17.05.2021 Автор: Виктор Михин

Иран: что же происходит внутри страны?

THN45231

Аудиозапись, как считают некоторые эксперты, некого секретного выступления министра иностранных дел Ирана Джавада Зарифа была продемонстрирована на персидском новостном канале в Лондоне. Кульминацией аудиозаписи стала его критика Корпуса стражей Исламской революции (КСИР) и покойного их командира Касема Сулеймани. Считается, что утечка записи была направлена на подрыв любой надежды Зарифа баллотироваться в президенты, в то время как другие эксперты считают, что это может быть его оправдание за провалы внешней политики Ирана, которой он руководит. Независимо от всего этого, аудиозапись разоблачает «подковерную борьбу», которая в последнее время обострилась в системе, и заставит сторонников жесткой линии, которые, вероятно, победят на президентских выборах в июне, нести ответственность за экономические недуги страны, если дипломатические переговоры с Западом потерпят неудачу.

С одной точки зрения, казалось, точка зрения Тегерана на внешнюю политику изменилась. Но это только на первый взгляд, и в постоянном внешнеполитическом курсе Ирана ничего не произошло. В телевизионном выступлении Аятолла Али Хаменеи подчеркнул роль элитных сил Ирана «Кудс» в оказании помощи Ирану в проведении активной дипломатии в регионе Западной Азии. Он четко и ясно заявил, что силы «Кудс» сыграли решающую роль в укреплении дипломатического курса в регионе, отметив, что эти силы материализовали независимую и достойную внешнюю политику Ирана в регионе. Лидер отметил, что силы «Кудс» защитили страну и его народ от подчинения Западу, который постоянно настаивает на том, чтобы внешняя политика страны была ориентирована на них.

В подобных условиях Зарифу ничего не оставалось, как поблагодарить лидера Исламской революции за его понимание внешней политики. В своем посте в Instagram министр иностранных дел написал, что внешняя политика должна быть полем для объединения нации, руководимым высшим должностным лицом страны. Просочившиеся комментарии Зарифа являются весьма спорными в Иране, где официальные лица внимательно следят за своими словами в условиях жесткой политической обстановки, которая включает в себя мощную революционную гвардию, в конечном счете контролируемую верховным лидером страны. В самом интервью министр иностранных дел Зариф с горечью заявил, что он имеет «нулевое» влияние на внешнюю политику Ирана.

Вместе с тем, аудиозапись раскрывает гораздо больше, чем критика Зарифа в адрес КСИР, — подчеркивает кувейтская газета «Kuwait Times», — она также выявляет структурную проблему в иранской системе. Двойственность власти между государством и революцией начинает давить на Иран. В республике есть президент, который избирается народом, и есть верховный лидер, который по своим полномочиям превосходит народную волю. Есть армия и есть КСИР, и даже в своем мировоззрении эти две школы различаются. У одного — национальное мировоззрение, у другого — весь мир. Один озабочен иранским народом, а другой чувствует ответственность за шиитов по всему миру. Иногда эти два взгляда совпадают, но в основном они сталкиваются и начинают противоречить друг другу.

Сами разногласия в системе все больше занимают место и нередко, особенно в последнее время, входят в некие противоречия между собой. И Зариф вольно или невольно обнажил их. Он указал на одну из главных проблем иранской политической жизни. Однако история санкций против режима, начавшаяся с начала революции в 1979 году и кризиса с заложниками, вскормила идеологию, которой исповедует КСИР. Чувство обездоленности, угнетенности, считает саудовская «Arab News», двигало проведением его иностранной политики, что интерпретировалось как сдерживание врага, а ополченцы и ячейки — как необходимые друзья в недружественной среде других стран. Однако, с самого начала Западу это резко не понравилось и всей своей мощью он обрушился на эту азиатскую страну, не считаясь с тем, что в первую очередь санкции вредят иранскому народу.

Многие профессионалы считают и это видимо по праву, что философия КСИР всегда была ключевым препятствием на пути «открытия» Ирана и препятствовала улучшить отношения с Западом. Эта аудиозапись также показывает, как КСИР подорвал ряд дипломатических усилий Зарифа, например, в 2016 году, когда были захвачены американские солдаты, чья лодка дрейфовала в иранских водах, и были опубликованы кадры, на которых они униженно стоят на коленях. В другой раз, по настоянию руководства КСИР, в прессе было опубликовано фото испытания ракеты с надписью на иврите, которая гласила: «Израиль должен быть стерт с лица Земли». КСИР постарался не только узурпировать внешнюю политику страны, но и имеет большую долю в экономике и контролирует некоторые ресурсы страны. Например, крупнейший иранский подрядчик «Хатам-аль-Анбия» принадлежит КСИР. Средства из нескольких активов страны идут непосредственно на финансирование КСИР, не проходя через государственный бюджет.

В то время, как сторонники жесткой линии обвинили Зарифа в утечке информации и просили наказать его, правда заключается в том, что запись является откровением для среднего иранца. Теперь люди понимают, что, независимо от того, кто будет избран, считает «Washington Post», верховный лидер и КСИР будут иметь свой контроль. Это разоблачение внутренней борьбы в Иране может привести к низкой явке на июньских выборах, что обеспечит победу сторонникам жесткой линии. В Иране существует огромное движение за бойкот голосования, поскольку существует ощущение, что выборы не имеют значения. У иранцев было восемь лет правления Мохаммеда Хатами и восемь лет правления Хасана Рухани, прерванных восемью годами жесткой линии Махмуда Ахмадинежада, но реальных перемен так и не произошло до сих пор.

Несмотря на возобновление переговоров по ядерной сделке, иранцы почему-то потеряли надежду на какие-то реальные изменения в системе, так как власть верховного лидера закреплена в конституции. Каждый кандидат в президенты должен быть проверен Советом стражей, поэтому он должен быть одобрен верховным лидером. Иранский народ достиг той точки, когда он пассивен и видит, что ситуация “заблокирована”, как было написано в одном из оппозиционных изданий.

Междоусобицы сильно вредят Ирану. Исполнительная власть принадлежит реформистам, а судебная и законодательная — сторонникам жесткой линии. Многие иранцы, хотя и не любят сторонников жесткой линии, выступают за гармонизацию системы. Их логика заключается в том, что, как только КСИР получит все это, он должен вести себя хорошо и примириться с миром.

 Пока что сильного претендента на президентские выборы со стороны реформистов нет. Мостафа Тайзаде баллотируется, но у него нет сильной поддержки, и он считается политиком второго уровня. У консерваторов есть Эбрахим Раиси, взвешивающий свои варианты для начала кампании. Он является главой судебной системы, который проиграл Рухани в 2017 году. Кстати, Э.Раиси также является кандидатом на пост Верховного лидера Али Хаменеи. Хотя он неоднократно отвергал спекуляции о президентских устремлениях, Мохаммад Джавад Зариф, министр иностранных дел при действующем президенте Хасане Рухани, возможно, станет основным кандидатом реформистов, если передумает и примет участие. Карьерный дипломат и ученый, получивший американское образование, Зариф провел много лет, представляя Иран в международном сообществе. Ранее он был послом Ирана в ООН с 2002 по 2007 год. Зариф известен как архитектор знаковой ядерной сделки между Ираном и первоначально шестью крупнейшими странами мира, подписанной в 2015 году. Однако это соглашение оказалось в кризисе из-за одностороннего выхода США в мае 2018 года.

Право вето КСИР и Верховного лидера, по мнению саудовской газеты «Arab News», является главным препятствием между Ираном и взаимодействием с Западом и арабскими странами. Многие эксперты прекрасно осознают, что вести переговоры с Рухани и Зарифом бесполезно, потому что они не командуют, а являются лишь высокопоставленными чиновниками. Когда у всего мира сложилось такое впечатление об избранных чиновниках страны, задает вопрос египетская газета «Al-Ahram», как можно строить какое-то доверие или серьезно относиться к переговорам с ними? Новое обоснование, принятое иранцами, таково: если это ложное различие между сторонниками жесткой линии и реформистами исчезнет, то КСИР и верховный лидер должны взять на себя ответственность за свои действия перед народом страны и миром. Они больше не могут контролировать ситуацию, оставляя ответственность исполнительным органам. Если ситуация в стране ухудшится из-за их воинственности и авантюризма, то именно они будут отвечать за все свои действия.

Виктор Михин, член-корреспондент РАЕН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×