03.03.2021 Автор: Виктор Михин

Перспективы ирано-американских переговоров по ядерной сделке

BLN842221

Администрация Джо Байдена заявляет, что готова присоединиться к переговорам с Ираном и мировыми державами, чтобы обсудить возвращение к ядерной сделке 2015 года. При этом якобы резко отвергается “кампания максимального давления” бывшего президента Дональда Трампа, который стремился полностью изолировать Исламскую Республику.

Вместе с тем Соединенные Штаты расходятся во мнениях по поводу того, кто должен сделать первый шаг к возрождению соглашения 2015 года. Иран настаивает на том, что США должны сначала отменить санкции бывшего президента Д. Трампа, в то время как Вашингтон говорит, что именно Тегеран должен сначала вернуться к соблюдению соглашения. Все эти действия президента США немедленно подверглись критике со стороны иранских ястребов и уже вызвали озабоченность у Израиля и арабских государств Персидского залива.

Одновременно администрация предприняла два шага в ООН, направленных на восстановление старой политики до того, как Д.Трамп вышел из сделки в 2018 году. В дополнение к сигналу о готовности вести переговоры Вашингтон также отменил решение Д.Трампа о том, что все санкции ООН против Ирана были восстановлены. Кроме того, были ослаблены жесткие ограничения на внутренние поездки иранских дипломатов — сотрудников ООН. Госдепартамент объявил об этих шагах после переговоров между госсекретарем Энтони Блинкеном и его британскими, французскими и немецкими коллегами, а также в тот момент, когда Джо Байден готовится принять участие, пусть и виртуально, в своих первых крупных международных мероприятиях с мировыми лидерами.

В своем заявлении официальный представитель Госдепартамента Нед Прайс заявил, что США примут приглашение Европейского Союза принять участие во встрече участников — пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН и Германии, а также Ирана — в первоначальном виде по ядерному соглашению. США не участвовали во встрече этих участников с тех пор, как Д.Трамп вышел из сделки и начал неуклонно увеличивать санкции в отношении Ирана. Такого приглашения пока не поступало, но оно ожидается в ближайшее время после переговоров Э.Блинкена с министрами иностранных дел Британии, Франции и Германии. В то же время Э.Блинкен и его европейские коллеги призвали Иран разрешить продолжение ядерных инспекций Организации Объединенных Наций и прекратить ядерную деятельность, которая не имеет надежного гражданского применения. Они предупредили, что действия Ирана могут поставить под угрозу «деликатные усилия» по возвращению США к сделке 2015 года и прекращению санкций, наносящих значительный ущерб иранской экономике.

В Иране президент Хасан Рухани выразил надежду, что администрация Байдена присоединится к соглашению и отменит американские санкции, которые Вашингтон вновь ввел при Д.Трампе. Тегеран использует свои нарушения ядерной сделки для оказания давления на остальных подписантов — Францию, Германию, Британию, Россию и Китай, — чтобы предоставить себе больше стимулов для компенсации разрушительных санкций. Канцлер Германии Ангела Меркель и председатель Европейского совета провели телефонные переговоры с Хасаном Рухани, чтобы попытаться положить конец дипломатическому противостоянию. Глава МАГАТЭ запланировал посетить Иран, чтобы найти решение, которое позволит агентству продолжить свои инспекции и составить точный отчет о состоянии научных ядерных разработок. И, наконец, 20 февраля Генеральный директор МАГАТЭ Рафаэль Гросси прибыл в Тегеран, где сразу же был принят заместителем главы Организации по атомной энергии Ирана Бехрузом Камальванди.

Иран твердо считает, и без оснований, что санкции США вскоре будут сняты, несмотря на продолжающиеся “дипломатические споры” по поводу возобновления ядерной сделки, сигнализируя о желании Тегерана выйти из тупика, но не предлагая при этом новой позиции. Иран и Соединенные Штаты по-прежнему резко расходятся во мнениях по поводу того, кто должен сделать первый шаг к возрождению соглашения 2015 года. Иран настаивает на том, что именно Соединенные Штаты должны сначала отменить санкции бывшего президента Д.Трампа, в то время как Вашингтон говорит, что Тегеран должен сначала вернуться к соблюдению соглашения. Белый дом по этому поводу заявил, что Соединенные Штаты не планируют предпринимать никаких дополнительных действий в ответ на давление со стороны Ирана до начала потенциальных переговоров с Тегераном и другими державами о возвращении к сделке.

Тем не менее официальный представитель иранского правительства Али Рабиеи был процитирован официальным информационным агентством IRNA: “Мы с уверенностью прогнозируем, что дипломатические инициативы приведут к благоприятному исходу, несмотря на дипломатические пререкания, которые являются естественной прелюдией к возвращению сторон к своим обязательствам, включая отмену всех санкций в ближайшее время”. В рамках соглашения с европейскими державами Иран согласился ограничить свою ядерную программу в обмен на отмену международных санкций. В дополнение к давлению на выход из тупика закон, принятый парламентом жесткой линии, обязывает Тегеран 23 февраля ограничить широкий доступ, предоставляемый инспекторам ООН в рамках сделки. Али Рабиеи заявил, что закон не идет вразрез с нашими обязательствами по соглашению и не является препятствием для нашего надлежащего ответа на действия США.

Сейчас Иран изучает предложение Евросоюза о неофициальной встрече нынешних участников ядерной сделки и Соединенных Штатов, но пока не ответил на него. Иранская позиция такова, что, как заявляют высокопоставленные иранские деятели, Тегеран не видит необходимости встречаться для возвращения США к ядерному соглашению, а для этого достаточно отменить жесточайшие санкции, незаконно введенные Вашингтоном. Вице-президент вашингтонского Института ответственного государственного управления имени Куинси Трита Парси, эксперт по Ирану, которая регулярно дает политические рекомендации западным правительствам, сказала, что Иран, вероятно, продолжит эскалацию до тех пор, пока администрация Джо Байдена полностью не присоединится к сделке. Реальность такова, что Иран находится внутри сделки, хотя и сократил некоторые из своих обязательств, в то время как президент США все еще находится вне сделки, почти месяц находясь на посту президента. Похоже, что иранцы нервничают по поводу намерений Джо Байдена, но чрезмерная реакция также может разрушить возможность возрождения СВПД.

Следует указать и на позицию европейцев, от которых зависит многое в новых переговорах с Тегераном. Они считают, что последствия иранского подхода к ядерному кризису неприемлемы. Великобритания, Германия и Франция – три могущественных государства, игравшие ключевую роль в ядерной дипломатии на протяжении последних шести лет, предостерегли Иран от «подрыва» возможности возобновления дипломатии для полной реализации целей Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД). В совместном заявлении, опубликованном после того, как МАГАТЭ обвинило Иран в производстве урана, европейские страны заявили, что у Ирана нет надежного гражданского оправдания этой деятельности, которая является ключевым шагом в разработке ядерного оружия. CBS Evening News, которая брала интервью у Джо Байдена, сказала, что он “утвердительно кивнул”, когда интервьюер спросил его, должен ли Иран сначала прекратить обогащение урана до отмены американских санкций. Госсекретарь США Энтони Блинкен также подчеркнул эту точно такую же политическую ориентацию в нескольких выступлениях в различных средствах массовой информации.

Но, несмотря на все шаги, которые предпринимаются для начала переговоров по СВПД, Тегеран упорно продолжает гнуть свою линию на то, чтобы другая сторона учитывала его интересы. В этом плане обращает на себя внимание заявление главы МАГАТЭ Рафаэля Гросси о том, что его инспекторы подтвердили, что Иран начал производство металлического урана, и его небольшое количество — 3,6 грамма — было произведено на иранском заводе в Исфахане. Металлический уран, как известно, также может использоваться для создания ядерной бомбы, и исследования по его производству специально запрещены в соответствии с ядерной сделкой.

Однако Иран ранее объявил об этом шаге, заявив, что его планы по проведению исследований и разработок в области производства металлического урана являются частью его «заявленной цели по разработке улучшенного типа топлива», согласно МАГАТЭ. Когда в январе Иран объявил о своих планах по производству металлического урана, министерства иностранных дел Германии, Франции и Великобритании выступили с совместным заявлением, в котором они «глубоко обеспокоены». Иран не имеет надежного гражданского использования металлического урана, заявили представители этих стран, призывая Иран прекратить деятельность. По их мнению, производство металлического урана может иметь серьезные военные последствия». Хотя металлический уран теоретически может быть направлен на производство электроэнергии, эксперименты с металлическими сплавами запрещены согласно ядерной сделке, поскольку металлический уран является ключевым материалом при создании ядерного оружия. Этот процесс включает преобразование газообразного высокообогащенного урана в металл, который обеспечивает оболочку или внешнее покрытие для топливных стержней, которые приводят в действие ядерную реакцию.

Вполне очевидно, что будущее переговоров по СВПД будет, в первую очередь, зависеть лично от Джо Байдена. Навряд ли иранцы, которые совершили в 1979 году Исламскую революцию и с тех пор находятся в жесточайшей конфронтации с США, удовлетворятся какими-то полумерами. Сейчас Тегеран, считая, что наступил благоприятный момент, надеется на максимум для себя: снятие всех антииранских санкций, свободный выход – политический, экономический, военный – на мировую арену, ведения новых переговоров о компенсации со стороны США и Европы. Но, как показывают события, навряд все это получится у иранских аятолл, поскольку сам Запад находится в глубоком кризисе по всем направлениям и, вполне естественно, он сам захочет для себя привилегий за счет Ирана.

Виктор Михин, член-корреспондент РАЕН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×