26.04.2021 Автор: Константин Асмолов

Новости о радиоактивной воде: похоже, ее-таки спускают в океан

FKDCH3521

В свое время автор писал о судьбе радиоактивной воды, накопленной на АЭС «Фукусима — 1», и о том, что рано или поздно правительство Японии примет решение ее слить. Наконец, это случилось. 13 апреля 2021 г. правительство Японии приняло решение разрешить слив в океан значительного количества воды из хранилищ аварийной АЭС. В заявлении правительства, опубликованного японскими СМИ, утверждается, что вода в целом очищена от радиоактивных веществ, поэтому слив, который необходим для утилизации повреждённых реакторов, будет произведён безопасно.

В Южной Корее по этому поводу случилась «хорошо срежиссированная истерика» и дело дошло до обвинений в ядерном терроризме. Но перед тем, как описать детали, напомним ситуацию и разберемся с тем, насколько действия Токио действительно несут экологическую угрозу.

Авария на АЭС Фукусима произошла в марте 2011 года, когда в результате удара цунами вышли из строя системы энергоснабжения и охлаждения станции. Для охлаждения реакторов в них непрерывно закачивают воду, которая хранится на территории станции, но уже сейчас резервуары для хранения загрязнённой воды практически заполнены, а строить новые нет возможности. Объем обработанной воды превысил 1,2 миллиона тонн, и в феврале 2020 г. правительственная комиссия представила план избавления от воды путем сброса ее в море или испарения в атмосферу после того, как концентрация радиоактивных веществ будет снижена до уровней, допустимых экологическими и другими нормативами.

СМИ РК любят упоминать «сильно загрязненную» или «радиоактивную» воду, но используя адсорбирующее оборудование, компания-оператор электростанции TEPCO освобождает воду от цезия и стронция, которые составляют наибольшую часть радиоактивных материалов. Затем очистная установка ALPS удаляет остальную часть радиоактивных веществ. После этого поступает на хранение в цистерны высотой более десяти метров, которыми территория АЭС плотно заставлена. Как писали японские СМИ, лес этих емкостей высотой с трехэтажный дом вызывает чувство подавленности.

Даже в непосредственной близости от цистерн уровень радиации ничуть не отличается от обычного фона на улицах и в домах японской столицы. Хотя вода не очищается от радиоактивных веществ полностью, она уже удовлетворяет государственному стандарту радиоактивности, при соблюдении которого допускается попадание этой воды за пределы объектов АЭС. С помощью ALPS не может быть удалён только тритий, но TEPCO рассматривает возможность разбавления очищенной воды в 500 раз перед сбросом в море. Поскольку энергия его радиоактивного излучения невелика, она не проникает в организм сквозь кожу, а если это вещество все-таки попадает в организм, то оно проходит через него и выделяется, не накапливаясь. В отличие от стронция/калия/йода тритий нигде не накапливается.

Японские СМИ отмечают, что вода, содержащая тритий, образуется и на обычных атомных электростанциях, так что разбавление её до уровня ниже стандартного и сброс в море является международно признанной практикой. Эксперты же отмечают, что сброс очищенной воды в океан является самым дешёвым и, следовательно, заманчивым методом. Тем не менее разговоры о безопасности процесса слива воды всё равно вызывают беспокойство и у японских рыбаков, и у международных экологических организаций, однако больше всего истерики по этому поводу устраивает Республика Корея.

Первая вспышка возмущения и озабоченности произошла после того, как 16 октября 2020 года СМИ сообщили, что правительство Японии приняло решение слить воду в море. Отмечалось, что даже если правительство примет положительное решение, сброс воды займёт не менее двух лет, включая этап подготовки, и выпуск воды, скорее всего, начнется в октябре 2022 года. Ожидалось, что официальное заявление будет сделано до конца октября 2020 г., но, вероятно, из-за масштаба возмущений его отложили.

РК направила ряд писем в МАГАТЭ и другие международные организации с выражением озабоченности, вызвала для объяснений высокопоставленного сотрудника посольства и сохранила запрет на импорт морепродуктов из района Фукусима, рассмотрев возможность ужесточения проверок японских морепродуктов вообще. Основной аргумент заключался в том, что международное сообщество должно хорошенько проверить весь процесс на предмет того, действительно ли сброс воды соответствует международным стандартам.

4 ноября глава администрации президента Но Ен Мин заявил, что Южная Корея рассматривает возможность присоединения к мониторингу МАГАТЭ японского плана по выбросу радиоактивной воды: Япония обратится к международным учреждениям, включая МАГАТЭ, с просьбой сыграть свою роль в обеспечении общественного доверия к этому процессу, а Южная Корея рассматривает возможность участия в соответствующих мероприятиях.

20 ноября 2020 г. высокопоставленный представитель посольства Японии в Сеуле на условиях анонимности сообщил, что Япония готова совместно с РК осуществлять контроль над очисткой загрязнённой воды с АЭС «Фукусима» и её сбросом в Тихий океан. Как именно будет проводиться мониторинг, и каким образом его результаты будут передаваться другим странам, не объявлялось, плюс процесс вряд ли состоится до 2022 года, когда процесс утилизации начнется всерьез.

Однако 7 декабря анонимный представитель южнокорейского МИД заявил прессе, что «информация, которую Япония предоставляет нам до сих пор, слишком мала, чтобы судить о том, что их план безопасен… Мы задавали им очень конкретные и научные вопросы, и Токио отвечал в пределах возможного».

3 марта японский правительственный чиновник заявил, что Токио не может продолжать откладывать утилизацию загрязненной воды, и 13 апреля о решении объявили. В заявлении правительства утверждается, что вода в целом очищена от радиоактивных веществ, однако содержит изотопы трития, не подлежащие очистке. Тем не менее уровень концентрации трития будет снижен до допустимых пределов и соответствовать норме, установленной Всемирной организацией здравоохранения для питьевой воды. Процесс подготовки займёт примерно два года, при этом сам слив воды будет продолжаться вплоть до 2041-2051 годов, т.е. до полной утилизации повреждённых реакторов.

После этого официальный Сеул пошёл по второму кругу: СМИ описали ситуацию так, что неподготовленный человек смело мог думать, что японцы собираются слить всю воду одномоментно, а тритий – это опаснейшее из веществ и канцероген. Что «по результатам одного из исследований» уже через семь месяцев после слива загрязнённые воды достигнут вод близ острова Чечжудо, а через 18 месяцев под их влиянием окажется бóльшая часть Японского моря.

13 апреля начальник управления координации государственной политики РК Ку Юн Чхоль выразил «глубокое сожаление» по поводу решения японского правительства: Сеул «настоятельно призывает» Токио обеспечить прозрачное раскрытие и проверку информации, относящейся к общему процессу очистки загрязнённой воды, принятие конкретных мер для обеспечения безопасности южнокорейских граждан и предотвращения ущерба морской среде». Ку Юн Чхоль также сказал, что южнокорейское правительство передаст свои опасения в МАГАТЭ и попросит мировое сообщество объективно рассмотреть вопросы безопасности, связанные со сбросом воды. Кроме того, будут усилены радиационный контроль и проверка происхождения импортируемых пищевых продуктов. «Правительство примет все необходимые меры в соответствии с принципом обеспечения безопасности корейского народа от загрязненной воды с АЭС «Фукусима». Для чего было созвано специальное заседание уровня заместителей министров.

Общественные организации и вовсе назвали шаг Токио «ядерным терроризмом», продемонстрировав довольно специфическое понимание физики и математики: «Японское правительство обещает постепенно очищать радиоактивную воду до уровня, безвредного для человеческого организма. Но это не уменьшит общего количества радиоактивных материалов, выбрасываемых в океан». Ряд гражданских активистов и экологических организаций провели пресс-конференцию перед посольством Японии в Сеуле, напомнили о том, что против сброса загрязнённой воды выступают не только соседние страны, но и японские рыбаки, и призвали правительство РК принять решительные меры, включая подачу жалобы в Международный трибунал по морскому праву.

К активистам присоединялись политики-популисты, заявляя о том, что спуск воды будет непоправимой катастрофой для мировой морской экосистемы. Вся информация о системе очистки либо замалчивалась, либо подавалась под соусом «так говорят японцы, а они наверняка врут». Практически каждый более или менее заметный политик вне зависимости от политической ориентации высказался по поводу неприемлемости шага Токио – от временного лидера демократов То Чжон Хвана до и.о. главы консерваторов Чу Хо Ёна.

14 апреля «глубокую озабоченность южнокорейского правительства и народа в связи с решением Токио сбросить в океан загрязнённую воду с АЭС «Фукусима» выразил японскому послу лично президент РК Мун Чжэ Ин. В этот же день Мун поручил правительству рассмотреть вопрос о передаче дела о сбросе радиоактивной воды в Международный трибунал по морскому праву.

Если же говорить не о заявлениях, а о действиях, то 13 апреля в министерстве морского и рыбного хозяйства РК представили подробные меры по обеспечению безопасности морской среды и морепродуктов. Решено усилить контроль за попаданием в прибрежные воды страны таких радиоактивных веществ, как тритий и цезий. Для этого будет расширена сесть контрольных точек сбора данных. Также будут усовершенствованы методы прогнозирования влияния на экологию загрязнённой воды с АЭС «Фукусима». Вся информация о состоянии территориальных вод будет публиковаться через Корейский институт океанических наук и технологий сразу после поступления от Японии подробных данных о сбросах. Помимо этого, правительство усилит контроль за качеством импортируемых морепродуктов. Сети супермаркетов E-mart, Lotte Mart и Homeplus также подтвердили, что продолжат бойкотировать продажу японских морепродуктов.

В этот раз требования Южной Кореи отчасти поддержал Китай. Действия Японии назвали в Пекине безответственными и способными повлиять на здоровье и непосредственные интересы людей в соседних странах. Утечка большого количества радиоактивных материалов может иметь далеко идущие последствия. 14 апреля, в ходе диалога на уровне соответствующих правительственных ведомств по вопросам морского сотрудничества, Южная Корея и Китай подтвердили свое несогласие с планом Японии и договорились рассмотреть меры в зависимости от будущих действий Токио.

Обеспокоенность выразила и Москва. Как заявила официальный представитель МИД России Мария Захарова, «Токио, к сожалению, не счел нужным провести консультации с соседними государствами, в том числе с Российской Федерацией». В МИД указали, что в официальной информации от японских властей не содержатся оценки рисков для экологии Тихоокеанского региона, к которым может привести сброс воды, и Россия рассчитывает, что «в случае необходимости Япония позволит провести мониторинг радиационной обстановки в районах, где будет осуществляться такой сброс».

Тем не менее Соединённые Штаты и МАГАТЭ снова поддержали решение Японии, подчеркнув, что решение принималось в соответствии с глобальными стандартами ядерной безопасности. Южнокорейский ответ на это условно свёлся к тому, что Соединённые Штаты могут отреагировать таким образом, потому что расположены от Японии дальше, чем Корея.

Однако некоторые результаты южнокорейская деятельность дала. МАГАТЭ рассматривает возможность отправки в Японию международной группы экспертов, Токио в очередной раз выразил готовность сотрудничать по этому вопросу, а Сеул подтвердил готовность участия. На заседании правительства Японии было решено создать специальную рабочую группу, которая выслушает мнения разных сторон и поможет принять необходимое решение. Кроме того, на реализацию всей стратегии выделены дополнительные средства.

Подведем итоги: южнокорейская истерика кажется необоснованной. Экологической катастрофы не ожидается, но в южнокорейской прессе и особенно у правительственных НГО ситуация описывается так, как будто Япония сейчас и одномоментно сбросит в океан всю загрязненную воду прямо из реактора. Политической повестки в данном вопросе гораздо больше чем экологической.

Понятно, что решение слить воду в океан было ожидаемым, но всё же неожиданным для России и Китая, которые хотели бы более подробного описания процесса. А в идеале – соучастия в контроле над ним, чтобы убедиться в том, что спуск воды действительно будет осуществлять в соответствии со всеми нормами безопасности.

Однако антияпонизм лежит в основе южнокорейской идеологии и частично входит в китайский политический миф, и потому Сеул не может не бить в этот колокол, тем более что после провальных дополнительных выборов мэра столицы власти РК будет удобно переключить внимание на «негодяев-японцев», в очередной раз сделавших что-то не то, «галактика в опасности», все должны встать на борьбу.

К тому же экологическая повестка в дополнение к антияпонской – хороший способ для Муна поднять свой политический рейтинг, потому что ни чем больше в обозримом будущем это сделать не удастся. Межкорейские отношения в тупике, в экономике и внутренней политике проблемы. Добавим к этому и охранительный рефлекс: оппозиция готова ругать Муна за всё, что он сделал и не сделал. Если же вдруг на рыбном рынке обнаружат рыбу с высоким содержанием радиации, будет большой скандал, и Муна обвинят в том, что он такое допустил.

Конечно, неправительственные организации будут привычно заходиться в истерике, но для серьёзных действий наподобие исков потребуются как минимум данные, которые могут опровергнуть положительный отзыв МАГАТЭ, а также серьёзные доказательства того, что растянутый сброс радиоактивной воды нанёс Корее серьёзный ущерб. Их пока нет, и потому план правительства был встречен скептицизмом со стороны экспертов, которые сомневаются в шансах выиграть дело. По их мнению, Сеул должен сосредоточиться на обеспечении объективной проверки безопасности этой меры путем тщательного мониторинга.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×