17.03.2021 Автор: Владимир Терехов

Об актуальной ситуации в китайско-индийских отношениях

WANG923421

В перечень нескольких главных сюжетов современного этапа “Большой мировой игры” входит китайско-индийский. По достаточно очевидным соображениям его значимость со временем будет только возрастать. Поэтому особого внимания заслуживает процесс трансформации отношений между двумя азиатскими гигантами в контексте других такой же значимости сюжетов, одним из основных действующих лиц которых остаются США.

Как уже не раз отмечалось в НВО, отношения между Индией и КНР подвержены синусоидального плана колебаниям. С начала 50-х годов прошлого века, когда Индия стала полностью независимой, а в Китае произошла радикальная смена социально-политического устройства страны, наблюдались несколько периодов упомянутых выше колебаний. Существенным образом в каждой очередной смене вектора развития двусторонних отношений неизменно, так или иначе присутствовал “фактор США”.

Начало нынешнего периода их охлаждения (до уровня опасной заморозки) достаточно уверенно можно привязать к состоявшейся в сентябре 2018 г. американо-индийской встрече в формате “2+2”, то есть с участием министров иностранных дел и обороны. Указанный тренд достиг пика весной-летом прошлого года в ходе разразившегося конфликта на высокогорном участке Союзной территории Ладакх, то есть отдельной административной единицы (с 2019 г. в составе государства Республика Индия.

Масштабы и продолжительность конфликта в Ладакхе значительно превысили предыдущий лета-осени 2017 г. на плато Доклам, то есть на другом участке “Линии фактического контроля” (Line of Actual Control, LAC), установившейся после войны 1962 г. Отметим, что с тех пор LAC никак не превратится в полноценную границу, хотя обе стороны предпринимали многочисленные и разнообразные усилия в этом направлении.

Несмотря на нередкие спекуляции, нет никаких свидетельств того, что нынешний конфликт стал результатом реализации чьих-то продуманных планов. Скорее всего, его возникновение носило случайный характер и оказалось следствием нерешённости всё той же проблемы взаимных территориальных претензий и отсутствия до сих пор межгосударственной границы в принятом толковании данной категории.

Территориально-пограничная проблема, а также общее неблагополучие двусторонних политических отношений предопределили то, что после весьма локальных инцидентов в Ладакхе между пограничниками с использованием “подручных” средств (без применения огнестрельного оружия) стороны стали быстро наращивать в данном районе группировки своих вооружённых сил. Отметим исключительную сложность условий развёртывания подразделений, оснащённых тяжёлой военной техникой: высота 4-5 километров, отсутствие дорог, а также самых необходимых инженерных сооружений.

Об исключительной значимости, которая, тем не менее, придавалась сторонами этим мероприятиям (наверняка чрезвычайно затратным), свидетельствует посещение данных районов лидерами обеих стран.

После особенно серьёзного столкновения пограничников 16 июня 2020 г. переговорный уровень (с конечной целью разрешения конфликта в целом) поднялся до окружного командования сторон при участии представителей министерств иностранных дел. 17 июня 2020 г. состоялся телефонный разговор между министрами Ван И и С. Джайшанкаром. 10 сентября они же провели встречу во время посещения Москвы по случаю очередного заседания руководителей МИД стран-участниц ШОС.

Вплоть до начала февраля с. г. единственным позитивным результатом всех этих усилий было предотвращение столкновений масштабов тех, которые наблюдались 16 июня прошлого года. В то время как продолжалось строительство инфраструктуры для размещения новых воинских подразделений. Что в условиях общей политической напряжённости в двусторонних отношениях переводило вопрос возникновения конфликта (существенно больших масштабов и совсем другого уровня) в плоскость высоких вероятностей.

Но в последнее время, кажется, обозначился свет в конце тоннеля и его излучает явно не встречный поезд. 10-11 февраля мировые новостные агентства распространили информацию “из министерств обороны” Индии и КНР о начале развода подразделений, находящихся в районе прошлогодних столкновений.

Ещё через день последовало сообщение об отводе НОАК “свыше двухсот танков” (кстати, о масштабах развёрнутых сил) из зоны конфликта. 17 февраля заговорили уже о “2-м раунде развода” войск.

Хочется надеяться, что речь идёт не просто об исчерпании самого опасного за последние десятилетия конфликта между двумя азиатскими гигантами, а о достижении нижней точки кривой спада той самой “синусоиды” и последующем очередном периоде улучшения двусторонних отношений. Подобные надежды подкрепляются и намёками на позитивные подвижки в торгово-экономической сфере китайско-индийских отношений. То есть можно ожидать обращения вспять процесса сжатия Индией рамок этой сферы, который совпал (вряд ли случайным образом) с подобного рода попытками прежнего руководства США.

И здесь мы выходим на фактор возможных подвижек во внешней политике ведущей мировой державы при новом руководстве. При том что основную роль к (возможному, ещё раз подчеркнём) возвращению ситуации в Ладакхе в “исходное” состояние несомненно играет осознание самими участниками конфликта опасности его неконтролируемого развития. Этот же второй фактор ранее сыграл определяющую роль в разрешении инцидента на плато Доклам.

И тем не менее фактор смены власти в США заслуживает внимания. Сохранявшаяся до недавнего времени жёсткость позиции Индии в отношении КНР существенным образом опиралась (опять же на авторский взгляд) на недвусмысленную поддержку США. На словах такая поддержка выражается и новой американской администрацией. Однако в самой Индии ситуацию в треугольнике с участием США и КНР определяют теперь как “неясную”.

В Дели должны принимать во внимание и то, что перенесение в центр внешней политики США “правочеловечной” проблематики может иметь для Индии неприятные последствия в связи с резким обострением в последнее время внутренней обстановки. Прежде всего из-за непрекращающихся выступлений фермеров, требующих отмены принятых осенью пошлого года трёх законов в области реформирования сельского хозяйства. Ситуация усугубляется тем, что в протестном движении фермеров начинает обозначаться присутствие носителей других (многочисленных) внутренних проблем Индии.

Так, главными участниками (и, видимо, инициаторами) штурма Красного форта в ходе “тракторного парада”, состоявшегося 26 января в Дели по случаю главного национального праздника, были сикхи. Что свидетельствует о сохранении среди них идеи создания независимого государства “Халистан” на территории нынешнего штата Пенджаб (с претензией и на часть пакистанской провинции Пенджаб.

И сколько ещё может позволить себе отмалчиваться относительно “вопиющих правонарушений” на исторической родине новый вице-президент США полуиндианка К. Харрис? Ясно, что “правочеловечная” дубина используется Вашингтоном совсем не универсальным, а очень даже выборочным образом. Среди тех, на кого она нацелена, нет, естественно, крайне важной для США Индии.

Но в реальной политике затеянная кем-то игра почти никогда не развивается по “спланированному” сценарию. Премьер-министру Канады Дж. Трюдо уже пришлось говорить коллеге Н. Моди разного рода приятности (в частности, относительно индийской вакцины от SARS-CoV-2) после шумных антииндийских демонстраций сикхской общины в Канаде.

Между тем в “фермерской” проблематике Индии обозначилась “шведская Грета”, то есть орудие весьма серьёзного калибра в нынешнем “правозащитно-экологическом” движении. Филиппики которой пока обращаются в сторону властей в Дели. А ну, как она скажет что-нибудь этакое в адрес К. Харрис за её молчание? Последней мало не покажется.

Так что очень своевременно в Дели решили убрать из текущей повестки дня абсолютно лишнюю сегодня проблему в связи с ситуацией вокруг какого-то там озера в тибетском высокогорье. Не нужна она и Пекину, у которого свои внутренние болячки. И вообще обоим азиатским гигантам надо решать двусторонние проблемы без особой оглядки на внешние факторы.

Впрочем, подобное легко сказать, но не просто сделать. О чём свидетельствует очередная видеовстреча министров иностранных дел (совершенно очевидно антикитайской) “Четвёрки”. Однако данное мероприятие заслуживает отдельного комментирования.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×