07.05.2021 Автор: Константин Асмолов

Семь лет со времени трагедии парома «Севоль»

SWL35131

16 апреля 2021 года прошло уже семь лет со времени трагедии парома «Севоль» , в результате которой погибло более 300 человек, в основном старшеклассники. Это заставляет нас посмотреть на то, как в правление Мун Чжэ Ина идёт работа по установлению и окончательному наказанию виновников этой трагедии.

С точки зрения автора, проблема «Севоля» с позиции установления справедливости состоит из двух элементов. Первый заключается в том, что ткнуть пальцем в какого-то конкретного человека и заявить, что наши дети утонули именно из-за него, не получается. Значительную часть вины несёт руководство компании (по совместительству одиозной протестантской секты), которая выпустила паром перегруженным и с незакреплённым грузом, который при резком повороте съехал и тем самым заставил судно быстро накрениться и затем перевернуться. Однако глава судоходной компании покончил с собой при странных обстоятельствах, и сделать из него концентратор массовой ненависти невозможно.

Большая вина лежит и на капитане парома, который не сумел скоординировать действия команды, впал в панику и сбежал с гибнущего судна одним из первых. При этом он подал сигнал о помощи не в ближайшую станцию спасения, а в пункт назначения, на чём было упущено время, и спасательные суда появились у места трагедии слишком поздно, с недостаточными возможностями для организации полноценной эвакуации. Собственно, он единственный, кто получил большой срок, при этом за убийство, а не как за халатность (о чем, кстати, позаботилась Пак Кын Хе, иначе сегодня капитан был бы уже на свободе).

Трагичным было и то, что от времени появления спасательных судов до того, как паром перевернулся, прошло меньше часа, а благодаря конструкции парома и отсутствию воздушных карманов те, кто не успел спастись, погибли практически сразу же. Кроме того, центральные власти получили неполную информацию, и поначалу вообще в СМИ была вброшена новость о том, что всех спасли и всё хорошо.

Вторая составляющая связана с тем, что народный гнев с самого начала оказался направлен в «правильную» сторону. Тогдашняя оппозиция во главе с Мун Чжэ Ином очень быстро разыграла карту «трагедия произошла в результате преступного бездействия, коррумпированности и некомпетентности центральной власти и лично президента». Связано это было с тем, что провинция Чолла, в которой произошла трагедия, – давняя база оппозиции, и «подставлять» чиновников оттуда Муну не очень хотелось. Зато на детской крови можно было набрать политических очков. Хотя на следующий день после трагедии для прибывшего туда президента фактически организовали потёмкинскую спасательную операцию.

Вместе со слухами, что пока дети тонули, президент семь часов занималась непонятно чем, это очень сильно канализировало народный протест, и во время «свечной революции» тема «Севоля» была одним из главных мотиваторов, выводивших людей на улицы. Правда, доказательств преступного бездействия не нашлось, и даже во время судебного процесса над Пак Кын Хе этот пункт обвинений пришлось исключить.

В этом контексте, когда Мун Чжэ Ин пришёл к власти, окончательное расследование и установление истины было важным предвыборным обещанием. Тем не менее, срок президентства Муна уже заканчивается, но, похоже, правды мы так и не узнаем.

Год назад 16 апреля 2020 г. президент РК Мун Чжэ Ин написал в своём аккаунте, что нынешняя борьба с вирусом COVID-19 основана на уроках катастрофы парома «Сэволь». Он отметил, что трагедия объединила жителей страны, которые вместе оплакивали погибших, взяв на себя ответственность за произошедшее, и чётко осознав, насколько глубоко все связаны между собой. Президент пообещал сделать всё возможное, чтобы создать мемориал памяти жертв катастрофы парома «Сэволь» и окончательно выяснить причину трагедии. Мемориал, кстати, так и не создан.

9 июля 2020 года апелляционный суд оставил в силе условный срок для бывшего главы администрации президента Ким Ки Чжуна, который в августе 2019 года получил год условно за то, что в представленном Национальному собранию докладе ложно написал, что президент была проинформирована о происходящем.

Кима и ещё двух чиновников обвиняли в том, что они изменили время, когда президент Пак была проинформирована об аварии, с 10:00 утра на 9:30 утра. Но если сравнить эту хронологию с хроникой гибели судна, то в 9:30 утра первое спасательное судно только появилось на месте катастрофы, и это означает, что с поправкой на панику и бюрократию президент могла получить только самую общую информацию, которая никак не повлияла на решения об оказании помощи, ибо значительная часть спасательных судов и без того вышли к месту трагедии, но опоздали. В 10:18 паром окончательно перевернулся, а в 10:25 президент общалась со службой береговой охраны, требуя спасти как можно больше людей, проверив каюты и машинной отделение. Это означает, что информация о том, что паром перевернулся, к этому времени до Пак не дошла. Это вызывает вопрос, насколько президента честно и своевременно снабдили данными о трагедии. Поэтому приговор в отношении Ким Ки Чжуна обвиняет не столько президента, сколько чиновников, которые подделывали отчёты.

24 июля 2020 года в Соединённых Штатах по запросу южнокорейских следователей был арестован Ю Хёк Ки, второй сын главы компании-паромовладельца.

Следователи воспринимали его как ключевую фигуру в расследовании, поскольку он был фактическим наследником, а его коррупционная деятельность способствовала созданию на судне небезопасных условий, так как деньги на оборудование в целях безопасности не выделялись или же тратились нецелевым образом. Казалось бы, арестован важный подозреваемый, показания которого могут пролить свет на трагедию. Но, после информации о его аресте, новости, связанные с данной темой, автором обнаружены не были, и это означает, что концы снова оказались спрятаны.

30 декабря 2020 года родители жертв трагедии начали сидячую демонстрацию у здания Национального собрания, требуя продлить срок деятельности специальной комиссии по расследованию, истёкший 10 декабря. С их точки зрения, до сих пор неизвестно, почему затонул паром и почему не было спасателей: береговая охрана и другие учреждения отказываются сотрудничать, к тому же расследование было заторможено из-за пандемии коронавируса.

Это довольно важная реплика, которая касается того, насколько информационное поле действует даже на родителей жертв трагедии. Хотя спасательные суда не отсутствовали, а опоздали, а причины гибели парома документированы, люди верят в то, что для спасения не предпринималось никаких действий.

Лидер Демократической партии Ли Нак Ён вышел к протестующим и заявил, что все их требования о поправках к специальному закону о социальных бедствиях будут учтены. Срок расследования специальной комиссии будет продлён на два года, специальная следственная комиссия получит полномочия требовать данные от МВД и Верховного суда, несмотря на их возможную конфиденциальность, а для преступных деяний, которые комиссия будет вскрывать, отменят срок давности.

17 декабря 2020 года апелляционный суд оправдал трёх чиновников. Бывший глава администрации президента Ли Бён Ги, бывший секретарь президента по политическим вопросам Чу Ён Сун и бывший министр океанов и рыболовства Ким Ён Сук в июне 2019 года получили от одного года до двух лет условно по обвинению в препятствовании расследованию независимой группы, которая была создана в 2015 году и включала в себя экспертов, чиновников, адвокатов и гражданских лиц; цель её заключалась в анализе причин катастрофы. Основное обвинение в препятствовании заключалось в том, что указанные чиновники требовали от своих подчинённых, командированных в комиссию по расследованию, писать отчёты о работе комиссии, что было расценено как приказ вести наблюдение за группой и препятствовать её деятельности. Однако апелляционный суд счёл, что составление отчётов само по себе является практикой, типичной для госслужащих, и поэтому вины в злоупотреблении властью нет.

Заметим, что этот приговор опять-таки разбивает версию о том, что администрация Пак Кын Хе препятствовала раскрытию тайны трагедии, поскольку никаких доказательств действий, которые были бы нацелены именно на сокрытие информации или создание препон работе группы, обнаружено не было.

Ещё один важный вердикт был вынесен специальной следственной группой 19 января 2021 года. Результаты расследования дезавуировали большинство обвинений, которые выдвигали семьи жертв и их сторонники. Обвинение было выдвинуто 11 должностным лицам морской полиции, в том числе бывшему начальнику береговой охраны Ким Сок Кюну, в профессиональной халатности, которая привела к человеческим жертвам, и неспособности грамотно руководить спасательной операцией. Кроме этого, специальная следственная группа рассматривала указанное выше обвинение в препятствовании вмешательстве в работу следственной комиссии, однако «группа завершила расследование без дополнительных обвинений».

Это означает, что широко распространённые утверждения о давлении на расследование со стороны Голубого дома или незаконной слежке за некоторыми семьями жертв не подтвердились. Кроме того, было снято обвинение в отношении морской полиции в том, что она эвакуирована обнаруженного в воде подростка на лодке, а не на вертолёте, которым в этом время пользовались высокие чины. Установлено, что это нельзя рассматривать как препятствование спасательным работам, повлекшее смерть ребёнка.

Важно, что специальная следственная группа была создана в ноябре 2019 года тогда ещё генеральным прокурором Юн Сок Ёлем, и считалось, что эта команда окончательно прояснит все трудные вопросы и утверждения, связанные с неудачной спасательной операцией. Однако, как мы видим, никаких сенсаций, которые подтверждали бы точку зрения Муна о вине центральных властей, не возникло.

Вскоре после подобного вердикта 15 февраля 2021 года сеульский суд оправдал Ким Сок Кюна и ещё девять человек, занимавших в то время ключевые посты в морской полиции.

Вынося решение о том, что Ким и остальные не виновны в халатности, судья Ян Чхоль Хан заявил, что следствие не смогло обосновать обвинение, и с учётом скудости информации, которой располагали обвиняемые, им было трудно продумать приказ об эвакуации.

Специальная следственная группа прокуратуры, правда, осудила решение суда как «неубедительное» и заявила, что обжалует его. Против выступили и семьи жертв, и с точки зрения автора, оправдание вчистую вместо символического и небольшого условного срока действительно выглядит странно.

Тем не менее, 16 апреля 2021 года Мун Чжэ Ин призвал «не оставлять попыток стремиться к тому, чтобы правда о трагической гибели парома «Сэволь» в 2014 году была полностью раскрыта».

Годовщина была отмечена траурными мероприятиями, и южнокорейские СМИ старательно делали акцент на боли родственников жертв и их надежды на справедливое расследование причин катастрофы. При этом в СМИ появлялись откровенные фальшивки типа следующего пассажа: «Потопление пассажирского судна транслировалось в прямом эфире по всей стране, травмируя людей, которые чувствовали себя беспомощными и сердитыми из-за мучительно медленных спасательных операций».

Это откровенная ложь, поскольку прямой трансляции гибели парома не было из-за отсутствия репортёров на месте событий, а кадры, снятые спасателями, стали известны лишь позднее, плюс, как автор отмечал выше, время между прибытием на место первого спасательного судна и переворачиванием парома составляло менее часа. Тем не менее, на траурных мероприятиях отметились и демократы, и консерваторы, а министр образования Ю Ын Хе даже специально подчеркнула, что Республика Корея до и после катастрофы «Севоля» отличается, и 16 апреля стало днём, после которого правительство поставило во главу угла защиту жизни и безопасности граждан.

Мун Чжэ Ин отметил, что для установления истины будет сформирована ещё одна независимая команда адвокатов во главе со специальным прокурором, «которая даст возможность приблизиться на шаг к истине». Но что же мы видели в течение этих лет? С одной стороны, лиц, причастных к трагедии, освобождают, причём оправдание здесь полное, и не очень понятно, чего в решении суда больше, учитывая происхождение оправданных. Да, они действительно мало что могли сделать, но полное оправдание выглядит как весьма политизированный шаг, и автор представляет себе, какую истерику закатила бы оппозиция, если бы данное решение с точно такими же формулировками было принято при Пак Кын Хе.

С другой стороны, хотя обвинения против Пак Кын Хе по-прежнему «не находят подтверждения», Мун Чжэ Ин собирает всё новые и новые следственные группы, призванные найти подтверждения того, что главным виновников трагедии является прежняя центральная власть, ведь иначе получается, что главная страшная правда о трагедии парома «Севоль» заключается в том, что фундамент восхождения Муна на позицию президента зиждется на детской крови, поскольку общественное мнение раскачивали при помощи откровенно фальшивых новостей.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×