30.04.2021 Автор: Валерий Куликов

Иранская альтернатива Суэцкому каналу

IRN543241

С учетом недавнего блокирования Суэцкого канала контейнеровозом Ever Given, уже многие страны активно подключились к дискуссиям и поиску возможной будущей альтернативы этому морскому транспортному пути, соединяющему Европу и Азию. В частности, Россия предложила вариант Северного морского пути, Израиль вспомнил об идее канала «Бен-Гурион», который может связать Средиземное море с Красным в обход Суэцкого канала.

Не отстает в этом плане и Иран, предлагающий в качестве одного из «обходных путей» транспортный коридор «Север-Юг» из Персидского залива в Черное море, идею которого он высказал еще в 2016 году. Как сообщил представитель Министерства дорог и городского развития Исламской республики Амин Тарафо, этот маршрут будет запущен в ближайшее время и не только активизирует связи стран региона с Европой, но также увеличит роль Черного моря, Ирана и Кавказа в глобальных транспортных перевозках. 19 апреля уже прошел очередной раунд переговоров о функционировании этого транспортного маршрута между представителями Греции, Ирана, Армении, Грузии и Болгарии. При этом была подчеркнута возможность присоединения к проекту и других заинтересованных в сотрудничестве стран.

Заместитель председателя совета директоров иранской Ассоциации международных транспортных компаний Махмуд Оммати заявил, что Иран может сыграть в международной торговле роль коридора между Севером и Югом. При этом он напомнил, что страна находится на пороге вступления в Евразийский экономический союз (ЕАЭС), в который входят Армения, Россия, Казахстан, Белоруссия и Киргизия, что, по его убеждению, приведет к дополнительному процветанию коридора «Север-Юг». По словам Оммати, создание этого транспортного коридора было согласовано Россией, Индией и Ираном в 2000 году, а Исламская Республика сможет играть ключевую роль в качестве подходящей альтернативы Суэцкому каналу.

Другим весьма интересным проектом альтернативы Суэцком каналу может, безусловно, стать идея строительства российско-иранского судоходного канала Каспий—Персидский залив длиной в 750 км по территории Ирана. Идея этого проекта возникла после русско-турецкой войны 1877-78 гг. как возможность этим морским путем связать Индийский океан с Каспийским морем, а далее через Каспий по Волге в Северную Европу. Во времена царствования в России Николая II даже была создана в 1904 году российско-иранская комиссия, начавшая проектирование этого канала. Причем рассматривались два варианта: западный (к побережью Персидского залива) и восточный (непосредственно к просторам Индийского океана). Однако практической реализации этого проекта помещала череда войн и других событий: с Японией, Первая мировая, Октябрьская революция в России, затем Вторая мировая война. Однако имеется информация, что во время Тегеранской конференции в 1943 году Иосиф Сталин на ее полях встречался с шахом Ирана и беседовал с ним об этом канале. Проект имел не только торгово-экономическую, но и военно-стратегическую значимость.

После Второй мировой войны строительству этого канала сильно противились Соединенные Штаты, так как этот проект, помимо транспортного назначения, имел также значительное военно-стратегические значение для России. Однако этому Вашингтон и его западные союзники серьезно препятствовали, даже несмотря на то, что в период холодной войны Иран находился под сильным влиянием США. Как отмечали в тот период некоторые американские и ближневосточные СМИ, Вашингтон в целях недопущения создания военно-политического альянса Ирана и Ирака, а также предотвращения строительства канала Каспий-Персидский залив даже пошел на развязывание войны между этими двумя ближневосточными странами в 1980 г. и поддержание вооруженного кризиса в этом регионе. А в 1997 году Вашингтон даже сделал Тегерану серьезное предупреждение против любых попыток начала строительства такого канала, пообещав «суровые санкции», так как этот проект может объективно ослабить геополитическое влияние США и их контроль над мировыми транспортными путями.

Однако в последние годы к этому проекту, который в Иране именуют «Иранская река», вновь вернулись. Заинтересованность в нем уже проявили Казахстан, Туркменистан, ряд стран Индийского океана и Китай. Иранская делегация даже посетила Волго-Донской канал, Волго-Балтийский водный путь, установила рабочие контакты с российским «Росморречфлотом» на предмет возможной совместной реализации этого проекта, ориентировочная стоимость которого порядка 10 млрд долл. и, по оценкам иранских и российских экспертов, эти вложения окупятся в течение пяти лет с начала эксплуатации канала. Иранская часть трассы этого проекта проходит в западном и юго-западном Иране — от иранского порта Энзели (Южный Каспий), далее по рекам Сефидруд — Керхе — Нахр-эль-Кахла с впадением последней в Шатт-эль-Араб. Отмечается, что это широкий речной фарватер для судов смешанного плавания «река — море», впадающий в Персидский залив. Выработка в 2018 г. прикаспийскими странами нового статуса Каспийского бассейна устранила правовые препятствия для сооружения канала, в связи с чем каспийская трасса такого водного пути пройдет по срединной акватории, где нет национальных морских зон.

В результате эта водная артерия позволит сформировать кратчайший евроазиатский водный транзитный путь из Балтийского региона через Волго-Балтийский канал и по Волге в Каспий, затем через Иран в Персидский залив/Индийский океан. По этому водному маршруту достичь Индийского океана можно будет вдвое быстрее, чем через Босфор — Дарданеллы — Суэц — Красное море, в связи с чем к указанному проекту стало проявляться все больше интереса многими странами. А благоприятно развивающиеся сегодня отношения между Ираном и Россией, а также заинтересованность в этом проекте Китая и ряда других ведущих азиатских государств, позволяют надеяться в возможный достаточно быстрый переход российско-иранской альтернативы Суэцкому каналу из проекта в реальное строительство.

Валерий Куликов, эксперт-политолог, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×