22.04.2021 Автор: Виктор Михин

Иранская ядерная программа на международной повестке дня

ROU54211

Иран начал 60-процентное обогащение урана на своем заводе в Натанзе спустя несколько дней после взрыва на этом объекте, в котором Тегеран законно обвинил Израиль. «Наш ответ на злобу врагов, — подчеркнул президент Хасан Рухани, — замена поврежденных центрифуг на более совершенные, при этом активируется 1000 передовых центрифуг, и будет увеличение обогащения до 60% на заводе в Натанзе».

Международное агентство по атомной энергии заявило, что оно было проинформировано о решении иранских властей. Вашингтон в свою очередь демагогически назвал заявление Ирана «провокационным» и заявил, что администрация США якобы обеспокоена, добавив, что это ставит под сомнение серьезность Тегерана на переговорах по ядерной программе.

В то же время президент США Джо Байден неоднократно заявляет, что хочет вернуться к сделке, но Иран якобы «должен отменить свои нарушения». В связи с этим Европейский союз созвал переговоры в надежде сделать именно это. Хотя американская делегация присутствует в Вене, она не встречается непосредственно с иранской, а между ними курсируют дипломаты из других стран. Вступая в переговоры, которые только начались, Иран заявил, что готов вернуться к полному соблюдению соглашения, но что США сначала должны будут отказаться от всех санкций, введенных при Д.Трампе. Однако это довольно сложно, поскольку прежняя администрация добавила санкции в отношении Ирана за пределами тех, которые связаны с его ядерной программой, в том числе из-за обвинений в терроризме, нарушениях прав человека и за программу баллистических ракет страны.

И все же есть признаки надежды. По словам Анисе Бассири Табризи, иранского ученого из Британского Королевского института объединенных служб, переговоры быстро прошли мимо дебатов «кто идет первым» и уже начали затрагивать конкретные вопросы. «Это очень хорошее развитие событий, что есть эти рабочие группы, которые действительно говорят и смотрят на мелочи», — сказала она агентству Ассошиэйтед Пресс. Чтобы Иран вернулся к сделке, он должен вернуться к обогащению урана до чистоты не более 3,67%, прекратить использование передовых центрифуг и среди прочего резко сократить количество обогащаемого урана. Несмотря на проблемы, Табризи сказала, что «предстоящая задача не так сложна, как та, с которой столкнулась группа в 2015 году, поскольку у них уже есть сделка».

Хотя переговоры только начались, возник вопрос, а как долго они продляться. Там нет никаких определенных временных рамок. Дипломаты, участвующие в переговорах, говорят, что эти вопросы не могут быть решены в одночасье, но надеются на их решение в течение нескольких недель, а не месяцев — по нескольким причинам. Первоначальная сделка была согласована после того, как президент Ирана Хасан Рухани, широко известный как умеренный политик, впервые вступил в должность. Рухани не может снова баллотироваться на предстоящих июньских выборах из-за ограничения срока полномочий, и он надеется, что сможет покинуть свой пост, когда Иран снова сможет продавать нефть за границу и получать доступ к международным финансовым рынкам.

Между тем США могут столкнуться с гораздо более сложными переговорами, если они не заключат сделку до ухода Рухани. Сторонники жесткой линии в Иране отвергают ядерную сделку, заявляя, что она не принесла достаточной экономической помощи и является скользким путем к усилению давления на страну. Это не обязательно означает, что они прекратят переговоры, если их изберут, хотя это все усложнит, считает Санам Вакил, заместитель директора программы института политики Чатем-Хауса по Ближнему Востоку и Северной Африке.

Есть и еще одна причина действовать быстро: Иран в феврале начал ограничивать инспекции Международного агентства по атомной энергии своих ядерных объектов. Вместо этого было заявлено, что записи с камер наблюдения за объектами в течение трех месяцев будут сохранены и переданы МАГАТЭ, если иранцы получат облегчение санкций. В противном случае иранские ученые сотрут все записи, и, возможно, для МАГАТЭ возникнут новые трудности для посещения Ирана и контроля за его ядерной программой.

Хотя при этом надо признать, что существуют и другие многие трудности и препятствия. Только что ядерный объект в Натанзе подвергся диверсии, который иранские власти обозвали как саботаж.  Многие, и на то есть серьезные причины, подозревают, что это нападение было совершено Израилем, который выступает против ядерной сделки, хотя израильские власти стараются каким-то образом избежать вопроса его комментирования. Большая часть иранской работы в Натанзе пошла насмарку, со злорадством пишут многие израильские СМИ. Согласно их оценкам, иранский режим ныне испытывает один удар за другим, что свидетельствует о его неспособности защитить даже свои весьма важные объекты в атомной области, но он, несомненно, попытается отомстить, когда сможет. Подполковник Майкл Сегалл, эксперт по стратегическим вопросам, специализирующийся на Иране, терроризме и Ближнем Востоке, а также старший аналитик Иерусалимского центра по связям с общественностью, отметил, что переговоры между Соединенными Штатами и Ираном о возвращении Исламской Республики к ядерному соглашению являются «спусковым крючком для многих недавних событий и последним действиям Израиля». Это не первый случай, когда центрифуги в Натанзе так или иначе терпят крушение. «Я не уверен, сколько каскадов, которые удерживают центрифуги по обогащению урана на месте, было там разрушено, и неясно, что произошло, но когда каскад ломается, это означает годы работы, которые идут насмарку», — считает Сегалл.

До этого президент Ирана Хасан Роухани объявил, что Иран начал испытания новых центрифуг IR-9, которые обогащают уран в 50 раз быстрее, чем центрифуги первого поколения IR-1. В тот же день Иран сообщил, что в Натанзе запущены 164 центрифуги IR-6, которые обогащают уран в 10 раз быстрее, чем центрифуги IR-1. Кстати, ядерная сделка 2015 года ограничивает Иран использованием только типа IR-1. Затем в Натанзе произошло загадочное отключение электроэнергии после сообщений о взрыве. Хорошо информированная (откуда?!) газета «Нью-Йорк таймс» сразу же сообщила, что в результате инцидента производство на заводе будет приостановлено по меньшей мере на девять месяцев. Центрифуги IR-9 действительно сократили время обогащения, и это сокращает то, что раньше занимало дни, до нескольких часов. Отключение питания без резервного питания может привести к серьезным повреждениям, если каскады покинут свое положение, отметил израильский специалист Сегалл.

Иран твердо считает, что Израиль явно надеется сорвать переговоры с помощью саботажа. Рухани сказал, что все еще надеется, что переговоры приведут к результату, но последнее нападение осложнило ситуацию. Во-первых, Иран в ответ объявил, что увеличит обогащение урана до 60% чистоты — намного выше, чем когда-либо прежде, и установит более совершенные центрифуги на заводе в Натанзе. И вслед за развитием этих событий обе стороны усилили свою риторику и пропаганду. В частности, Верховный лидер Ирана Аятолла Али Хаменеи, который имеет последнее слово по всем государственным вопросам в стране, отклонил все предложения, рассматривавшиеся до сих пор в Вене как «не стоящие внимания». В то же время госсекретарь США Блинкен сказал, что Вашингтон продемонстрировал свою серьезность, приняв участие в непрямых переговорах в Вене, но с недавними заявлениями Тегерана «остается увидеть, разделяет ли Иран эту серьезность цели». США очень серьезно относятся к его «провокационному» объявлению о намерении начать обогащение урана на 60 процентов, сказал Блинкен на пресс-конференции в штаб-квартире НАТО в Брюсселе, имея в виду Иран. Европейские страны, участвующие в иранской ядерной сделке 2015 года и беспрекословно выполняя волю своего сюзерена, также заявили Тегерану, что этот шаг якобы противоречит усилиям по возрождению соглашения, из которого, напомним, США вышли.

Между тем на ядерных переговорах в Вене, как свидетельствуют факты, Вашингтон до сих пор демонстрировал достаточно решительную, бескомпромиссную и грубую позицию. Американскую делегацию возглавил Специальный посланник США в Иране Роберт Малли — человек, как отмечают американские СМИ, мало склонный к переговорам и гибкости в своем мышлении. Но Иран, со своей стороны, “очень решительно” настаивает на том, чтобы все санкции были сняты до того, как он отменит свои ядерные шаги. Кстати, наблюдается хорошо организованное разделение труда в иранском правительстве, причем Министерство иностранных дел отражает твердую позицию Аятоллы Али Хаменеи, а президент Хасан Рухани иногда принимает более оптимистичный тон относительно возможного исхода переговоров.

Вполне очевидно, что идея иранцев заключается в том, что все санкции должны быть сняты, даже те, которые связаны с неядерными проблемами, такими как, например, обвинением в терроризме. Проверка очень важна для иранской перспективы – прежде всего, Иран хочет убедиться, что санкции будут сняты, и только тогда он обратит вспять свои последние меры, включая установку передовых центрифуг IR-9. Не следует забывать, что через шесть недель Иран должен прекратить делиться видеозаписями своих ядерных объектов с МАГАТЭ — шаг, который последовал после того, как Тегеран прекратил прямую видеотрансляцию в рамках своих постоянно эскалирующих ядерных шагов, чтобы оказать давление на переговоры. Но действительность такова, что все в основном будет зависеть только от разумных шагов администрации Джо Байдена, если таковые последуют со стороны Белого дома.

Виктор Михин, член-корреспондент РАЕН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×