15.05.2021 Автор: Валерий Куликов

Вывод войск из Афганистана и создание новой опорной базы США

TRP34111

Пытаясь избежать вооруженной реакции «Талибана» (формирование запрещено в РФ) на задержку с выводом возглавляемой США военной коалиции из Афганистана, Вашингтон пытается уложиться с выводом своих войск не до 11 сентября, как он и руководство НАТО заявляли в конце апреля, а к 4 июля.

Но так как многие вопросы с будущей передислокацией этих войск до конца все еще не решены, Вашингтон через свои возможности инициирует обращения европейских союзников к США с просьбой отложить вывод американских войск, под предлогом якобы того, «чтобы другие участники НАТО получили больше времени и возможностей для ухода из страны».

Однако на деле ситуация складывается не совсем так, как ее пытаются представить из Вашингтона, в том числе и с задействованием своей пропагандистской машины.

Главная причина задержки вывода американских войск из Афганистана заключается в том, что нынешняя военно-политическая элита США категорически не собирается покидать свой военный плацдарм в центре Азии и пытается всеми способами добиться согласия одной из региональных стран на размещение у себя американских военнослужащих. Ведь уж больно выгоден был этот плацдарм для Вашингтона, причем не только для геостратегического контроля региона, но и для будущего развертывания с его позиций широкомасштабных действий различного плана против «основных противников США» — России и Китая, а также для удержания «на коротком поводке» Пакистана, Индии, Ирана.

Именно по этой причине посольства США в регионе и различные эмиссары заметно активизировали в последние дни свои контакты с государствами Центральной Азии, как постсоветского пространства, так и южной части региона, увещевая страны в «выгоде» сохранения на своей территории «американского щита» от устремлений терроризма, наркотрафика из Афганистана. При этом Вашингтон усиленно демонстрирует, что готов пойти навстречу таким партнерам и обещает в благодарность различные «пряники», в частности бесплатную передачу части выводимого из Афганистана военного имущества и оружия, развитие экономических и военных отношений с США, различные другие «льготы».

Однако в этой связи актуален вопрос: смогут ли новые американские базы в Центральной Азии, в случае их создания, стать заслоном на пути террористов и наркодельцов из Афганистана?

Вряд ли. Как показывает двадцатилетняя деятельность военных США в Афганистане, они в основном занимались там собственной охраной, в том числе и выплачивая многочисленным афганским экстремистским группировкам значительные средства, чтобы они не нападали на американские военные базы и американский воинский контингент, а также «не мешали» возросшему под покровительством американских спецслужб и военных за последние 20 лет наркотрафику. Именно из-за смещения задекларированных ранее перед международной общественностью целей и реальной деятельности и произошел полный провал афганской кампании США.

Да и разрекламированная Вашингтоном «борьба с терроризмом» в Афганистане свелась на деле к легитимизации Белым домом экстремистского формирования «Талибан», запрещенного не только в России, но и в ряде других стран. Причем не одного «Талибана», но и ряда других действующих в Афганистане террористических формирований. Достаточно вспомнить  выведение Вашингтоном из списка террористических организаций «Исламского движения Восточного Туркестана – ИДВТ» (запрещено в РФ), которое действует в северо-восточных провинциях Афганистана, наиболее близких к Китаю (Бадахшане, Кунаре).   Имея базы в Афганистане, группировка ИДТВ, по данным французского издания Atlantico, поддерживается американскими и турецкими спецслужбами, а посольство США в Анкаре принимает близких к ней людей.

В результате мы видим, что за пафосом разглагольствований Вашингтона скрывается сложная, полная интриг и авантюр игра, чье завершение даже не планируется. Как и пресловутая пробирка Колина Пауэлла, послужившая легализацией для Вашингтона вооруженной интервенции Ирака и смены руководства этой страной, так и провозглашенная «борьба с терроризмом» стала таким же инструментом для военной интервенции США в Афганистане.

Достаточно вспомнить, что ведь не в Афганистане, а в Пакистане прятался Усама бен Ладен — лидер исламистской террористической организации «Аль-Каида» (запрещена в РФ), где, кстати, он и был убит 2 мая 2011 года. И вряд ли его местоположение не было известно американским спецслужбам (а если так, то их способность и авторитет равны нулю!). Просто двадцать лет назад уже очень был нужен прочный плацдарм для Вашингтона в Центральной Азии. Развязывать же такую вооруженную агрессию в указанных целях против ядерного Пакистана или находящейся «под зонтиком России» одной из стран Центральной Азии постсоветского пространства было для США весьма рискованно и могло обернуться новой мировой войной. В то время как Афганистан стал «приемлемым вариантом» в таком выборе Вашингтона попытки создания важной «опорной точки».

Что же касается нынешней ситуации, то основными пунктами размещения своих войск после вывода их из Афганистана США продолжают рассматривать Таджикистан, Узбекистан и Киргизию. Однако Минобороны Узбекистана в этой связи уже заявило, что военная доктрина республики не предусматривает размещения иностранных войск. Поэтому внимание США перебросилось в последние дни на Таджикистан, где идет активное прощупывание почвы в этом направлении. Однако, после визита таджикского президента Рахмона в Москву 9 мая, где он получил хорошие преференции в поддержку власти, а также финансирование, рассчитывать на размещение здесь нового американского опорного пункта вряд ли целесообразно. Поэтому сейчас под усиленным прицелом Вашингтона находится Киргизия, используется в том числе и ее явное недовольство позицией Москвы в недавнем пограничном конфликте этой страны и Таджикистана в пользу последнего. Понимая это, Россия пригласила в Москву киргизского президента Жапарова для восстановления баланса отношений, в частности, между Киргизией и Таджикистаном. Но Вашингтон, тем не менее, намерен продолжить свои уговоры Киргизии, в том числе используя недавно назначенного помощником госсекретаря по делам Южной и Центральной Азии — бывшего посла США в Киргизии Дональда Лу, который досконально знает ситуацию в Центральной Азии.

Таким образом, схватка глобальных игроков за Центральную Азию только усиливается. В накал противоборства стран региона Соединенные Штаты вовлекают все больше новых игроков. Так, с явной подачи Вашингтона ряд антииранских выпадов недавно сделал афганский президент Ашраф Гани. — На открытии плотины в провинции Нимроз он заявил, что Иран отныне не сможет безвозмездно пользоваться водой трансграничных рек, хотя соответствующее соглашение между странами действует много лет. Косвенной мишенью таких нападок стал и Китай, с которым Иран укрепляет стратегическое сотрудничество.

В указанные условиях Россия и страны Центральной Азии стали активно продумывать дорожную карту, подразумевающую укрепление границ Афганистана со всеми соседями из стран Центральной Азии, чтобы не допустить проникновения радикалов. Российским военным структурам, равно как и казахстанским коллегам, придется находиться в тесной координации с Ташкентом, Ашхабадом и Душанбе, чтобы оперативно реагировать на вызовы, которые могут исходить от талибов и их сторонников.

Валерий Куликов, эксперт-политолог, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×