14.04.2021 Автор: Владимир Одинцов

США усиленно укрепляют свое присутствие в Монголии

MNG341211

В комплексной стратегии США, нацеленной на доминирование на евразийском континенте, Вашингтоном всё большее внимание уделяется Монголии. В определенной степени это обусловлено колоссальными природными ресурсами и экономическими возможностями этой страны, которые представляют безусловный интерес для американских промышленно-деловых кругов. Однако еще больше это связано с намерениями Вашингтона использовать «прародину Чингисхана» для противодействия России и КНР, с акцентом на «разделение» монгольского народа – с учётом наличия в составе Китая приграничного с ней и с Россией весьма обширного автономного района Внутренняя Монголия.

Американское руководство стремится активизировать свои связи с Улан-Батором и включить Монголию в число ближайших союзников в Индо-Тихоокеанском регионе (ИТР) наряду с Сингапуром, Тайванем и Новой Зеландией. Аналитики считают, что тема сотрудничества с Улан-Батором стала особенно актуальна для США из-за приобретающих в последнее время все большую напряжённость в отношениях США с Россией и Китаем.

По общему объёму прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в Монголию США занимают 6-е место (3,3%), уступая КНР и Японии, но опережая Россию. В значительной степени инвесторы из США проявляют интерес к монгольской горнодобывающей отрасли, в частности к разработке крупнейшего угольного месторождения Таван-Толгой. Хотя американские инвесторы и считают Монголию одним из наиболее перспективных рынков в Восточной Азии, однако их инвестиционную деятельность в этой стране затрудняет громоздкий и неэффективный бюрократический аппарат, высокий уровень коррупции и периодически возникающие финансовые конфликты, вызываемые характерным для монголов «ресурсным национализмом».

В последнее время в выступлениях американских политиков все чаще можно услышать «о гордости США тем, что они являются «третьим соседом» Монголии». Говоря об этом, в США имеется в виду понятие, появившееся в лексиконе монгольских политиков после революции начала 1990-х годов. Географически Монголия граничит только с двумя странами — Россией и Китаем, однако Улан-Батор уже неоднократно декларировал, что сегодня он не намерен замыкать все свои военно-политические и экономические контакты только на этих двух государствах. Поэтому к «третьим» соседям Монголия относит те страны, с которыми республика поддерживает наиболее тесные отношения, называя, в частности, в их числе США, Японию, Южную Корею, Австралию и страны Евросоюза, сотрудничеством с которыми Монголия рассчитывает уравновесить российское и китайское влияние в регионе.

Вектор расширения сфер влияния Вашингтона в Азии просматривался давно. Ещё в 2011 году представитель Демократической Партии Хиллари Клинтон, возглавлявшая в то время Госдепартамент, объявила, что присутствие Соединенных Штатов в Азии является обязательным условием для сохранения американского глобального лидерства, так как именно в Азии будет «написана основная часть истории XXI века». Ключевым же противником Вашингтона в регионе сегодня остаётся Китай, который фигурирует в доктринальных документах США в качестве одной из ключевых угроз.

В недавно рассекреченном Белым домом принятом в 2018 году документе национальной безопасности США «Стратегические рамки для ИТР» Монголия рассматривается наряду с Японией, Республикой Кореей и Тайванем в числе основных партнеров по удерживанию «экономической агрессии» Китая за счет вовлечения в реализацию различных американских проектов. Одним из выражений данной политики стало выделение Улан-Батору $350 млн для модернизации системы столичного водоснабжения, ставшее крупнейшим единовременным вложением США в регион. При этом Вашингтон систематически стремится подчеркнуть, что безвозмездный характер американской помощи якобы выгодно отличается от инфраструктурных программ Китая, подразумевающих, как правило, освоение «связанных кредитов».

В целях наращивания американского присутствия в Монголии в 2019 году была возобновлена работа USAID, которая в начале 2021 года объявила о финансировании сразу двух программ по содействию развития сельского хозяйства на сумму в $4,3 млн.

При активном участии USAID в последнее время произошло активное расширение деятельности в Монголии многочисленных НКО, многие из которых были созданы по различным направлениям для «расширения демократии». Так, по данным Министерства юстиции и внутренних дел Монголии, в 2019 году в этой стране уже было официально зарегистрировано более 20 тысяч НКО (и это – на 3 млн населения!), большинство из которых финансируется из-за рубежа. Так, например, активисты НПО «Монгольский союз молодежи» реализует проект, по которому включают монгольских политиков в черный или в белый список по степени их «коррумпированности». Но при этом, оказывается, МСМ согласовывает эти списки с руководством таких американских структур, как «Корпус мира» и USAID! Теперь понятно, почему в черный список, в основном, попадают те из монгольских политиков, которые считаются «пророссийскими». А попав в такой черный список уже маловероятно, что попадешь в число депутатов монгольского парламента…

Другим примером может быть активная деятельность в Монголии с местными политиками (в основном – с парламентариями) и их электоратом другой НПО – «Международный Республиканский институт (IRI)», которая в 2016-м году была запрещена в России по причине грубого вмешательства во внутренние дела страны. Эта НПО регулярно организует поездки монгольских законодателей и других заметных монгольских политических лидеров в США, что обоснованно можно расценивать как их подкуп.

 Кроме того, при активной поддержке посольства США в Монголии сегодня действуют Фонд Сороса, запрещенная в России такая религиозная секта, как Церковь адвентистов седьмого дня (ADRA) и ряд других.  Судя по финансовым отчетам, денег на Монголию не жалеют, особенно американские структуры, замаскированные под НПО и действующие в целях продвижения «демократии по-американски». С учетом их значительного количества на скромных 3 млн. населения, Монголия уже давно должна была бы стать «мировым оплотом демократии и благоденствия», чего однако явно не просматривается… На субподряде у них тысячи монгольских «активистов», которым, естественно, приходится отрабатывать все поставленные перед ними цели и задачи, прежде всего по противостоянию России и Китаю.

И чтобы не стать полностью подконтрольными иностранному влиянию, для Монголии уже давно назрела необходимость принятия закона «об иностранных агентах», как, впрочем, это сделали сами Соединенные Штаты, приняв еще в далеком 1938 году закон FARA (Foreign Agents Registration Act). Кстати, не только в США, но и во многих других странах подобная деятельность с иностранным участием строго контролируется, в частности, в Великобритании, Израиле, Индии, Германии и других странах, ответственно подходящих к своей безопасности и политическому суверенитету.

В 2018 году к политико-экономическому аспекту американской политики в отношении Монголии добавился и военный. Улан-Батор стал рассматриваться в качестве одного из ведущих региональных партнеров программы Global Peace Operation Initiative по поддержке миротворческих операций, происходит наращивание американо-монгольского взаимодействия по линии миротворческой деятельности ООН в Африке и НАТО – в Афганистане.

В рамках американской State Partnership Program в ИТР активизировалось сотрудничество между гвардией Аляски и вооруженными силами Монголии, в частности, на ежегодно проводимых в Монголии международных учениях «В поисках Хана» и «Гобийский волк».

Повышенное внимание Вашингтона к Монголии и ее отношениям с двумя естественными соседями Россией и Китаем демонстрирует произошедшее в январе с.г. расширение штата посольства США в Улан-Баторе сразу на 12 дипломатов, 4 из которых являются специалистами по России и Китаю. Летом прошлого года в Монголию прибыло еще 2 сотрудника USAID.

Поэтому жителям Монголии не следует расслабляться в ближайшие месяцы, особенно накануне предстоящих в стране летом президентских выборов, к вмешательству в которые США уже начали активно готовиться, причем не только через уже обкатанный ими вариант использования подконтрольных НПО и СМИ.

Владимир Одинцов, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×