16.04.2021 Автор: Владимир Терехов

Олимпийское движение на современном этапе “Большой мировой игры”

WNT34111

Судя по всему, международное Олимпийское движение входит в этап самых серьёзных испытаний с момента реинкарнации в конце XIX в. из 393 г. н. э., когда это религиозно-языческое действо было запрещено римским императором-христианином Феодосием 1 (“Великим”). Сама данная реинкарнация, видимо, рассматривалась её инициаторами в качестве одного из важнейших проектов в череде тех, которые сопровождали процесс эволюции европейской цивилизации последних нескольких веков.

Изначально и плотно встроенное в концепцию “линейно-прогрессивного” характера указанного процесса Олимпийское движение оказалось под воздействием всех тех ударов, которые наносила по ней реальная жизнь. Из них тяжелейший привнесла с собой Первая мировая война. Всё, что за ней последовало в XX в., особенно катастрофа Второй мировой войны, включая также периодически проводимые Олимпийские игры, представляло собой не более чем иллюстрацию агонии смертельно раненого “прогрессистского” мифа.

Иначе как судорогами Олимпийского движения нельзя назвать всё, что сегодня сопровождает процесс подготовки к проведению очередных летних и зимних Олимпийских игр, хозяевами которых должны стать Япония и Китай. Нельзя не усмотреть важной символики в том, что всё более определённо обозначающиеся кризисные явления в Олимпийском движении дают о себе знать на этот раз в Азии (точнее, в Индо-Тихоокеанском регионе), куда смещается фокус современных глобальных процессов.

Последние, в свою очередь, погружаются в состояние всестороннего кризиса, лишь одним из элементов которого (но весьма примечательным) являются проблемы в процессе подготовки очередных ОИ. Кризисные явления в мировой политике уже отражаются на перспективах намеченных на начало 2022 г. зимних ОИ.

Напомним вкратце, о чём идёт речь. В 2015 г. на очередном заседании МОК Китай был избран местом проведения ЗОИ-2022. И хотя уже к тому времени достаточно определённо обозначились контуры главного геополитического противостояния первой половины XXI в. с главными участниками в лице США и КНР, но вплоть до конца 2019 г. ЗОИ-2022 не были в числе объектов разворачивающейся борьбы.

Однако данная “недоработка” была, в конце концов, исправлена на заключительном этапе правления в США предыдущей администрации. Поводом для включения ЗОИ-2022 в перечень объектов атак Вашингтона на Пекин была избрана ситуация в Синьцзян-Уйгурском автономном районе. Носившие поначалу достаточно общий характер, они свелись в последнее время к мему о якобы “принуждении с помощью местных органов КПК к принудительному труду уйгуров на хлопковых плантациях”.

Отметим, кстати, иезуитский характер данного мема, нацеленного на “внутризападное” потребление. Он предназначен для провоцирования ассоциаций с вполне реальными сценами недавнего прошлого, связанного с тяжёлым трудом американских негров-рабов на хлопковых плантациях.

Парируя грубую пропаганду, в Китае публикуют материалы о фактическом состоянии дел с хлопковой отраслью в СУАР. В частности, приводятся фотографии хлопковых полей, на которых кроме уборочных комбайнов вообще никого не видно. Едва ли такие картинки отличаются от тех, которые сегодня может показать, например, штат Миссисипи.

Почти наверняка партийные функционеры СУАР проводят разъяснительные беседы с теми комбайнёрами-уйгурами, которые нерадиво относятся к работе. Но вряд ли их даже увольняют. Как это с высокой вероятностью сделает американский фермер с наёмником-злостным нарушителем трудового соглашения, то есть решая проблему быстро и эффективно.

В связи с последним автору вспоминается студенческая практика на заводах СССР, когда не раз приходилось слышать сетования низшего уровня начальства и партработников о невозможности уволить “этого алкаша и раздолбая” и необходимости вести “среди него” воспитательную работу.

Как бы то ни было, но нынешние оппоненты Китая переходят от (пропагандистских) слов к делу и, повторим, одним из объектов атак становится ЗОИ-2022. В феврале с. г., ссылаясь на “геноцид уйгуров”, с инициативой о необходимости бойкота очередной зимней ОИ выступил ряд парламентариев США и Канады. Однако из окружения президента Дж. Байдена тогда заявляли об отсутствии пока планов запрета американским спортсменам поехать на предстоящую зимнюю Олимпиаду. 6 апреля госдепартамент США опроверг слухи о том, что якобы ведётся “обсуждение с союзниками” темы возможного бойкота предстоящей ЗОИ-2022.

Представляется, однако, что указанное “опровержение” последовало после того, как предварительный зондаж данного вопроса показал крайнюю сомнительность формирования сколько-нибудь внушительного числа значимых стран, готовых присоединиться к такому бойкоту. Едва ли на это пойдёт сегодня Индия, приобретающая крайне важное для США значение. Накануне поездки премьер-министра Японии Ё. Суги в США в японской прессе появилась информационная утечка, из которой следовало, что японское руководство “не ожидает” появления в ходе предстоящих переговоров темы возможного бойкота ЗОИ-2022.

А это значит, что в потенциальном бойкоте мог бы принять участие весьма усечённый вариант (и без того малочисленной) международно-политической секты под условным наименованием “демократический союз”, в разных вариантах обсуждаемый в последнее время прежде всего в Великобритании и США. Попытка бойкота в таких условиях ЗОИ-2022 представила бы весь проект по созданию “демократического союза” в заведомо проигрышном виде.

Не забудем, что потенциально входящая в него Япония является хозяйкой очередных летних ОИ, которые должны были состояться ещё в прошлом году, но были перенесены на 2021 г. по причине разразившейся пандемии SARS-CoV-2. То есть из-за проблемы, изначально имевшей вроде бы узко-специфический (“медицински-вирусологический”) характер, но оказавшейся в центре современного этапа “Большой мировой игры”.

Оставим любителям дискуссий на тему первичности курицы и яйца обсуждение вопроса о том, что было “вначале”: “вирусология” или “политика”. Констатируем лишь несомненную серьёзность проблемы SARS-CoV-2, от игнорирования которой двумя месяцами ранее те самые “вирусологи” предостерегали руководство Японии. Которое, в свою очередь, оказалось тогда перед трудным выбором: сохранять ли и далее (на неясный срок) карантинные ограничения, и тогда почти определённо “прощай, ЛОИ-2021”, или рискнуть, прекратив режим ЧП и попытавшись хоть в какой-то форме их всё же провести.

Был выбран второй вариант ответа на эту дилемму и, как почти всегда в подобных случаях, у Японии теперь вырисовывается перспектива получить оба “удовольствия” одновременно. С началом очередной (четвёртой) “волны” SARS-CoV-2 (с участием каких-то новых и опасных “штаммов”) резко начали расти темпы заболеваемости. Что, в свою очередь, всё более определённо придаёт очертания сумасшедшего дома ситуация с ЛОИ-2021.

Возрастающий уровень отторжения населением этого мероприятия проявился, в частности, в резком несогласии с внешне вполне разумным мероприятием по первоочередному вакцинированию приезжающих спортсменов. Но пришлось опровергать “слухи” о подобных планах по причине задержки (приблизительно на полгода) массовой вакцинации самих японцев.

Примечательными оказались последствия относительно второстепенного события, связанного с тем, что в ноябре прошлого года в зоопарке Осаки (второй крупнейшей городской агломерации страны) “местная” полярная медведица разродилась потомком. С 23 марта счастливую мать с весёлой малышкой начали показывать посетителям зоопарка, а в СМИ появились на эту тему трогательные фотографии. Уставший от гнетущей “коронавирусной” атмосферы народ устремился в зоопарк хоть за каким-то позитивом, который изредка (впрочем, как и должно быть) предоставляет реальная жизнь.

Создав тем самым ситуацию “скопления людей”, опасную с позиций всё того же SARS-CoV-2. Поэтому уже через десять дней медведицу с медвежонком убрали с глаз долой. Как сообщается, до 5 мая, когда запланировано прекращение в Осаке режима ЧП. Непонятно, почему это произойдёт, если число ежедневно заболевающих продолжает упорно расти.

Впрочем, люди и далее смогут посмотреть на предмет их, пусть и небольшой, но столь необходимой сегодня радости; в видеороликах, которые руководство зоопарка обещает регулярно размещать в социальных интернет-сетях. Жизнь обывателя становится всё более виртуальной, что никак не способствует поддержанию его психической устойчивости.

При том что никуда не исчезают проблемы реальной жизни. В частности, в сфере “Большой мировой игры”, в центре которой, повторим, сегодня располагается комплекс отношений между двумя ведущими мировыми державами, оказывающий возрастающее влияние на все её (“игры”) аспекты. Включая судьбу Олимпийского движения.

Пока сохраняется общее представление о том, что американо-китайские отношения продолжают всесторонне деградировать. То есть новой администрации США не удаётся остановить этот крайне негативный и опасный процесс (если такое намерение вообще присутствовало). Не говоря уже о том, чтобы обратить его вспять.

Хотя в некоторых комментариях (прежде всего китайских) перспектив его дальнейшего развития и выражается иногда (весьма осторожный) оптимизм. Например, в связи с итогами переговоров в Анкоридже и 50-летием специфического периода двусторонних отношений, получившего название “пинг-понговой дипломатии”.

Одним из тестов на обоснованность такого оптимизма станет дальнейшая судьба Олимпийского движения в целом и формат проведения очередных его “календарных” мероприятий в частности.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×