24.03.2021 Автор: Петр Коновалов

Новая Зеландия на перепутье: внешнеполитические вызовы 2021 года

PRM

В последнее время Австралия и Новая Зеландия испытывают немалые трудности в поиске баланса в отношениях с КНР и США – двумя антагонистами, с которыми им необходимо поддерживать политические и экономические связи. Китай активно использует финансовые рычаги давления на своих южнотихоокеанских торговых партнеров с целью заставить их отказаться от антикитайской риторики, продвигаемой с подачи американской стороны. В результате в 2020 г. отношения Пекина и Канберры изрядно испортились, однако подход главного союзника Австралии – Новой Зеландии к выстраиванию отношений с Китаем значительно отличается от австралийского.

Еще в 2008 г. Новая Зеландия стала первой страной с развитой экономикой, которая заключила соглашение о свободной торговле с КНР и позднее поддержала китайскую торгово-экономическую инициативу «Один пояс – один путь». Теперь, в самом начале 2021 г., Веллингтон и Пекин подписали обновленное, модернизированное соглашение о свободной торговле, которое обеспечит новозеландским товарам льготный доступ на китайский рынок.

Внутриполитическая ситуация в этом островном государстве с населением около 5 млн чел. довольно стабильная. Премьер-министр Новой Зеландии Джасинда Ардерн и возглавляемая ею Лейбористская партия второй раз подряд одержали победу на выборах в 2020 г.: лейбористы получили рекордные 49% голосов и 64 места в 120-местном парламенте. Подобного большинства еще никому не удавалось достичь за последние четверть века.

Несмотря на уверенную победу на выборах, администрация Д. Арден сталкивается с серьезными вызовами, в том числе с экономическими последствиями пандемии COVID-19. Реанимировать пораженную коронавирусом экономику – важнейшая задача для новозеландских властей. Во втором квартале 2020 г. ВВП страны сократился на рекордные 12,2%, а на поддержку экономики Веллингтону пришлось выделить $39 млрд.

В сложившихся условиях Новая Зеландия прагматично подходит к выстраиванию отношений со своим главным торговым партнером – КНР, не усугубляя в отношении него риторику: ведь довольно малый рынок сбыта Новой Зеландии делает страну зависимой от внешней торговли и более уязвимой к глобальным кризисным ситуациям.

Хотя Новая Зеландия принадлежит к «западному» блоку стран, ее курс в отношениях с США отличен от австралийской позиции. Если Канберра исторически поддерживает тесные стратегические связи с Вашингтоном, то Веллингтон действует более независимо, в особенности после разногласий с США по вопросу заходов в новозеландские порты американских военных кораблей с ядерным оружием на борту в 1980-х гг. Торговля в большей степени, чем политика, является приоритетом для Веллингтона, ввиду чего позиции КНР в новозеландской внешнеполитической повестке более устойчивы, чем в австралийской. В апреле 2019 г. Джасинда Ардерн нанесла официальный визит в Пекин, что, по словам главы КНР Си Цзиньпина, доказало особую приверженность Новой Зеландии отношениям с Китаем.

Однако есть и оборотная сторона медали, которая заключается в росте экономического влияния Китая в островных государствах Океании. Как известно, обширная часть Полинезии является «зоной ответственности» новозеландской стороны, и поэтому присутствие там КНР может быть воспринято как угроза интересам Новой Зеландии. Для снижения влияния Китая в своей «зоне ответственности» Веллингтон разработал план под названием «Тихоокеанская перезагрузка» (Pacific Reset), в который входит предоставление свыше $500 млн экономической помощи островным государствам Океании и расширение новозеландского дипломатического состава в регионе. Присутствие КНР особенно заметно в островных государствах Самоа и Тонга, а также Кирибати, которое отказалось от дипломатического признания Тайваня в пользу КНР в конце 2019 г. С другой стороны, диверсификация контактов стран Океании с более широким кругом государств Азиатско-Тихоокеанского региона может положительно сказываться на их внешней политике. У океанийских государств появляется доступ к альтернативным источникам финансовой помощи и возможность облегчить степень зависимости от Австралии и Новой Зеландии путем использования большего числа рычагов давления на них.

Основываясь на позиции более лояльного отношения к Китаю, Веллингтон решил не оставаться в стороне от австралийско-китайского противостояния. На пике австралийско-китайской торговой войны министр торговли Новой Зеландии Дэмиен О’Коннор в январе 2021 г. предложил своим австралийским коллегам вести диалог с Китаем с «большей дипломатичностью», «уважением» и «соблюдать осторожность в формулировках» по отношению к Пекину, чтобы сделать шаг на пути к ослаблению напряженности в австралийско-китайских отношениях. Подобное предложение встретило неоднозначную реакцию австралийской стороны. В частности, учитывая факт участия Новой Зеландии в разведывательном альянсе «Пять глаз», куда также входят США, Великобритания, Австралия и Канада, высказывание О’Коннора вызвало обеспокоенность среди австралийских правительственных чиновников. Ранее Веллингтон уже предлагал выступить в качестве посредника в урегулировании противоречий между Канберрой и Пекином, но пока попытки новозеландской стороны не увенчались успехом.

В любом случае Новая Зеландия гораздо спокойнее относится к тиражируемой западными СМИ «китайской угрозе», нежели ее ближайший сосед по региону – Австралия. Даже в постпандемийную эпоху сохранение баланса между идеологией и торговлей имеет решающее значение для Новой Зеландии, поскольку она нацелена на восстановление собственной экономики от немалого ущерба, причиненного последствиями всемирного локдауна. Веллингтон намерен продолжить работу над дальнейшим развитием взаимовыгодных экономических отношений с Китаем, несмотря на то, что активизация Пекина на океанийском направлении будет по-прежнему рассматриваться как возможная угроза национальным интересам Новой Зеландии. Пока что это небольшое южнотихоокеанское государство не спешит объявлять во всеуслышание о «китайской угрозе» и пытается извлечь выгоды из сотрудничества с Поднебесной. В свою очередь, тесный характер отношений двух стран подрывает позиции Новой Зеландии в разведывательном альянсе «Пять глаз», участники которого могут счесть ее «слабым звеном», наиболее подверженным китайскому влиянию. Это, в свою очередь, способно подтолкнуть Новую Зеландию к еще боле тесному сотрудничеству с китайской стороной, которая, конечно же, не упустит шанса привлечь это «лакомое» государство в свою сферу влияния.

Петр Коновалов, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×