06.07.2021 Автор: Владимир Терехов

Индия: премьер-министр Н. Моди принял лидеров основных партий штата Джамму и Кашмир

MODI53451

Прошедшая 24 июня в Дели встреча премьер-министра Индии Нарендры Моди с лидерами основных партий штата Джамму и Кашмир, событие, казалось бы, чисто внутреннее, то есть не заслуживающее обсуждения в издании, которое специализируется на анализе в основном межгосударственных отношений. Но это неверное, то есть не соответствующее реалиям, мнение. Как в целом, так и в деталях.

“В целом” потому, что границы, которыми жизнь значительной части стран с середины XVII в. (Вестфальским миром) была поделена на “внутреннюю” и “внешнюю” составляющие, во всё большей мере становятся дырявыми. Можно сколько угодно надрывать дипломатические голоса с требованиями “о невмешательстве”, однако де-факто оно не только всегда имело место, но в последние годы только усиливается. Чему весьма способствует качественный технологический прогресс в сфере глобальных коммуникаций.

Среди же важнейших “деталей” укажем, во-первых, на то, что в данном случае речь идёт о крайне важной компоненте внутриполитической жизни Индии, то есть страны с численностью населения в 1,3 миллиарда человек, обладающей пятой экономикой мира и уже ныне входящей в узкий пул основных геополитических игроков.

Вторая не менее важная “деталь” обусловлена очевидным наличием в обобщённой “Кашмирской проблеме” крайне опасной внешнеполитической компоненты, которая по уровню значимости и опасности на нынешнем этапе “Большой мировой игры” позволяет включить данную проблему в перечень нескольких других, таких как “Тайваньская” и “Корейская”.

Едва ли с определённостью можно сказать, составляла ли “Кашмирская проблема”, как таковая, фон (в любом случае вполне различимый) обсуждаемой встречи в Дели, или же она просто находилась в её центре. При том, что внешне всё выглядело как обсуждение неких серьёзных, но всё же “внутрисемейных” неурядиц c участием заботливого хозяина семьи и группы из некоторых её членов.

Ключевыми фигурами в указанной группе были (бывшие) главные министры (бывшего) штата Джамму и Кашмир, то есть отец и сын Абдулла (Фарук и Омар), которые являются прямыми наследниками ряда политических деятелей, в течение всего прошлого века игравших крайне важную роль в судьбе княжества Кашмир. В 50-е годы Мохаммед Шах Абдулла (дед Омара) сумел найти компромисс в переговорах с тогдашним премьер-министром центрального правительства Индии Джавахарлалом Неру на предмет формата вхождения в состав страны той части (приблизительно 60%) бывшего княжества, которая оказалась под контролем индийских вооружённых сил по итогам (“первой”) войны с Пакистаном 1947-1948 годов.

В 1957 г. указанный компромисс был зафиксирован в конституции Индии (принятой восемью годами ранее) в виде дополнительной 370-й статьи, предусматривавшей де-факто независимый статус (кроме вопросов обороны и внешней политики) нового индийского штата Джамму и Кашмир. Специфика новой административной единицы страны заключалась в преобладании мусульман, составляющих порядка 70% от общей численности населения штата. Главным образом этот последний факт и потребовал обеспечить особый статус вхождения указанного штата в государство Республика Индия.

Внешнеполитическая же компонента “Кашмирской проблемы” обусловлена тем, что находящиеся вне контроля Индии остальные 40% территории бывшего княжества ныне входят в состав “Исламской Республики Пакистан” и КНР в соотношении, приблизительно, две трети к одной трети. Все три страны, но главным образом Индия и Пакистан, взаимно не признают законность вхождения в состав национальных территорий ныне контролируемых частей бывшего княжества Кашмир.

Поэтому приблизительно 750 километров так называемой “Линии фактического контроля” (Line of Actual Control, LoAC), разделяющей обе страны, не являются границей в международно правовом толковании этой категории. В течение десятилетий на прилегающем к LoAC пространстве периодически возникали вооружённые инциденты разных масштабов. В связи с этим напомним, что Индия и Пакистан сегодня являются де-факто ядерными державами. К тому же за ними вполне отчётливо обозначается присутствие “старших братьев” в лице США и КНР.

К осени 2019 г. почти всегда плохие пакистано-индийские отношения и вовсе упали до состояния очередного полномасштабного кризиса. Чему причиной послужило принятие 5 августа того года парламентом Индии законодательного акта, отменившего особый статус штата Джамму и Кашмир. Который, к тому же был поделен на две самостоятельные административные единицы с более низким статусом “Союзные территории”.

Накануне принятия данного (заведомо непопулярного) акта в Кашмирскую долину были введены дополнительные силы безопасности, а гражданская активность местного населения была резко ограничена. Накануне отмены ст. 370 отец (к тому времени 82-летний) и сын Абдулла были взяты под стражу, в условиях которой находились в течение последующих 8-и месяцев.

С тех пор ситуация на территории Джамму и Кашмир оказалась предметом выражения озабоченности со стороны не только разного рода “правозащитников”, но в той или иной мере (и чаще всего вынужденным образом) стран-симпатизантов Индии.

Важно отметить, что повышение турбулентности на территории данной административной единицы совпало (хотя, возможно, оказалась и одной из причин) с периодом ухудшения отношений между Индией, с одной стороны, и тандемом Пакистан-КНР, с другой. С весны 2020 г. особые опасения стало вызывать состояние китайско-индийских отношений. Но и в них спустя год начали обозначаться признаки разрядки (видимо, при существенном содействии Москвы). Важным элементом указанного позитивного процесса стало заключение 24 февраля пакистано-индийского соглашения о предотвращении вооружённых инцидентов в районе LoAC.

Похоже, однако, что на пути дальнейшего развития этого позитива возникла тень всё той же 370-й статьи, восстановления которой в конституции Индии (как необходимого предварительного условия) уже в начале апреля запросила пакистанская сторона. Спустя месяц министр иностранных дел Пакистана Ш.М. Куреши не только подтвердил это требование, но и воспроизвёл в очередной раз позицию своей страны, согласно которой ситуация на территории “Джамму и Кашмир” не является внутренним делом Индии.

Сложность положения, в котором в данном случае оказывается правительство последней, усугубляется несогласием с решением парламента двухлетней давности значимых политических сил внутри самой Индии. Важно отметить, что турбулентность на территории “Джамму и Кашмир” является весьма значимым, но всё же одним из элементов многофакторного общего процесса усложнения (мягко выражаясь) в Индии внутриполитической обстановки.

Центральное правительство обвиняется в неудачах мер (или даже в их отсутствии) по преодолению катастрофического развития коронавирусной пандемии. Что провоцирует идеи о необходимости перераспределения полномочий между административными единицами и центральным правительством в пользу первых. Прямым вызовом не только центральному правительству, но и конституционно установленному федерализму Индии считаются итого недавних выборов в местный парламент штата Западная Бенгалия и последующее поведение в отношениях с Дели местного правительства во главе с харизматичной М. Банерджи.

Никуда не исчезла и одна из самых опасных проблем, обусловленная выступлениями фермеров против инициированной центральным правительством реформы сельского хозяйства. Годовщина начала подобных выступлений была отмечена беспорядками в штате Харьяна, возникшими в ходе шествия, организованного местными фермерами. Кстати, раздаются голоса о необходимости “передачи на местные уровни” решения и “сельхоз-фермерской” проблемы.

Таковы в общих чертах внутренние и внешние аспекты того самого “фона”, на котором прошла встреча Н. Моди с представителями основных политических сил территории “Джамму и Кашмир”. Видимо, она организовывалась с целью проведения всестороннего аудита состояния дел в этой важной административной единице страны и разработки упреждающих мер по купированию возможного обострения здесь ситуации.

Скорее всего, у данного мероприятия не было заранее расписанной повестки дня и его участники в основном изложили (каждый свои) исходные позиции. Вообще говоря, итак давно известные и трудно совместимые. Например, накануне встречи Фарук Абдулла заявил, что потребует восстановления в конституции страны ст. 370.

В связи с этим автор укрепляется в собственном (исключительно частном) мнении, высказанном сразу после акта от 5 августа 2019 г., о его контрпродуктивности для самой Индии. Ничего, кроме видимости унификации и упрощения административного устройства страны, он с собой не принёс.

Но известно, чем чаще всего оказывается некая “простота”. В данном случае указанная поговорка сработала полностью. Как во внутренних, так и внешних аспектах ситуации, сложившейся после отмены ст. 370. На присутствие вторых в мотивации проведения обсуждаемой встречи в Дели указывается, например, в Indian Express.

И подобная констатация внушает осторожный оптимизм относительно дальнейшего развития отношений в треугольнике “Индия-Пакистан-КНР”.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×