08.07.2021 Автор: Константин Асмолов

Юн Сок Ёль идет в президенты Южной Кореи

YOST4521

29 июля 2021 г. бывший генеральный прокурор Юн Сок Ёль официально сообщил о своём намерении принять участие в президентских выборах 2022 года. Выступая на пресс-конференции, он обещал «восстановить распавшуюся свободную демократию и верховенство закона», обвинив нынешнюю администрацию в «приватизации власти». По его мнению, «страна должна встать и противостоять правлению коррумпированной и некомпетентной правящей силы. Я готов пожертвовать и посвятить все ради народа и будущего нации».

Вступление Юн Сок Ёля в президентскую гонку ожидалось с конца прошлого года, когда он начал лидировать в различных опросах общественного мнения о кандидатах в президенты после его широко известной вражды с министерством юстиции по поводу реформы прокуратуры.

Как не раз отмечали консервативные СМИ, «не Юн, а администрация Мун Чжэ Ина должна быть обвинена в том, что она заставила его заниматься политикой». Юн был выбран Муном для руководства национальной прокуратурой в июле 2019 года в рамках президентской кампании по искоренению коррупции и других социальных проблем. Однако позже слишком честный прокурор столкнулся с властью в связи с серией политически чувствительных расследований, направленных против ключевых фигур правящего блока, а также из-за реформы прокуратуры, направленной на резкое ослабление ее следственных полномочий.

Так, Юн начал расследование в отношении Чо Гука, доверенного лица президента Муна и кандидата на пост министра юстиции, в связи с предполагаемой коррупцией и мошенничеством его и его семьи. И хотя под воздействием массовых демонстраций Чо Гук был вынужден уйти в отставку, заменившая его Чху Ми Э объявила прокуратуре войну, особенно когда правоохранительные органы пытались расследовать действия чиновников, которые манипулировали данными для того, чтобы закрыть АЭС «Вольсон-1» в рамках политики Муна по отказу от ядерной энергетики. В конце 2020 г. дело дошло до прямой попытки увольнения, которую Юн всё-таки сумел отбить. Суд восстановил его в должности, сочтя, что предъявленные обвинения выморочены.

Тем не менее в начале марта 2021 года Юн ушел с поста генерального прокурора за четыре месяца до официального прекращения своего срока полномочий. Как считает редактор «Корея Таймс» Пак Юн Бэ, отставка случилась на фоне очередной попытки властей «зарезать» Юна: главный борец с ним и автор многочисленных доносов депутат Чхве Ган Ук представил в Национальное собрание законопроект, призывающий действующих прокуроров и судей уйти в отставку по крайней мере за год до любых выборов, если они хотят стать кандидатами. И так как выборы-2022 состоятся 9 марта, Юн был вынужден уйти досрочно.

«Дух Конституции и система верховенства закона рушатся. И это нанесет ущерб людям. Трудно наблюдать, как рушатся здравый смысл и справедливость», — сказал он тогда в своей прощальной речи. С этого времени Юн Сок Ёль уверенно держит первое место в социологических опросах, опережая губернатора провинции Кёнги Ли Чжэ Мёна, который является членом Демократической партии, но не входит во фракцию Мун Чжэ Ина. Самые последние данные опросов от разных агентств дают ему 32,3 %, против 22,8 у Ли или 32,4% против 28,4%

В мае 2021 г. десятки учёных и юристов создали организацию в поддержку Юн Сок Ёля по аналогии с тем, как иные партии или кандидаты создают себе аналитические центры или команды поддержки. Название организации можно примерно перевести как «Национальная коалиция за восстановление справедливости и здравого смысла», а один из её председателей – бывший председатель Международного уголовного суда, почётный профессор Сеульского национального университета Сон Сан Хён, который был преподавателем Юна в университете.

Кроме того, СМИ обратили внимание, что после отставки Юн как минимум раз в неделю встречался с профессорами – экспертами в различных областях, таких как социальное обеспечение, безопасность и экономика. Среди них — профессор международной политической экономии в Высшей школе международных исследований Университета Ёнсе Мо Чжон Рин, бывший экономист и депутат-консерватор Юн Хи Сук, профессор архитектуры университета Хонгик Ю Хен Чжун, занимающийся проблемами рынка недвижимости, и другие.

На этом фоне Ким Чжон Ин, бывший глава консерваторов, заявил, что Юну удалось сделать справедливость своим брендом, и выразил надежду, что тот пойдёт по стопам французского президента Эмманюэля Макрона.

Korea Times попыталась развить эту тему, заявив, что 62-летний Юн и 43-летний Макрон в чём-то похожи. Во-первых, оба не имеют политического опыта, поскольку Юн – прокурор, а Макрон – эксперт по финансам. Во-вторых, оба они покинули свои правящие лагери и получили растущую поддержку после разрыва связей со «своими» администрациями. В-третьих, они позиционировали себя как третью силу на фоне некомпетентности и коррумпированности как правящей партии, так и «основной» оппозиции. Газета отмечала: чтобы Юн мог стать вторым Макроном, ему необходимо будет заручиться поддержкой большого числа людей, поскольку присоединение к консерваторам влечёт за собой определённые риски. Там хватает сторонников Пак Кын Хе, да и вообще амбициозного новичка будут сдерживать матёрые лидеры фракций. Поэтому Юну советуют создать общенациональную сеть из граждан и набирать способных людей отовсюду. Однако вопрос в том, насколько это получится, потому что неспособность заручиться поддержкой масс может сделать из Юна второго Пан Ги Муна, который был достаточно популярен как потенциальный кандидат в президенты, но, поняв масштаб проблем, снял свою кандидатуру.

Однако от какой партии Юн пойдет в президенты? Пока Юн лишь намекнул на свою заинтересованность в участии в праймериз от консервативной «Силы Народа», ответив, что разделяет ее мысли с точки зрения политической философии.

2 июня 2021 г. представитель консерваторов и друг детства Юна Квон Сон Дон заявил, что в частном порядке Юн Сок Ёль выразил готовность баллотироваться в президенты от «Силы Народа». Другой депутат-консерватор Чон Чжин Сук также объявил, что 26 мая он попросил бывшего прокурора стать членом «Силы Народа». Юн не дал определенного ответа, по словам Чона, «демонстрировал поведение внимательного слушателя».

Разумеется, власти активно мешают Юну, и делают это по разным направлениям. 10 июня «юридические источники сообщили», что Управление по расследованию коррупции среди высокопоставленных чиновников (та самая ВЧК от Мун Чжэ Ина, которая создавалась, чтобы отобрать у прокуратуры возможность бить по ближнему кругу Муна) начала против Юн Сок Ёля расследование по обвинению в злоупотреблении властью.

Любопытно, что обвинение выбрано так, чтобы максимально забрызгать Юна грязью, поскольку его пытаются обвинять в контексте громких дел о финансовых пирамидах, которые сильно задели общество.

Оказывается, ещё 8 февраля Управление получило жалобу от гражданской группы, которая имеет подозрения в том, что бывший главный прокурор злоупотребил своими полномочиями, чтобы помешать расследованию дела о массовом финансовом мошенничестве в Optimus Asset Management. Компанию обвиняют в том, что она собрала около 1,2 трлн вон (1,75 млрд долларов США) с помощью мошеннических продуктов, только для того, чтобы направить большую часть денег в рискованные активы и нанести огромные убытки инвесторам.

4 марта та же группа обвинила его в том, что он вмешивался в расследование, покрывая прокуроров, которые в 2011 году заставляли заключённых давать ложные показания против бывшего премьер-министра Хан Мён Сук.

Тем не менее к настоящему времени явных действий Управления в отношении Юна не замечено, а 17 июня его глава Ким Чжин Ук отмечал, Управлению «ещё предстоит начать полноценное расследование из-за различных обстоятельств», и поскольку расследование может иметь политические последствия, он «обеспечит, чтобы расследование не имело никакого влияния» на мартовские президентские выборы. Ким подчеркнул, что его служба отличается от прокуратуры тем, что до начала серьезного расследования существует дополнительный этап изучения дела, так что заведение дела не обязательно означает, что обвиняемые становятся подозреваемыми. На вопрос, может ли расследование в отношении Юна быть равносильно выходу на политическое минное поле, учитывая его популярность, Ким ответил: «Трудно и нежелательно избегать политически чувствительных дел под предлогом сохранения политического нейтралитета».

Кроме возможного противостояния с «ВЧК», у Юна есть ещё несколько проблем. Первая — странная история с отставкой его пресс-секретаря Ли Дон Хуна, которая произошла всего через 10 дней после назначения Юна генпрокурором. Формально Ли подал в отставку по личным причинам, но, возможно, ситуация была связана с тем, что Юн и Ли опубликовали противоречивые сообщения о том, что Юн собирается присоединяться к консерваторам. Во время интервью KBS Ли заявил, что Юн присоединится к консерваторам, но вскоре после этого отправил текстовое сообщение, в котором опроверг свои слова и передал, что в этом вопросе Юн сохраняет осмотрительность.

Критики Юна, в том числе консервативные, уцепились за этот момент, заявляя, что если в его штабе такой уровень непоследовательности и некоординированности, то такая путаница ему повредит. Кроме того, Юн не взял на себя ответственность за инцидент.

Другим возможным вызовом является гипотетическое наличие так называемого секретного досье. Некоторые политические деятели, включая председателя Демократической партии Сон Ён Гиля, заявляют, что это виртуальный чемодан компромата, содержащий обвинения в коррупции против Юна и членов его семьи, и что если он будет обнародован, это вызовет огромный скандал и похоронит его политическую репутацию. Несколько политических комментаторов от оппозиции заявили, что изучили «секретное досье» и теперь думают, что с «выбором народа» у Юна могут быть проблемы.

Однако автор обращает внимание на то, что если бы у партии власти действительно был серьёзный компромат на Юна, она не стала бы ждать. Поэтому пока консерваторы заявляют, что досье должно быть раскрыто, а Юн обязан прояснить обвинения, которые в нём содержатся.

Полное содержание компромата автору пока неизвестно, но 24 июня выяснилось, что автором «секретного досье» является канал на Ютубе «прогрессивной» направленности Open Mind TV, имеющий более 240 тыс. подписчиков. Сам канал признал, что написал лишь часть материалов для шестистраничного pdf-файла и сделал его оглавление. Также на канале заявили, что в документе нет намерений оклеветать Юна, а изложено лишь всё то, что канал «выливал» на Юна с прошлого года, и этот файл для внутреннего использования, видимо, случайно просочился в интернет.

Хотя «секретный файл» якобы активно распространяется в политических кругах по закрытым каналам, вначале сторона Юна отвергла его как недостойный официального ответа. Любая реакция последует, когда всё досье будет официально обнародовано. Отмечено было только то, что подобное досье могло появиться как результат незаконной слежки, и те, кто это сделал, должны взять на себя ответственность.

Но когда 25 июня Сон Ён Гиль сказал, что «секретное досье» вот-вот будет опубликовано, Юн в ответ заявил, что любой человек должен пройти через расследование и суд, и он с семьёй – не исключение. Тем не менее «Чунан ильбо» пишет по этому поводу, что «негативная кампания помогает проливать свет на моральные стандарты кандидатов, является необходимым злом в процессе выборов, но такие кампании не должны пересекать черту». Ведь когда в 2019 г. Юн Сок Ёля только утверждали генпрокурором, консерваторы выдвинули против него много подозрений и обвинений, позже полностью отвергнутых.

Параллельно обвинение копает против жены и тёщи Юна, которых обвиняют в экономических преступлениях, — жена якобы была причастна к манипулированию ценами акций Deutsch Motors и получению неправомерного спонсорства от корпораций для ее бизнеса, а теща незаконно открыла гериатрическую больницу и получала гонорары врачей от Национальной службы медицинского страхования.

31 мая команда прокуроров потребовала, чтобы тёщу Юн Сок Ёля по фамилии Чхве приговорили к трёхлетнему заключению. Утверждается, что, по данным прокуратуры Центрального округа Сеула (которой руководит Ли Сон Ён, главный недоброжелатель Юна среди прокурорских), она незаконно получила около 2 млн долларов США от Национальной службы медицинского страхования. Дело было в 2013–2015 гг., и за него уже были осуждены три деловых партнёра Чхве, однако в ноябре прошлого года проправительственный прокурор решил, что ей тоже нужно предъявить обвинение.

23 июня тёщу Юн Сок Ёля освободили от ряда обвинений в хищении доверенных акций колумбарного бизнеса и получении контроля над предприятием от законного владельца. Более того, это уже второй случай, когда прокуратура требовала повторного расследования, а полиция прекратила дело.

Северокорейские СМИ тоже прошлись по Юн Сок Ёлю. Издание Tongil Meari/Voice назвало его с «падающей звездой», которая собирается сиять, а затем исчезнуть, проводя параллели с бывшим генсеком ООН Пан Ги Муном, чьё имя несколько лет назад фигурировало в числе потенциальных претендентов на президентский пост на последних выборах.

Ещё одна проблема Юна – то, что в кампании 2021 г. «честных силовиков», возможно, будет двое. Недавно ушёл в отставку и фактически объявил об участии в президентской гонке глава Бюро аудита и инспекции Чхве Чже Хён. Как и Юн, Чхве пошёл против Муна по целому ряду вопросов, особенно против политики по отказу от ядерной энергетики – после того как его ведомство вскрыло фальсификацию данных о работоспособности АЭС «Вольсон-1».

Наконец, как отмечает «Корея Таймс», Юн должен не только подтвердить свою лидерскую квалификацию или прояснить некоторые подозрения, связанные с его женой, но и окончательно определиться, пойдет ли он на выборы-2022 от «Силы Народа». Если Юн станет кандидатом от консерваторов или крупного широкого объединения правого толка, он рискует оказаться в ситуации, когда за помощь придется платить, договариваясь с носителями радикально иных политических воззрений. Объединяться против всегда легче, чем за, но когда подобная группа приходит ко власти, то все противоречия легко выходят наружу. И в самом сложном случае президент Юн может оказаться даже в положении Пак Кын Хе, которой постоянно били в спину представители её собственной партии.

Если Юн пойдет сам, остается шанс раскола оппозиционного электората плюс неясно, кто же войдёт в его команду. Он встречается с самыми разными экспертами – как депутатами, так и представителями академических кругов, но насколько ему удастся ко времени выборов сформировать сплочённую группу поддержки, еще непонятно. Хороший вопрос и в том, в какой мере Юн проявит компетентность вопросах экономики и внешней политики.

Автор, как можно заметить, скорее симпатизирует Юн Сок Ёлю. Но понимает, что для занятия президентского поста одного запроса на социальную справедливость мало. И, хотя по своей активности Юн вполне вписывался в левый антикоррупционный тренд, чёрно-белая логика южнокорейской фракционной борьбы тянет его в сторону консерваторов, поскольку, несмотря на запрос на третью силу в политике, она так и не возникает. Но так или иначе, хотя до выборов 9 марта 2022 г. осталось менее девяти месяцев, в президентской гонке наступил важный этап, связанный с официальным включением в неё кандидата, который олицетворяет «третью силу» и жажду разорвать порочный круг привычных политиков, погрязших в коррупции и популизме.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×