12.07.2021 Автор: Константин Асмолов

Северная Корея и «торговля людьми»

884602572

1 июля 2021 г.  Госдепартамент США обвинил Россию в «активном пособничестве» принудительной эксплуатации северокорейских рабочих и включил ее в перечень из 11 стран, где власти нарушают принятые  нормы против торговли людьми. Утверждалось, что в 2020 году РФ выдала гражданам КНДР почти три тысячи новых туристических и студенческих виз. В США усматривают в этом попытку обойти санкции: «Правительство (России) активно соучаствовало в практике принудительного труда северокорейских рабочих. Правительство не проверяло северокорейских рабочих на наличие признаков торговли людьми и не выявляло каких-либо северокорейских жертв торговли людьми, несмотря на достоверные сообщения в предыдущие годы о том, что Корейская Народно-Демократическая Республика имела рабочие лагеря в России и принудительно эксплуатировала тысячи северокорейских рабочих». И далее: «хотя правительство предприняло шаги с целью возвращения на родину северокорейских рабочих в соответствии с резолюциями Совета Безопасности ООН, граждане КНДР продолжали в течение года прибывать [на территорию РФ], и многие из них, вероятно, неофициально занимались трудовой деятельностью».

Напомним, что в соответствии с резолюцией Совета Безопасности ООН 2397, все страны-члены ООН были обязаны до 22 декабря 2019 года отправить на родину всех северокорейских рабочих.

КНДР, разумеется, уже 19-й раз подряд включили в этот список из 11 стран, которые «осуществляют торговлю людьми в рамках финансируемых государством программ принудительного труда в государственных медицинских службах или других секторах, сексуального рабства в государственных лагерях, найма или вербовки детей-солдат». Отчет утверждает, что женщины и дети в Северной Корее часто подвергаются сексуальной эксплуатации, в то время как принудительный труд остаётся частью «установленной системы политических репрессий и опоры экономической системы».

Кроме того, в список входят Афганистан, Бирма, Китай, Куба, Эритрея, Иран, Южный Судан, Сирия и Туркменистан. И внезапно отмечается, что в большинстве из этих стран, а также в Кении, Малайзии и Таиланде «проживают северокорейские рабочие, которых Пхеньян заставляет работать бесплатно».

Досталось и Китаю, который «не предпринял усилий по выявлению жертв торговли людьми из числа крайне уязвимых северокорейских мигрантов». Кроме того, Госдепартамент выразил озабоченность «по поводу возвращения перебежчиков или других граждан Северной Кореи в Северную Корею и риска, с которым они сталкиваются в связи с принудительным трудом, другими формами торговли людьми и другими нарушениями прав человека».

В потворстве северокорейским рабочим Россию обвиняли и ранее. Так, в августе 2018 г. Wall Street Journal писал, что Россия продолжает выдавать разрешения на работу, несмотря на запреты, но посол России в КНДР Александр Мацегора пояснил, что документы получили только те северокорейцы, которые успели заключить контракты до ужесточения санкций.

ВВС приводило историю о том, как российская миграционная служба обнаружила студентов из КНДР за монтажом арматуры на стройке. Но студенты заявили, что проходят практику, это соответствовало учебному графику, к тому же не было доказательств, что они получают деньги за работу. Кроме того, с 5 августа 2020 года иностранные студенты в России официально могут подрабатывать в свободное от учебы время, и на это не требуется специальное разрешение. Но то же ВВС честно заявляет что по данным пограничной службы ФСБ России количество рабочих поездок сошло на нет, хотя северокорейцы чаще стали приезжать в Россию с частными, туристическими и учебными целями. Единственная попытка привезти в Россию северокорейских рабочих, сначала отправив их на учебу, была в 2018 г., все остальное находится в поле предположений, но не доказанных фактов.

Что же до оставшихся граждан, то 31 марта 2020 г. Москва сама известила ООН, что, несмотря на истечение срока действия их разрешений на работу, по состоянию на 10 марта в России остались 511 северокорейских рабочих, поскольку Пхеньян закрыл свои границы в рамках усилий по предотвращению распространения коронавируса. Отмечалось, что пребывание рабочих не нарушает резолюцию ООН, поскольку их разрешения на работу уже были признаны недействительными.

Известно, что ранее северокорейские рестораны работают, но поменяли владельцев. Например, в Москве вновь открылся ресторан северокорейской кухни «Корё», который был закрыт в декабре прошлого года в рамках санкций ООН. Меню и дизайн ресторана остались прежними, но с вывески исчез подзаголовок «пхеньянский ресторан», а северокорейских сотрудников заменили выходцы из Киргизии. Рестораном управляет частная компания, зарегистрированная в российских налоговых органах 30 декабря 2019 года.

Тем не менее в 2020 году США ввели санкции против двух российских компаний, которые, согласно версии американской стороны, занимались трудоустройством рабочих из КНДР в РФ. Официальный представитель МИД России Мария Захарова в ответ подчеркивала, что Вашингтон не подкрепляет свои обвинения никакими доказательствами.

По мнению автора, обвинения Госдепартамента США «притянуты за уши». Обвинять Север в принудительной торговле людьми на том основании, что беженцы из КНДР оказываются в руках китайских торговцев людьми, мягко говоря, некорректно. Если коррумпированные пограничники могут быть причастны к фактам перехода беженцев через границу, то к дальнейшей судьбе этих лиц они отношения не имеют. Торговлей людьми и продажей беженцев в рабство занимаются либо китайские преступные группировки, которые отлавливают нелегалов в КНР, либо так называемые брокеры, которые формально обеспечивают «эвакуацию людей из Северной Кореи», а на деле занимаются торговлей людьми.

По информации автора, хотя формально эти организации должны обеспечивать «бегство к свободе», до Южной Кореи добирается хорошо если четверть лиц, способных заплатить. Большая часть беженцев (как правило, это женщины) заканчивают судьбу или в рабстве в Китае, или в публичных домах Юго-Восточной Азии. Проблема в том, что значительная часть этих организаций являются правозащитными центрами или протестантскими сектами, которые делают «благородное дело», и предъявлять претензии к ним Госдепартамент не собирается, а псевдоправозащитники типа Ко Хён Чхоля, который на заказ вывозил из КНДР девочек-сирот, считаются в США узниками совести.

Утверждение о «северокорейских рабах» на территории Российской Федерации также как минимум нуждается в дополнительных доказательствах. Требуется нечто большее, чем голословные утверждения о том, что те северокорейцы, которые приезжают в Россию по туристическим или студенческим визам, «вероятно» едут на краткосрочную вахту. Ложью являются и рассуждения о рабских условиях, в которых якобы находятся северокорейские рабочие. Дело в том, что российские силовики и Федеральная миграционная служба «любят» штрафовать бизнесменов за наличие нелегальных мигрантов, особенно, когда те живут «в соответствующих условиях». Риск столкнуться с ФМС для среднего российского бизнесмена довольно велик, и ему значительно проще обеспечить северокорейцам, как и иным рабочим, приличные стартовые условия.

Чем всё это можно объяснить? Во-первых, если республиканцы, бичуя КНДР, традиционно подчёркивали ракетно-ядерную угрозу, демократы больше вовлечены в дискурс прав человека и всего, что с этим связано. Темы торговли людьми и борьбы с ней отлично используются как внутри американской аудитории, так и в мировом сообществе, которое уже не будет особенно разбираться и подвергать сомнению результаты «расследований». Во-вторых, на фоне противостояния Соединённых Штатов с Китаем и Россией северокорейские рабочие – это не столько причина, сколько повод, и повод дополнительно упрекнуть Москву и Пекин «в потворстве заведомо тираническому режиму и соучастии в криминальных практиках».

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×