30.06.2021 Автор: Константин Асмолов

Проблемы проекта KF-X

KFX

В одном из наших материалов, посвященных тому, как вооружается РК, мы упоминали проект истребителя, получивший название KF-X (Korean Fighter eXperimental) в Корее и IF-X (Indonesian Fighter eXperimental) в Индонезии. Джакарта согласилась стать партнером в южнокорейском проекте KF-X, направленном на разработку нового истребителя к 2026 году, и пообещала взять на себя 20 процентов от общей стоимости разработки — около 1,7 триллиона вон в обмен на 50 самолетов, которые будут производиться там для индонезийских ВВС, а также передачу технологий.

Начало реализации крупнейшего в истории страны плана разработки оружия относится к 2001 году, когда тогдашний президент Ким Дэ Чжун пообещал к 2015 году разработать собственный боевой самолет. После долгих и трудных процедур технико-экономического обоснования и сбора мнений, в 2011 году страна начала поисковые исследования, а в декабре 2015 года государственное агентство по закупкам вооружений (DAPA) подписало контракт с Korea Aerospace Industries (KAI), чтобы всерьез взяться за проект, нацеленный на производство 120 современных многоцелевых истребителей, чтобы к 2032 году заменить стареющий парк Корейских ВВС F-4 и F-5.

Около 65 процентов компонентов проекта должны быть изготовлены внутри страны, включая радар с активной электронно-сканирующей антенной решеткой (AESA), который является гораздо более совершенным, чем радар с пассивным режимом.

Однако сейчас проект испытывает проблемы из-за того, что индонезийская сторона готова от него отказаться. Еще в декабре 2020 г. «Корея Таймс» писала про «озабоченность по поводу задержки Индонезией выплат своей доли в стоимости совместного корейско-индонезийского проекта истребителей». Дескать, Индонезия активно стремится закупить передовые истребители у таких стран, как Франция, Россия или США, при этом задерживая выплату сотен миллиардов долларов за KF-X. Якобы это связано с тем, что проект разработки займет еще как минимум шесть лет, в то время как Индонезия хочет развернуть передовые истребители как можно скорее.

Согласно данным Администрации программы оборонных закупок (DAPA), с 2016 по 2020 год индонезийское правительство выплатило 227,2 миллиарда вон (208 миллионов долларов), но задержало выплату 604,4 миллиарда вон или 73% от 831,6 миллиарда вон, которые оно обещало выплатить к 2020 году. Благо еще в 2018 году президент Индонезии Джоко Видодо попытался скорректировать бремя своей страны, сославшись на финансовые трудности.

Выражалась озабоченность и по поводу задержки Индонезией оплаты трех 1400-тонных подводных лодок корейской компании Daewoo Shipbuilding and Marine Engineering в рамках сделки, подписанной в апреле 2019 года. Индонезия до сих пор не выплатила депозит в размере 160 миллиардов вон.

В качестве причины вышеуказанного утверждалось, что министр обороны Индонезии Прабово Субианто, вступивший в должность в октябре 2019 года, якобы критически относится к KF-X и думает над приобретением иных вариантов, включая истребители Boeing F-15EX и Dassault Rafale.

9 февраля 2021 г. на фоне слухов о том, что Джакарта хочет выйти из проекта, представитель минобороны отметил, что переговоры идут. «Мы находимся в процессе выяснения позиции друг друга».

1 апреля 2021 г. СМИ сообщили, что Прабово Субианто примет участие в предстоящей церемонии запуска прототипа истребителя. Это породило надежду на то, что оборонное сотрудничество между двумя сторонами вернется в прежнее русло. С другой стороны, старший научный сотрудник Корейского форума обороны и безопасности Син Чжон У заявил, что сомнительно, что визит положительно повлияет на проект KF-X: «Индонезия не рассматривается как добросовестный покупатель в международной оборонной промышленности среди других стран, за исключением Франции». К тому же, оказывается, ходят слухи, что Индонезия запросила кредит в размере 5 миллиардов долларов для его возобновления.

7 апреля Прабово Субианто прибыл в РК, а на следующий день Мун Чжэ Ин лично пригласил его в свой кабинет на фоне спекуляций о том, что двустороннее партнерство может лопнуть. По обычаю президент РК отметил, что проект по разработке истребителя нового поколения «символически демонстрирует высокий уровень доверия и сотрудничества между двумя странами», после чего охарактеризовал поездку министра как проявление твердой приверженности Индонезии успешному сотрудничеству в оборонной промышленности и выразил надежду на массовое производство истребителей, передачу технологий и совместный выход на зарубежные рынки. Мун Чжэ Ин добавил, что РК придаёт большое значение отношениям с Индонезией, которые носят «стратегический, партнёрский характер».

О похожих вещах говорили с гостем и глава МИД Чон Ый Ён и министр обороны Со Ук, и в итоге стороны «договорились работать вместе, чтобы обеспечить продолжение оживленного сотрудничества в оборонной промышленности», поскольку оно «символизирует твердое доверие между двумя странами». Кроме того, было решено провести встречу старших должностных лиц министерства иностранных дел и министерства обороны в формате «два плюс два» и в ближайшем будущем запустить канал диалога на уровне замминистров для активизации стратегических коммуникаций.

На следующий день 9 апреля в штаб-квартире Korea Aerospace Industries состоялась презентация прототипа истребителя, получившего название KF-21 Boramae (ястреб). Однако, по сути, всем показали корпус — летные испытания запланированы на 2022 год, а вся разработка должна быть завершена к 2026 году.

Пока нам скорее предлагается верить в то, что при максимальной полезной нагрузке в 7 700 килограммов новый боевой самолет будет иметь 10 капсул для ракет класса «воздух-воздух» и другого оружия, способных летать со скоростью 2200 км / ч с дальностью полета 2900 км. Кроме того, KF-21 не является самолетом-невидимкой, хотя официальные лица заявили, что продолжат исследования для возможной конверсии с дополнительными функциями.

Президент Мун, тем не менее, назвал «ястреба» открытием новой эры в независимой национальной обороне и знаковым моментом в истории аэрокосмической промышленности. Ведь когда разработка будет завершена, Южная Корея станет 13-й страной, разработавшей свой собственный боевой самолет. Есть чем похвастаться.

СМИ РК радовались. «KF-21 обладает значительным экспортным потенциалом благодаря своей ценовой конкурентоспособности. Но самое главное, что новый истребитель будет играть ключевую роль в защите нашего воздушного пространства в то время, когда обстановка безопасности вокруг Корейского полуострова становится все более нестабильной на фоне усиливающегося китайско-американского соперничества».

Однако неофициально чиновники отмечали, что «одной из главных причин, по которой сеульское правительство объединило усилия с Индонезией, было более успешное продвижение на мировой рынок. Если Индонезия выйдет из проекта, наш экспорт может потерпеть неудачу».

Более того, отмечалось, что стороны остановились на том, чтобы придумать конкретные способы решения проблемы оплаты. «В той мере, в какой это позволяет наш бюджет, мы должны будем согласовать график их выплат. Все эти вопросы находятся на столе для обсуждения, и позиция нашего правительства состоит в том, чтобы продвигаться вперед, быстро прийти к соглашению». Чиновник отрицал, что Индонезия потребовала сократить свой вклад, но якобы Прабово Субианто попросил Южную Корею поддержать программу продовольственной безопасности, которую он возглавляет.

16 апреля представитель Корейского агентства оборонного развития сообщил, что РК и Индонезия в ближайшее время возобновят переговоры о KF-X/IF-X. По словам чиновника, в ходе визита Прабово Субианто была достигнута договорённость незамедлительно возобновить рабочие переговоры о продолжении совместного проекта, в ходе которых будет согласован график платежей.

Ожидалось, что совместная работа возобновится в течение нескольких месяцев. Но тут сначала французские, а потом и мировые СМИ сообщили, что ещё 7 июня 2021 г. во время визита министра вооруженных сил Франции Флоренс Парли в Индонезию министерство обороны Индонезии подписало с французской компанией Dassault предварительное соглашение на приобретение 36 истребителей Rafale. По предварительным данным, контракт вступит в силу в декабре 2021 г. в случае внесения индонезийской стороной предоплаты, а окончательное заключение контракта ожидается только к концу 2022 года. Как сразу же отметили СМИ РК, в случае соответствия действительности это может поставить крест на дальнейшем сотрудничестве Сеула и Джакарты и перспективах экспорта KF-21 Boramae в страны Юго-Восточной Азии.

Конечно, в Сеуле храбрились: «нельзя исключать, что это является «преднамеренной утечкой» информации, призванной оказать давление на южнокорейскую сторону в целях её склонения к пересмотру достигнутых ранее договорённостей по проекту».

На данный момент новостей, развивающих тему, нет, но у автора нет и ощущения, что речь идет о временных трудностях, которые скоро будут преодолены. Во-первых, для Индонезии Rafale как уже опробованный истребитель, который активно закупают по всему миру – проверенная синица в руках. Во-вторых, говорят, что на демонстрации прототипа у многих возникли вопросы, так как ожидаемые характеристики не соответствовали заявленным, а подход «не волнуйтесь, к дедлайну мы все доделаем» не вызывал доверия. В-третьих, стремящаяся проводить независимую политику Индонезия якобы не захотела излишне зависеть от заведомого союзника США.

Что дальше будет с этим помпезным проектом – тоже вопрос, но автор предполагает, что на фоне того, как резво Сеул становится стратегическим союзником США, истребитель ему понадобится, и помощь будет оказана.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×