23.04.2021 Автор: Константин Асмолов

Два одновременных визита, или «И нашим и вашим – спляшем»

SCR3411

2-3 апреля 2021 года состоялись два важных визита, комбинация которых прекрасно проиллюстрировала непростое положение, в котором находится Сеул на фоне противостояния Пекина и Вашингтона. С одной стороны, США являются главным военно-политическим союзником Южной Кореи, а политика восстановления альянсов, к которой обратился новый президент Байден, пытается дополнительно усилить трёхстороннее взаимодействие в треугольнике Вашингтон-Токио-Сеул как по северокорейскому вопросу, так и с точки зрения «сдерживания» Китая. С другой стороны, Китай – ведущий торговый партнёр РК, а взаимодействие с ним имеет шанс подтолкнуть Северную Корею к межкорейскому сотрудничеству.

В южнокорейских СМИ политика страны часто сравнивается с движением по натянутому канату, поскольку Сеулу желательно не испортить отношения ни с той, и с другой стороной. Разумеется, для этого нужно дружить со всеми. Демонстративным проявлением такой политики было то, что в один и тот же день министр иностранных дел РК Чон Ый Ён встречался с главой МИД КНР Ван И, а советник по национальной безопасности Со Хун прибыл на закрытую встречу со своими визави из США и Японии.

Начнем с визита в Китай

2-3 апреля министр иностранных дел РК Чон Ый Ён посетил с рабочим визитом китайский город Сямынь по приглашению китайской стороны. Последний раз министр иностранных дел был в КНР в ноябре 2017 года, а встреча глав МИД двух стран прошла впервые с ноября 2020 года.

Перед вылетом из Сеула глава южнокорейского внешнеполитического ведомства сказал в беседе с журналистами, что сотрудничать с Китаем для достижения прогресса в усилиях Сеула по построению прочного мира на Корейском полуострове «очень важно», и отметил, что дискуссии между РК и Китаем по этому поводу идут достаточно успешно.

Предполагалось, что в ходе переговоров будут обсуждаться вопросы сотрудничества между Сеулом и Пекином в предотвращении эскалации напряжённости в регионе, обмены на высоком уровне (включая возможность визита в Сеул председателя КНР Си Цзиньпина) и подготовка к мероприятиям, посвящённым 30-летию установления двусторонних дипломатических отношений, которое будет в 2022 году. Кроме того, Чон Ый Ён и Ван И собирались затронуть политику США в отношении КНДР и ее провокационные действия, а также участие Китая в налаживании прочного мира в регионе, поскольку возобновление в ближайшее время переговоров о денуклеаризации между США и Северной Кореей маловероятно после недавних запусков Пхеньяном баллистических ракет малой дальности.

Консерваторы сразу подвергли визит критике. «Чунъан Ильбо» отметила, что большинство корейских министров иностранных дел после вступления в должность первым делом посещали Вашингтон. Чон же едет в Китай, что показывает, какое большое значение придает Китаю администрация Муна. Если корейский дипломат не будет вести себя уверенно, «Корея может быть вырвана из своего десятилетнего союза и подчинена Китаю».

На встрече министров Ван И заявил, что «Южная Корея и Китай являются стратегическими партнерами и имеют общие или схожие позиции по сохранению регионального мира и стабильности, стремлению к совместному развитию и безопасности глобального управления». Назвав две страны вечными соседями, Ван подчеркнул важность стратегического общения между Сеулом и Пекином и заявил, что переговоры прошли очень своевременно.

Ван отметил, что обе стороны выступают за открытость и инклюзивность, пообещал «поддерживать международный порядок, основанный на международном праве, и работать вместе, чтобы защитить многосторонность и расширить общие интересы». В отношении КНДР Ван добавил, что «Китай, наряду с Южной Кореей, будет стремиться к процессу политического урегулирования проблемы Корейского полуострова путем диалога».

Чон Ый Ён также подчеркнул, что две страны разделяют общую цель полной денуклеаризации Корейского полуострова.

Что же до визита в Южную Корею председателя КНР Си Цзиньпина, то стороны договорились добиваться этого «в ближайшее время, как только ситуация с COVID-19 стабилизируется». Правда, в итоговом заявлении Китая об этом ничего не говорилось.

Чон и Ван также договорились «постоянно изучать сотрудничество между инициативами региональной политики Южной Кореи и китайской инициативой «Один пояс и один путь».

Кроме того, они договорились в первом полугодии создать совместный комитет для разработки дорожной карты будущего развития отношений двух стран, поскольку в следующем году Сеул и Пекин будут отмечать 30-летие установления своих связей. Также министры договорились стремиться к проведению в первой половине этого года стратегического диалога на уровне заместителей министров иностранных дел и диалога «2+2″ с участием дипломатических представителей и сотрудников служб безопасности.

«Корея Таймс» в связи с этим отметила, что Сеул пытается заручиться сотрудничеством Пекина, чтобы возобновить зашедшие в тупик переговоры о денуклеаризации между Пхеньяном и Вашингтоном и добиться мирного процесса, так как Китай — единственная страна, которая еще может оказывать влияние на Север. Однако неясно, готовы ли США и Китай сотрудничать друг с другом в глобальных вопросах, представляющих общий интерес, таких как северокорейская ядерная проблема. Учитывая обостряющееся соперничество между странами G2, перспективы их сотрудничества не радужны. Это тем более актуально, когда Вашингтон удваивает усилия по формированию антикитайского альянса и на Южную Корею оказывается все большее давление с целью вступления в неформальный четырехсторонний диалог по вопросам безопасности, более известный как Quad. Но Сеулу крайне важно сохранить баланс между Вашингтоном и Пекином, чтобы не попасть под перекрестный огонь.

Более консервативная Korea Herald упомянула, что Ван И якобы заявил, что «разумная тревога Северной Кореи по поводу своей безопасности должна быть устранена». По мнению газеты, это означает, что Пекин желает сохранить правящий режим КНДР, а санкции против Севера должны быть ослаблены. В этом контексте «сомнительно, что Пекин сыграет полезную роль в денуклеаризации Северной Кореи».

Теперь про поездку в Америку

Встреча Со Хуна, Джейка Салливана и Сигэру Китамура состоялась с глазу на глаз в Военно-морской академии США в Аннаполисе (на взгляд экспертов, символично) недалеко от Вашингтона, и Со Хун стал первым высокопоставленным южнокорейским чиновником, посетившим США с момента создания правительства Джо Байдена.

Как заявляла пресс-секретарь Совета национальной безопасности Эмили Хорн, встреча дала «возможность странам провести консультации по широкому кругу региональных вопросов и внешнеполитических приоритетов, включая поддержание мира и стабильности на Корейском полуострове, борьбу с пандемией COVID-19 и борьбу с изменением климата». Многосторонний диалог на уровне советников по национальной безопасности «отражает важность, которая придается расширению и углублению сотрудничества по ключевым вопросам и продвижению общего процветания в свободном и открытом Индо-Тихоокеанском регионе». Как раз в преддверии окончательного формирования новой политики в отношении КНДР, на которую у союзников есть шанс повлиять или хотя бы высказать свое мнение.

По словам Со Хуна, Южная Корея, Япония и Соединенные Штаты «согласились с неотложностью северокорейской ядерной проблемы и необходимостью дипломатического решения этой проблемы», подтвердив свои совместные усилия по скорейшему возобновлению переговоров с Пхеньяном о денуклеаризации. «Американская сторона разъяснила промежуточные итоги продолжающегося обзора политики Северной Кореи, а советники по вопросам безопасности Южной Кореи, США и Японии провели углубленные обсуждения по различным вопросам, связанным с подготовкой и реализацией мер по переговорам с Северной Кореей».

Еще «Южная Корея, США и Япония также обсудили глобальные проблемы, такие как изменение климата, и договорились укреплять свое сотрудничество, основанное на их общих ценностях». Последняя фраза очень важна для автора, вспомним заявления Помпео и не только, что противостояние США и Китая носит не политический, а именно ценностный характер – свобода против тоталитаризма.

Конечно, «договорились укреплять» означает, что пока полноценного сотрудничества нет, но Со Хун считает, что «три страны смогли провести стратегический диалог по различным вопросам, представляющим взаимный интерес».

Белый Дом в своем заявлении по итогам встречи выделил немного иное. Советники «поделились своими опасениями по поводу ядерных и баллистических ракетных программ Северной Кореи и подтвердили свою приверженность решению этих вопросов путем согласованного трехстороннего сотрудничества в направлении денуклеаризации». А также — подчеркнули необходимость полного выполнения резолюций Совета Безопасности ООН, запрещающих любые испытания Севером ядерного оружия и баллистических ракет, «подтвердили свою твердую приверженность совместной работе по защите и продвижению своих общих целей в области безопасности». Специально была отмечена важность «воссоединения разлученных корейских семей и скорейшего решения проблемы похищений».

Почти те же формулировки, включая «сотрудничество на основе общих ценностей», фигурировали и в совместном заявлении по итогам встречи: «приверженность к сотрудничеству и совместным действиям в решении северокорейской ядерной проблемы», «озабоченность продолжением ядерной и ракетной программ Пхеньяна», «необходимость полного выполнения резолюций Совета Безопасности ООН». Тем не менее «усилия по скорейшему возобновлению переговоров между Северной Кореей и США должны быть продолжены», и утверждается, что эта фраза вошла в текст заявления по просьбе Со.

Кроме общей встречи, представитель РК встретился с каждым из визави по отдельности. На двусторонних переговорах с Салливаном Со, по его словам, подчеркнул положительное влияние хороших межкорейских отношений на переговоры о денуклеаризации с Севером. Правда, не менее он отметил важность «скоординированной стратегии между Южной Кореей и Соединенными Штатами». В этом контексте можно считать успехом то, что американская сторона «объяснила прогресс, достигнутый до сих пор в отношении Северной Кореи, и согласилась продолжать консультации на протяжении всего оставшегося процесса». Иными словами, Сеулу пояснили генеральную линию. Но согласились выслушивать.

Зато Сеул и Вашингтон достигли «принципиальной» договорённости о проведении саммита между президентами РК и США. Не назвав точной даты, стороны договорились провести саммит как можно раньше.

Со также провел двусторонние переговоры со своим японским коллегой, на каковых «Южная Корея и Япония договорились играть конструктивную и активную роль в процессе пересмотра политики США в отношении Северной Кореи и согласились с важностью сотрудничества между Южной Кореей, США и Японией для решения северокорейской ядерной проблемы». Формулировки весьма расплывчаты, учитывая то, что перед визитом СМИ РК писали, что «в ходе встречи с председателем Совета национальной безопасности Японии Сигэру Китамурой будут обсуждаться совместные меры Сеула и Токио по установлению устойчивого мира на Корейском полуострове».

Как можно заметить, в обоих случаях стороны объявили о том, что переговоры прошли хорошо, но зримые результаты видны в малозначимых сферах, потому что крупные вопросы остались и там, и здесь. По сути, на обеих встречах обсуждались проблемы региональной безопасности, в том числе северокорейский вопрос, и как в Китае, так и в Америке южнокорейские чиновники демонстрировали конструктивный и позитивный подход. При этом дело закончилось в обоих случаях общими заявлениями о готовности сотрудничать и конкретикой по малозначимым направлениям.

Более того, если же обратить внимание на освещение этих двух визитов в СМИ, то англоязычные СМИ РК, которые придерживаются скорее консервативной направленности, куда больше прошлись по поездке в Китай, чем по поездке в Америку. С точки зрения консерваторов, которые постоянно обвиняют Муна в криптокоммунизме и прокитайской политике, «Сеулу давно пора прекратить пресмыкаться перед Пекином и вспомнить, кто его главный союзник».

Похожую позицию, пусть и по иным соображениям, занимают сторонники реалистического подхода. Приверженцы этой точки зрения считают, что если оценивать неприятности, которые устроит одна сторона в случае присоединения Сеула к другой, то, хотя Китай весьма жёстко показал зубы, после решения РК разместить на своей территории ПРО THAAD, хватка Соединённых Штатов может быть куда жестче, даже если анализировать вероятную торговую войну.

Тем не менее пока Сеул отчаянно пытается сидеть на двух разъезжающихся стульях, уже готовясь использовать поперечный шпагат, а автор с интересом наблюдает за тем, чем закончится подобная акробатика.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×