить содержание новой политики в отношении Пхеньяна. Якобы северокорейская сторона заявила, что американское предложение «хорошо принято». При этом чиновник подчеркнул необходимость продолжить наблюдение за действиями КНДР, не делая однозначных выводов.

В тот же день 11 мая американский телеканал СNN сообщил, что администрация Джо Байдена заявила о готовности предоставить КНДР гуманитарную помощь, в том числе и вакцину от COVID-19.

Однако эксперты РК заявили, что шансы на то, что Пхеньян запросит вакцины у США, невелики; в Северной Корее глубоко укоренилось недоверие или неприятие американских и западных товаров, плюс Пхеньян не заинтересован в американских вакцинах, так как может получить китайские или российские. «Если и будет обмен вакцинами, то это произойдет как символ только после того, как Вашингтон и Пхеньян встретятся и первый предложит гуманитарный обмен».

18 мая координатор по делам Индо-Тихоокеанского региона в Совете национальной безопасности США Курт Кэмпбелл заявил в письменном интервью агентству Ёнхап, что в своей северокорейской политике США будут опираться на договорённости с Пхеньяном, достигнутые в 2018 году на саммите в Сингапуре. Он также отметил, США будут использовать все возможности для решения проблемы, которую предыдущие администрации не смогли решить. Коснувшись санкций в отношении Пхеньяна, Кэмпбелл сказал, что ещё слишком рано обсуждать их снятие.

Тем не менее Кэмпбелл сказал, что «политика США в отношении Северной Кореи направлена не на враждебность, а на решения. Она направлена на то, чтобы в конечном итоге добиться полной денуклеаризации Корейского полуострова».

23 мая госсекретарь США Энтони Блинкен заявил, что наилучшим способом добиться полной денуклеаризации Корейского полуострова является дипломатическое взаимодействие с Пхеньяном. Со стороны США должна быть «выверенная дипломатия», а со стороны Северной Кореи – «ясные шаги». «Мы ждём, хочет ли Пхеньян действительно сотрудничать. Мяч на их стороне», — подчеркнул госсекретарь США.  Одновременно он напомнил, что антисеверокорейские санкции сохраняются, поскольку Пхеньян «продолжает заниматься деятельностью, запрещённой ООН». Более того, ядерная программа Пхеньяна стала более опасной и получила дальнейшее развитие.

В мае-июне 2021 г. представитель Госдепартамента Нед Прайс периодически заявлял, что США стремятся к дипломатическому взаимодействую с КНДР. Однако 15 июня кандидат на пост помощника госсекретаря по делам Восточной Азии и Тихого океана Дэниел Джозеф Критенбринк отмечал, что в северокорейской политике необходимо одновременно осуществлять жёсткое санкционное давление и эффективную дипломатию, чтобы «Север и другие страны чётко следовали резолюциям СБ ООН».

16 июня на вебинаре, организованном Национальным комитетом по Северной Корее (неправительственной организацией, базирующейся в Вашингтоне) и аналитическим центром Фонда Восточной Азии в Сеуле, американские и южнокорейские эксперты отметили, что для возвращения КНДР за стол переговоров Соединенные Штаты и Южная Корея должны сделать больше примирительных жестов. Как пример таковых назывались приостановка запланированных совместных военных учений или официальное объявление об окончании Корейской войны. Среди сторонников этой точки зрения был бывший специальный советник президента Южной Кореи по вопросам объединения и национальной безопасности Мун Чжон Ин, старший эксперт по Северной Корее в мозговом центре Института мира США Фрэнк Аум, и бывший исполняющий обязанности помощника госсекретаря США по делам Восточной Азии и Тихого океана Сьюзан Торнтон, которая согласилась, что США должны сделать больше, чтобы вернуть Северную Корею за стол переговоров, чем просто ждать.

И вот Ким Чен Ын высказался, и начались пересуды. Южнокорейские эксперты отметили жест Кима как приглашение к диалогу, но часть их упирала на амбивалентность позиции, а часть – на то, что реплика Ким Чен Ына повторяет объявленную ранее позицию «на добро отвечать добром, на жёсткость – жёсткостью».

Некоторые эксперты отмечали, что на заявление Кима мог повлиять американо-южнокорейский саммит, где лидеры двух стран подтвердили курс на соблюдение Сингапурской декларации. Однако отмечалось, что Пхеньян по-прежнему будет требовать смягчения или отмены санкций. К тому же, если Трамп решал вопросы в стиле «сверху вниз» (лидеры договорились о главном, а затем рабочие группы уточняют детали), то Байден работает наоборот, и все переговоры лидеров лишь утверждают разработанное ранее. В такой ситуации личная харизма не работает.

Разумеется, были и разговоры, что изменение позиции Кима отражает ухудшение внутренних условий жизни в КНДР: сработала вредная привычка объяснять все действия Пхеньяна, направленные на диалог, нехваткой продовольствия и внутренними проблемами. В этом контексте консервативные СМИ вроде Korea Herald даже заранее предупредили Сеул, чтобы он не поддавался на речи Пхеньяна и шёл в ногу с Соединёнными Штатами.

20 июня советник по национальной безопасности США Джейк Салливан назвал комментарии Кима «интересным сигналом», сказав: «Мы подождем, чтобы увидеть, последуют ли за ними какие-либо более прямые сообщения нам о потенциальном пути вперед».

21 июня на реплику Ким Чен Ына косвенно ответил специальный представитель США по Северной Корее Сон Ким, который во время трёхсторонних переговоров с коллегами из РК и Японии выразил надежду, что северокорейцы положительно отреагируют на предложение США «встретиться в любое время и в любом месте без предварительных условий». С американской точки зрения, это уже определённая уступка, хотя одновременно Сон Ким напомнил, что администрация Байдена будет выполнять все санкционные резолюции СБ ООН, и призвал делать то же самое остальных членов Организации Объединённых Наций. Аналогичную надежду вслед за Сон Кимом выразил и Нед Прайс.

Кстати, назначение Сона Кима на пост спецпосланника по КНДР автор воспринял как позитивный знак. Ким не ястреб и компетентный специалист. Он был послом США в РК, а ранее главой американской делегации на шестисторонних переговорах по северокорейской ядерной проблеме. При этом, несмотря на определённое давление и постоянные призывы к этому, спецпредставителя по правам человека в КНДР Госдепартамент пока не назначил.

В ответ 22 июня Ким Ё Чжон выступила с коротким заявлением, где упрекнула США в том, что по-английски называется wishful thinking, и отметила, что «ошибочные ожидания приведут к более глубокому разочарованию». «Похоже, США пытаются представить ситуацию таким образом, чтобы найти утешение для себя», — подчеркнула она.

На следующий день, 23 июня ЦТАК опубликовало заявление министра иностранных дел КНДР Ли Сон Гвона: «Мы не рассматриваем даже возможность каких-либо контактов с США, поскольку это ни к чему не приведёт, а только отнимет драгоценное время».

Однако 22 июня в ответ на заявление Ким Ё Чжон Нед Прайс предложил подождать, последуют ли за этими заявлениями какие-то действия. На заявление Ли Сон Гвона представитель Госдепартамента также ответил: «Мы по-прежнему открыты для дипломатии и надеемся, что КНДР позитивно отреагирует на наши усилия по диалогу». В тот же день о том, что «Соединённые Штаты будут продолжать поддерживать мир на Корейском полуострове, уменьшая угрозы со стороны Северной Кореи с помощью дипломатии», заявил министр обороны Ллойд Остин.

Разумеется, ситуация обсуждалась экспертами, и как обычно, у каждого было собственное мнение. Отметить следует позицию Джозефа Детрани, который заговорил о том, что Соединённым Штатам стоит попросить Китай призвать Север вернуться за стол переговоров. О том, что США должны рассмотреть вопрос о восстановлении многостороннего процесса, сказал и иной экс-посланник США на шестисторонних переговорах, Кристофер Хилл: «Нам нужны другие страны, которые существенно заинтересованы в положительном результате». Хилл также подчеркнул необходимость включения Китая в любой многосторонний формат. Более того, по мнению Детрани, любая совместная работа Пекина и Вашингтона по северокорейскому вопросу может даже улучшить их двусторонние отношения.

1 июля Нед Прайс снова отметил, что Соединенные Штаты надеются на конструктивный ответ со стороны Северной Кореи и по-прежнему готовы взаимодействовать с ней в любое время и в любом месте. «Мы считаем, что благодаря практическому, ясному взаимодействию с нашими союзниками и партнерами, а также с КНДР, мы сможем добиться прогресса в том, что остается нашей целью, и в конечном итоге это денуклеаризация Корейского полуострова. Это то, на чем мы сосредоточены».

Но автор обратил бы внимание на то, что сейчас обе стороны де-факто привержены политике взаимного ничегонеделанья. Если отбросить ритуальные заявления и жесты обеих сторон, то ни Пхеньян, ни Вашингтон не намерены обострять ситуацию, и оба они демонстрируют теоретическую готовность к диалогу, ожидая, что другая сторона сделает первый шаг, который будет чем-то большим, чем просто декларация о готовности. А пока уже полгода (и это хорошо!) продолжается ситуация, знакомая по концу правления Трампа. Дверь для диалога «закрыта, но не заперта».

И жест Кима повышает вероятность того, что сторонам удастся поговорить через щелочку. На открытый диалог Байден может и не пойти, но могут произойти какие-то скрытые контакты или контакты «по второй дорожке». Вряд ли это приведёт к какому-то весомому результату, но подобная активность может косвенно укрепить тот де-факто существующий режим «двойной заморозки», который продолжает существовать с тех пор, как Ким и Трамп перешли к прагматическому подходу, который всё ещё устраивает обе стороны. КНДР избегает дополнительных санкций и может сосредоточиться на экономике, а для США в нынешней ситуации Северная Корея – не самая важная и болезненная проблема.

При этом надо понимать, что в массовом сознании США КНДР как враг номер один никуда не девается. Согласно опросу Korea Economic Institute of America, ¾ американцев ответили, что для США «важно» или «очень важно» достигнуть соглашения с КНДР по поводу денуклеаризации. 54% поддержали предварительную сделку, которая частично демонтирует ядерный потенциал Северной Кореи. Заметим, записали КНДР во враги 57% опрошенных, Россия держит второе место с 52% а на третьем — Китай и Иран с 48%.

Но если проблему нельзя решить, ее можно оставить на паузе и, критикуя Трампа, де-факто продолжать его подход как наиболее реалистичный.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×