03.03.2021 Автор: Константин Асмолов

Китай и Южная Корея: годовщина близится, проблемы не исчезают

SKRCH34111

В 2022 году дипломатическим отношениям КНР и РК исполняется 30 лет, и Сеул активно старается вывести отношения двух стран на приемлемый уровень. Получается непросто, так как накладывает отпечаток противостояние США и КНР, масштабы двусторонних отношений значительно сократились после того, как в марте 2017 года Республика Корея приняла решение о размещении на своей территории американских комплексов ПРО THAAD, синофобия довольно часто используется в политических целях.

В результате сотрудничество по отдельным направлениям скорее ведется, но перспективы визита председателя Си в Сеул, о котором мечтает администрация Муна, или трехстороннего саммита лидеров КНР, Японии и РК остаются весьма туманными. Хотя экс-министр иностранных дел РК Кан Гён Хва подтвердила сообщение агентства Ёнхап о том, что китайское правительство готовит поездку Си Цзиньпина в РК в декабре 2020 г., на момент написания этого текста о реальной подготовке визита неизвестно.

18 ноября китайский посол Син Хаймин отметил, что председатель КНР посетит Южную Корею раньше, чем любую другую страну, как только ситуация с пандемией коронавируса стабилизируется. Кроме того, он указал, что Китай будет работать вместе с РК над продвижением политики многосторонности и южнокорейско-китайские отношения «сообществом, сплочённым общей судьбой».

В период с 25 по 27 ноября 2020 г. с визитом в Сеуле побывал министр иностранных дел Китая Ван И. Обсуждались самые разные темы, но итог визита свелся к тому, что «стороны договорились продолжить сотрудничество». Осталось втайне и «особое устное послание» председателя КНР Си Цзиньпина, которое Ван И передал южнокорейскому лидеру.

29 декабря 2020 г. специальный представитель РК по вопросам мира и безопасности на Корейском полуострове Но Гю Док провёл телефонные переговоры со своим китайским коллегой У Цзянхао. Стороны поделились своими оценками нынешней ситуации на Корейском полуострове, обменялись мнениями по вопросам сотрудничества в деле достижения прогресса в построении мира в регионе. Но Гю Док попросил китайскую сторону помочь возобновлению  межкорейских контактов. У Цзянхао подтвердил готовность Пекина к сотрудничеству.

Во время новогодней пресс-конференции Мун также подчеркнул важность отношений Сеула с Пекином и заявил, что его правительство будет работать над приглашением председателя КНР Си Цзиньпина в Южную Корею, как только пандемия стабилизируется и будут созданы другие условия.

26 января 2021 г. Мун Чжэ Ин провёл первый в этом году 40-минутный телефонный разговор с председателем КНР Си Цзиньпином. Стороны лично обсудили вопросы двустороннего сотрудничества впервые за восемь месяцев. Говоря о политической ситуации на Корейском полуострове, он призвал китайскую сторону сохранять конструктивную роль в разрешении соответствующих вопросов путём диалога.

Затем Мун Чжэ Ин и Си Цзиньпин объявили 2021 и 2022 годы периодом культурных обменов между Республикой Корея и Китаем, в период которых планируется проведение разнообразных мероприятий в области культуры и искусства, совместные выступления артистов двух стран, выпуски телевизионных передач и другие формы сотрудничества. Стороны договорились создать дорожную карту развития отношений в последующие 30 лет через двусторонний комитет, договорённость о создании которого была достигнута в прошлом году.

Как заявил Голубой дом, в ходе разговора Си Цзиньпин отметил, что КНДР «не закрыла дверь для возможности диалога с США и Южной Кореей». По его мнению, 8-й съезд ТПК показал, что Пхеньян готов к диалогу с Сеулом и Вашингтоном, а сам Пекин придает большое значение роли Сеула в «политическом решении» северокорейского вопроса, охарактеризовав ситуацию на Корейском полуострове как в целом стабильную.

Некоторые консервативные СМИ КР обратили внимание на то, что телефонный разговор с Си произошел раньше возможности поговорить с Байденом, поскольку новый лидер США занял свой пост 20 января, и это может рассматриваться как нарушение дипломатических традиций южнокорейско-американского альянса, как и сдвига Кореи в сторону Китая. Дескать, сначала Мун должен был поговорить с новой администрацией Байдена, и в этом контексте разговор «вызвал больше беспокойства, чем надежд». Обращалось внимание и на то, что неизвестно, чья сторона инициировала разговор.

2 февраля 2021 г. китайский посол Син Хаймин заявил, что Китай надеется, что Южная Корея будет уважать свою позицию по Тайваню и Гонконгу: «В сотрудничестве с Южной Кореей Китай будет совместно защищать многосторонность и работать вместе над созданием сообщества, разделяющего общую судьбу […] Мы надеемся, что Южная Корея будет уважать позицию Китая по вопросам Тайваня и Гонконга».

16 февраля 2021 г. в ходе телефонного разговора министры иностранных дел РК и Китая Чон Ый Ён и Ван И договорились активизировать обмены на высоком уровне. Это был первый телефонный разговор с тех пор, как Чон Ый Ён возглавил МИД РК. Стороны договорились продолжить консультации для подготовки визита председателя КНР Си Цзиньпина в Сеул, обсудили также региональные вопросы, договорились укреплять сотрудничество в достижении денуклеаризации и прочного мира в регионе и обменялись мнениями о развитии партнёрства в области здравоохранения.

Теперь поговорим о синофобии, которая проявляется в ряде тезисов, которые можно упрятать под шапку «высокомерие Китая по отношению к Корее, — это проблема, но столь же проблематичной является покорность администрации Муна».

Например, на фоне проблем на рынке недвижимости депутат-консерватор Хон Сок Чжун пытается запретить покупку земли китайскими гражданами, — по его мнению, запрет необходим, поскольку корейцы не могут купить землю в Китае, в то время как китайские инвесторы загребают прибыль от спекуляций недвижимостью, что является ключевым виновником быстрого роста цен на жилье в Корее. Хон заявляет, что площадь земли, принадлежащей китайцам, в 2019 году составила 19,3 квадратных километра, что в 14 раз больше, чем 3,69 квадратных километра в 2011 году, и ее стоимость более чем утроилась с 765,2 млрд до 2,5 трлн вон ($2,2 млрд). Исходя из размера земли, китайские землевладельцы составляли 7,76% иностранных граждан, владевших землей в 2019 году.

Согласно статистике министерства земельных ресурсов РК, на конец 2019 года 251,6 квадратных километра земли в Корее принадлежали иностранным гражданам, но на долю китайской собственности приходилось 19,8 квадратных километров (второе место после американцев). С 2011 по 2019 год количество принадлежащей китайским гражданам земли увеличилось в 14 раз. Доля китайцев среди всех некорейцев, купивших квартиры или другие виды жилья в Корее, увеличилась до 61,2% в августе 2019 года по сравнению с 32,5% в 2015 году. К тому же иностранные граждане могут эффективно обойти ограничения для покупки недвижимости, финансируя покупку недвижимости за счет кредитов из-за рубежа.

Китайских бизнесменов обвиняют в неэтичном поведении или организации въезда нелегалов, да и примеры такого есть. В январе 2021 г. Верховный суд Кореи утвердил приговор наказания корейскому адвокату по фамилии Кан, который помогал китайцам «правильно» подавать заявления, чтобы обманом получить в Корее статус беженца, которого преследуют по политическим, религиозным или иным мотивам. Адвокат фабриковал различные истории, чтобы поддержать ходатайства о предоставлении статуса беженца, включая утверждения о том, что заявители будут подвергаться притеснениям в Китае за принадлежность к незначительным религиозным группам, таким как Фалуньгун. В итоге Кан приговорен к году тюрьмы с отсрочкой исполнения на два года, а его фирма оштрафована на 5 млн вон. Услугами этого адвоката воспользовались 184 гражданина Китая. За работу он брал от 2 до 3 млн за одно заявление.

В том же месяце 42-летнего нелегального иммигранта из Китая окончательно приговорили к двум годам и шести месяцам тюремного заключения, а также к штрафу в размере 3 миллионов вон за помощь другим иностранным гражданам в незаконном въезде в РК.

Это итог громкой истории о том, как на пляже в Тхэане, провинция Южный Чхунчхон, было найдено несколько лодок, которые использовались для контрабанды китайцев.

Остается проблема претензий ПВО. 22 декабря военные самолёты ВВС Китая и РФ вошли в опознавательную зону противовоздушной обороны РК (KADIZ). По сообщению объединенного комитета начальников штабов вооруженных сил РК, примерно в 8 часов утра четыре китайских военных самолёта вторглись в опознавательную зону с западной стороны от подводной скалы Иодо. 15 российских самолётов, включая самолёт дальнего радиолокационного обнаружения и управления, также поочерёдно вошли в опознавательную зону. Полёты продолжались на протяжение семи часов. Последний раз совместный вход самолётов Китая и РФ в опознавательную зону противовоздушной обороны РК происходил 17 месяцев назад.

Позже Министерство иностранных дел опубликовало пресс-релиз, в котором говорилось, что обе стороны договорились продолжать тесное общение по поводу «того, что может быть взаимно расценено как чувствительный вопрос«. Госдепартамент США тоже выразил решительную поддержку Южной Корее.

Задела корейцев и история, когда в ноябре 2020 г. Китай в одностороннем порядке отменил два рейса, зафрахтованных компанией Samsung Electronics для отправки своих сотрудников в Сиань и Тяньцзинь. Хотя Пекин, мог бы предупредить об этом заранее, корейское внешнеполитическое ведомство не протестовало против необъявленного нарушения соглашения и не выражало сожаления. Между тем в марте 2020 г., когда Япония ограничила въезд корейцев, поскольку пандемия в Корее достигла своего пика, японского посла вызывали в МИД, а тогдашний министр Кан Ген Хва осудила ограничение на въезд в Японию как «крайне прискорбное», «недружественное» и «ненаучное».

Точная причина отмены была неизвестна, но это произошло на следующий день после того, как Пекин начал требовать от прибывающих представить два отрицательных результата теста COVID-19. Тесты должны быть сделаны в течение 48 часов до вылета и стоят 400 000 вон ($359). При этом китайцы, въезжающие в Южную Корею, не обязаны представлять результаты тестов. И они проходят бесплатные тесты на COVID-19 после въезда в Корею.

В рамках решения части отмеченных проблем 23 декабря 2020 г. заместители министров иностранных дел РК и Китая Чхве Чжон Гон и Лэ Юйчэн обсудили в формате видеоконференции ряд вопросов двустороннего взаимодействия. Было решено продолжить тесное сотрудничество в решении таких сложных вопросов как инцидент 22 декабря. В рамках подготовки к 30-летию установления дипломатических отношений стороны договорились принять необходимые меры для создания комитета будущего развития южнокорейско-китайских отношений. Помимо этого, был обсуждён вопрос упрощения процедуры въезда граждан двух стран и увеличения количества рейсов при соблюдении строгих карантинных мер.

Но пока всё это слова, и автор полагает, что до конца правления Муна никаких реальных подвижек в отношениях двух стран не будет.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×