14.03.2021 Автор: Владимир Терехов

Актуальная ситуация вокруг островов Сенкаку/Дяоюйдао

ISL343241

Расположенные в Восточно-Китайском море пять необитаемых островов общей площадью порядка 6 кв. км, которые в Японии называются Сенкаку, а в Китае Дяоюйдао, входят в перечень тех нескольких “особо разогретых” зон, от которых, при неудачном стечении обстоятельств, вполне может разгореться пламя полномасштабного конфликта. Не только в Индо-Тихоокеанском регионе, но и мирового масштаба.

О том, что последнее утверждение не является малообоснованным утверждением, свидетельствует военная активизация некоторых из ведущих европейских стран в ИТР в целом и в непосредственной близости от упомянутых зон в частности. Именно здесь на другой стороне глобуса ищут острых ощущений бывшие главные колонизаторы.

Из последней фактуры отметим всплытие 9 февраля на поверхность Южно-Китайского моря французской ударной АПЛ. Спустя две недели в японский порт Нагасаки зашёл французский фрегат: за Северной Кореей, понимаете ли, надо присматривать. Где, спрашивается, находятся разнообразные неурядицы ИТР, и где располагается растущий ком собственно французских (британских, германских) проблем?

Но главной внешней силой в ИТР и во всех “горячих зонах” данного региона остаются, несомненно, США. На колебании политического курса Вашингтона по отношению к ситуации в каждой из них сказывается сумма самых различных факторов. Как внутренних, так и внешних. В этом плане весьма показательным является ответ Вашингтона (если таковой вообще даётся) на периодически звучащий из Токио вопрос о распространении статьи V двустороннего “Договора о безопасности” 1960-го года на острова Сенкаку/Дяоюйдао.

Примечательным представляется уже сам факт того, что в течение десятилетий раз за разом такой вопрос ставится не только перед каждой новой американской администрацией, но нередко и в период нахождения некоторых из них у власти. Как это было, например, во время второго президентского срока Б. Обамы. Что-то необычное запрятано в самом предмете указанного вопроса, если он периодически актуализируется. Для определения этой “необычности” придётся в очередной раз обратиться к локальной географии и недавней истории.

Острова Сенкаку/Дяоюйдао располагаются приблизительно в 150 км западнее южной части архипелага Рюкю, протянувшегося на 1200 км с севера на юг от одного из четырёх “основных” японских островов Кюсю до Тайваня. От этого последнего острова Сенкаку/Дяоюйдао находятся в 150 км, от побережья КНР — в 300 км. Приведенная география служит Пекину (а также Тайваню, что, впрочем, второстепенно) основанием не относить спорные острова к архипелагу Рюкю.

И здесь наступает черёд истории. Дело в том, что в японо-китайском территориальном споре (на авторский взгляд) присутствует весь архипелаг Рюкю. Примерно также, как у части элиты Индии глубоко в “ментальной подкорке” закопана проблематика сюзеренитета (а не суверенитета, как сегодня) Пекина над всем Тибетом. Хотя на политической поверхности присутствуют “лишь” споры относительно владения 100 тысячами кв. км китайско-индийской приграничной зоны.

Также как Индия желала бы (конечно, ни в коем случае не публично-официально) видеть весь Тибет в достаточно автономном от Пекина статусе, так этот последний предпочёл бы (опять же не публично) иметь рядом с собой квазигосударственное образование Рюкю, обладающее широкой автономией от Токио. Для чего есть некоторые основания исторического плана.

Дело в том, что до второй половины XIX в. такое квазигосударственное образование со своим достаточно автохтонным населением уже существовало. С развитием японской внешней экспансии, начавшейся после так называемой Реставрации Мэйдзи (в конце 60-х годов того же века) и главным образом как итог (“первой”) японо-китайской войны 1894-1895 гг. архипелаг Рюкю вошёл в состав Японии. При этом статус прилегающих к нему островов Сенкаку/Дяоюйдао никак не оговаривался.

С окончанием Второй мировой войны архипелаг Рюкю перешёл под контроль США, который в 1951 г. был закреплён Сан-Францисским мирным договором (статьёй 3) с международно-правовым статусом “опека”. Однако и в этом документе ничего специальным образом не говорилось о статусе островов Сенкаку/Дяоюйдао.

В 1972 г. архипелаг Рюкю вернулся под юрисдикцию Токио, что явилось актом доброй воли со стороны Вашингтона в отношении теперь уже ключевого союзника в Азии. На правах аренды (но оплачиваемой из японского бюджета) часть территории Окинавы, то есть главного острова архипелага Рюкю, осталась основным местом базирования американского воинского контингента в Японии. Но вместе с возвращением под свою юрисдикцию данного архипелага Япония вернула себе и нерешённость проблемы статуса островов Сенкаку/Дяоюйдао.

На авторский опять же взгляд, связь этой весьма локальной проблемы с потенциальной темой статуса всего архипелага Рюкю лежит в основе остроты ситуации в районе островов Сенкаку/Дяоюйдао. А не столько (почти всегда упоминаемые) рыбное изобилие и якобы огромные запасы углеводородов на дне окружающего моря. Последнее было спрогнозировано некоторой комиссией ООН ещё в конце 60-х годов прошлого века.

В 2012 г. правительство Японии решило покончить со статусом “ничейной территории” (terra nullius) указанных островов. Отыскался некий японский “владелец” 3-х из них, который согласился их “продать”. С тех пор все они являются “собственностью” японского правительства.

Вряд ли нужно пояснять реакцию Пекина на саму процедуру этой “купли-продажи”. С её свершением ситуация вокруг островов Сенкаку/Дяоюйдао начала непрерывно ухудшаться. В Японии посчитали открытым вызовом введение в начале февраля с. г. в действие закона КНР о пограничной охране, согласно которому, в частности, китайские пограничные суда могут открывать огонь по иностранным “судам-нарушителям” неприкосновенности национальных территориальных вод.

9 февраля в ходе беседы с американским временным поверенным в делах Дж. Янгом в офисе министерства обороны Японии его руководитель Н. Киси назвал этот закон “абсолютно неприемлемым”. Спустя две недели появилась “информационная утечка” о состоявшейся беседе “группы” членов правящей Либерально-демократической партии с некими представителями правительства Японии на предмет обладания японскими пограничными судами такими же правами в районе островов Сенкаку/Дяоюйдао. На поднятый “группой” соответствующий вопрос был дан положительный ответ.

То есть ситуация вокруг указанных островов становится совсем скверной. И крайне важное значение в вопросе прогнозирования её дальнейшего развития приобретает вопрос о позиции США. Которая по отношению к Японии, повторим, находится в условиях обязывающего военно-политического союза, а к Китаю – как главный геополитический оппонент.

Между тем в ходе упоминавшейся беседы временного поверенного в делах Дж. Янга с Н. Киси первый лишь произнёс ритуальную мантру о приверженности своей страны принципу “свободы и открытости” на морских коммуникациях ИТР и ничего не сказал “по существу” поднятого Н. Киси вопроса. По крайней мере об этом ничего не говорится в комментариях СМИ.

Статья V упоминается в официальном сообщении об одном из телефонных разговоров президента Дж. Байдена с премьер-министром Ё. Сугой. Но без какой-либо “территориальной” привязки, что противоречит более определённой трактовке данного разговора почти всеми уважаемыми новостными СМИ. Между тем в ходе предвыборной борьбы такая привязка тем же Дж. Байденом делалась. Но, как хорошо известно, оппозиционный “трёп” и слова облачённого высшей властью чиновника – вещи совершенно разные. Даже по форме, не говоря уже о содержании.

Заметные нюансы по данному вопросу просматриваются и в ходе пресс-конференций официального представителя Пентагона Дж. Кирби, на что обратили внимание в Японии.

То есть, как и ранее, мы наблюдаем вполне обычное для каждого участника “Большой мировой игры” поведение, стремящегося извлечь собственную пользу, но избежать (по мере возможности) перспективы попасть впросак по совсем необязательному поводу. То же самое наблюдается в позиционировании США по отношению к “Тайваньской проблеме”, территориальным спорам в Южно-Китайском море: “Никаких формальных обязательств у нас нет и ведём себя, что называется, по обстановке”.

Япония “тянет резину” с присоединением к антироссийским санкциям, принятым союзниками по поводу “какой-то Украины”, заявляя о крайней важности для Токио развития хороших отношений с Россией (по соображениям, далеко выходящим за рамки пресловутой проблемы “Северных территорий”). В знаковых органах американской прессы появляются статьи о сомнительности распространения на острова Сенкаку/Дяоюйдао статьи V двустороннего “Договора о безопасности”. Япония, в конце концов, присоединяется к указанным санкциям – через некоторое время президент Б. Обама публично заявляет, что, конечно, обязательства США распространяются и на эти острова.

В условиях сохраняющейся пока неопределённости внешнеполитического курса США в целом и по отношению к КНР в особенности вполне возможно и далее появление всё тех же противоречивых “нюансов” по ситуации вокруг островов Сенкаку/Дяоюйдао, которая обостряется на глазах.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×