08.04.2021 Автор: Константин Асмолов

К визиту в Сеул главы МИД России

LVR4511

23-25 марта 2021 года состоялся визит в Южную Корею главы МИД России Сергея Лаврова. Последний раз Лавров приезжал в Сеул в 2013 году, когда сопровождал в поездке президента России Владимира Путина. До этого он ездил в Сеул в 2009 году после визита в Северную Корею.

Мероприятие, посвященное тридцатилетию дипломатических отношений между странами, планировалось давно и изначально было назначено на 2020 год, но было отложено из-за пандемии COVID-19. Тем не менее 28 сентября 2020 года Мун Чжэ Ин разговаривал по телефону с президентом России Владимиром Путиным и пригласил российского лидера в Корею, а в декабре 2020 года Мун направил в Россию ветерана правящей партии У Ён Гына в качестве полпреда президента для обсуждения празднования 30-летия установления дипломатических отношений и изучения путей дальнейшего укрепления двусторонних отношений.

Перед поездкой Сергей Лавров провел виртуальную пресс-конференцию с представителями корейских СМИ, где отметил, что «Республика Корея – наш важный и перспективный партнер в Азиатско-Тихоокеанском регионе». Среди будущих тем для переговоров он отметил сотрудничество в борьбе с коронавирусной инфекцией, а также «ключевые вопросы международной и региональной повестки дня, в том числе и о ситуации на Корейском полуострове».

23 марта Сергей Лавров прибыл в Сеул из Китая, где вел переговоры с министром иностранных дел Китая Ван И. 24 марта главы внешнеполитических ведомств РК и России приняли участие в церемонии по случаю 30-летия установления дипломатических отношений, открывшей год взаимных обменов между Российской Федерацией и Республикой Корея. В соответствии с правилами социального дистанцирования, на церемонии присутствовали около 50 представителей двух стран.

25 марта прошли двусторонние переговоры министров. Как сообщает релиз МИД РФ, «обстоятельно обсуждены актуальные вопросы развития двусторонних отношений, включая график политических контактов. Особое внимание было уделено перспективам активизации взаимодействия в практических областях, в том числе в контексте реализации концепции «Девяти мостов», а также совместному противодействию распространению COVID-19».

После переговоров прошла совместная пресс-конференция, где «был подтверждён высокий уровень политического диалога, настрой на дальнейшее расширение и активизацию контактов, в том числе между президентами и по линии правительств». Республику Корея вновь назвали одним из наиболее значимых партнеров России в Азиатско-Тихоокеанском регионе. В тот же день российский министр вылетел на родину.

Речей было много, и суть высказываний российского министра можно суммировать следующим образом.

  • Отмечая 30-летие установления двусторонних отношений, стороны высоко оценили прогресс в дипломатических, экономических и других сферах. Чон Ый Ён указал на резкое увеличение двусторонней торговли с 200 миллионов долларов 30 лет назад до более чем 22 миллиардов долларов США в 2019 году, подчеркнув, что это является доказательством того, что две страны являются хорошими друзьями и партнерами.
  • Лавров же заявил, что «принятое 30 сентября 1990 года историческое решение стало закономерным результатом политики «нового мышления» Москвы и «северной дипломатии» Сеула. Иными словами, это был взаимный отказ от порочной логики холодной войны, десятилетиями разделявшей наши страны». По мнению Лаврова, «Россию и Республику Корея связывают по-настоящему добрососедские отношения, опирающиеся на общность долгосрочных интересов и отличающиеся высоким уровнем взаимного уважения и доверия». Автор же отмечает, что ранее отношения двух стран называли и стратегическим партнерством, что означает куда большую близость.
  • Кроме того, Лавров намекнул на то, что основным элементом партнерства является экономическая составляющая. «Двустороннее сотрудничество динамично развивается на основе торгово-экономических обменов и инвестиций».
  • Лавров выразил обеспокоенность тем, что стратегия США в Индо-Тихоокеанском регионе может быть попыткой создания блоков против конкретных стран и утверждал, что само выражение «Индо-Тихоокеанский регион» было введено как часть попытки изменить принятую терминологию. В этом контексте Лавров подчеркнул центральную роль АСЕАН в процессах развития сотрудничества в этом регионе во всех областях и важность существующих форумов, таких как Восточноазиатский саммит или Региональный форум АСЕАН по безопасности.
  • РК и Россия договорились продолжать тесное общение и сотрудничество для достижения прогресса в мирном процессе на Корейском полуострове политико-дипломатическими методами: «Москва и Сеул сохраняют приверженность скорейшему возобновлению переговорного процесса между вовлеченными сторонами в интересах прочного урегулирования всего комплекса проблем этого региона». Чон Ый Ён призвал Москву продолжать играть конструктивную роль в укреплении мира в регионе, а Лавров – подчеркнул важность того, «чтобы все заинтересованные страны предпринимали различные усилия, включая приостановку гонки вооружений и всех видов военной деятельности для поддержания мира и стабильности в Северо-Восточной Азии, включая Корейский полуостров».
  • Планы, предложенные президентом Мун Чжэ Ином во время Восточного экономического форума во Владивостоке в 2017 году и направленные на то, чтобы в конечном итоге вовлечь Северную Корею после решения вопроса о денуклеаризации, не обсуждались.
  • Обсуждалась возможность визита в Сеул президента России Владимира Путина. Южнокорейская сторона подтвердила своё приглашение (президенты РК неоднократно были в России и по протоколу назрела пора провести ответный приезд), и Лавров отметил, что «как только позволит эпидемиологическая обстановка, мы вернемся к этому вопросу». Эксперты считают, что шанс визита в течение 2021 года есть – во всяком случае, оба лидера вакцинировались.
  • Стороны «высоко оценили» сотрудничество, развивающееся в рамках выдвинутой президентом Мун Чжэ Ином концепции «Девяти мостов», включая взаимодействие в сфере железнодорожных перевозок, поставок энергоносителей, атомную энергетику, судостроение, здравоохранение, медицину. План реализации этой концепции подписали в октябре 2020 г. Тем не менее говорили не о сделанном, а о том, что осуществляется или только готовится к реализации: «масштабные проекты по инвестиционному сотрудничеству на Дальнем Востоке и в Арктической зоне Российской Федерации» или переговоры о создании российско-корейского инвестиционного фонда объемом до 1 млрд долларов (правда, соответствующие договорённости уже были достигнуты ещё в 2014 году по итогам визита президента РФ в Южную Корею, но так и остались на бумаге). Детали всего этого будут обсуждаться на межправительственной Российско-Корейской совместной комиссии по экономическому и научно-техническому сотрудничеству, которая пройдет до конца 2021 года в Сеуле. Россия, конечно, заинтересована в привлечении на Дальний Восток южнокорейских инвестиций и технологий, но пока южнокорейские бизнесмены не собираются включаться в долгосрочные проекты, которые требуют больших вложений.
  • Специально отметили сотрудничество в медицинской сфере, подписанное в ноябре 2020 г. года соглашение между Российским фондом прямых инвестиций и корейской компанией «Джи Эл Рафа» о запуске производства на территории Республики Корея российской вакцины «Спутник V», а также интерес корейских партнеров к развитию Россией медицинских кластеров на о. Русский и в рамках «Сколково».
  • Из подписанных документов, однако, стал только План обменов между внешнеполитическими ведомствами на 2021-2022 годы.

Параллельно визиту главы МИД РФ прошло еще два важных мероприятия. Во-первых, практически сразу после визита Лаврова в Республику Корея посетил замминистра обороны РФ Александр Фомин. Который встречался со своим визави Пак Чже Мином и заместителем председателя комитета начальников штабов вооруженных сил РК генерал-лейтенантом Юн Ый Чхолем. Обсуждались вопросы региональной безопасности с акцентом на обстановке в Северо-Восточной Азии и на Корейском полуострове, а также состояние и перспективы двустороннего взаимодействия и военной области.

Южная Корея и здесь призвала Россию к активной поддержке и сотрудничеству в деле денуклеаризации Корейского полуострова, на что Фомин заявил, что Россия также поддерживает корейский мирный процесс. Обе стороны подписали соглашение об активизации оборонного сотрудничества и пообещали расширить регулярные консультативные каналы и обмены кадрами на высшем уровне.

Во-вторых, по информации Thelma Therapeutics, 22 марта в Южную Корею прибыли высокопоставленные представители Центра иммунобиологии им. Чумакова РАН, где была разработана российская вакцина против коронавируса «КовиВак». Их сопровождали руководство и сотрудники компании Smart Biotech. Предполагается, что поездка связана с решением вопроса налаживания глобального производства и распространения препарата, при том что пока в самой Южной Корее для вакцинации используют препарат от фирмы «АстраЗенека».

В МИД Сеула заявляли, что визит Лаврова послужит «возможностью укрепить стратегические связи между двумя странами и еще больше углубить дружественные и кооперационные отношения». Однако у автора складывается впечатление, что, по сути, речь идёт о церемониальном мероприятии, которое нельзя было не провести. Разговоры об экономическом сотрудничестве звучат хорошо, если забыть, что «Девять мостов» состоят из несколько видоизменённых предложений прошлых президентов. Разговоры о гуманитарном сотрудничестве представляют больший интерес, однако и здесь церемониальная составляющая преобладает над реалистической.

Более важным является то, что российская сторона использовала площадку данного визита, чтобы заявить о своей региональной позиции и противостоянии американскому курсу на складывание альянсов, которые могут иметь как антикитайскую, так и антироссийскую направленность. Для Сеула же этот визит формально демонстрирует независимость и «многовекторность» внешней политики Мун Чжэ Ина, пройдя вскоре после состоявшихся ранее американо-южнокорейских переговоров в формате «2+2», которые не завершились однозначным присоединением Сеула к американским планам.

Вообще, с точки зрения автора, отношения между Россией и Республикой Корея «стабильно партнёрские», без каких-либо форс-мажоров. У двух стран нет перспектив ни для радикального прорыва в отношениях, ни для их существенного ухудшения.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×