02.03.2021 Автор: Владимир Одинцов

Евразийский союз жив и расширяется

EAEU

Созданный в 2014 году Евразийский экономический союз (ЕАЭС) как международная организация региональной экономической интеграции, обладающая международной правосубъектностью, несмотря на пока незначительный срок своего существования уже заметно укрепился на международной арене и приковывает к себе все большее внимание различных государств. Обеспечиваемая в ЕАЭС свобода движения товаров, а также услуг, капитала и рабочей силы, проведение скоординированной, согласованной политики в отраслях экономики вызывает все большую заинтересованность в сотрудничестве с этим союзом, особенно на фоне проводимой в последние годы Западом волюнтаристской политики санкций в отношении неугодных государств или не желающих находиться в полном подчинении от США и их союзников.

В настоящее время участниками ЕАЭС являются Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Россия. Также Тунис, Сирия и Турция заявили о своем намерении войти в состав ЕАЭС. Даже крупные политические катаклизмы, потрясшие в 2020 году некоторые страны Евразийского экономического союза, включая Армению, Белоруссию и Киргизию, не отразились на будущем интеграционного объединения. В частности, речь идёт о таких решениях, как утверждение главами государств-членов ЕАЭС Стратегических направлений развития евразийской экономической интеграции до 2025 года и предоставление Узбекистану и Кубе статуса наблюдателя при ЕАЭС.

Как подчеркнул в январе в ходе совещания о реализации интеграционных проектов на пространстве ЕАЭС президент России Владимир Путин, государства Евразийского экономического союза одобрили концепцию единого финансового рынка и готовят концепцию развития единого энергетического рынка. В большинстве секторов экономики общие рынки уже созданы и успешно работают, по остальным движение в этом направлении, решение практических вопросов, поиск оптимальных моделей продолжается. Примером таких успешных положительных процессов является, безусловно, создание единого рынка, производство и оборот лекарств и медицинских изделий, что приобрело особое значение в условиях охватившей мир в последний год пандемии коронавируса.

Прошедшая в начале февраля первая в этом году встреча глав правительств стран ЕАЭС в Алма-Ате подтвердила, что в 2020 году экономике «пятерки» удалось избежать худшего варианта развития событий: по предварительным данным Евразийской экономической комиссии (ЕЭК), в 2020 году общий ВВП стран Союза снизился всего на 3,9%. При этом, как следует из данных ООН, указанное падение меньше, чем было у развитых стран — 5,6%, хотя и больше, чем у развивающихся — 2,5%.

Тем не менее премьеры сосредоточились на необходимости дополнительных защитных мер от недоброжелательных экономических действий западных партнеров, и ЕЭК поручено заняться их разработкой. «Не секрет, что сейчас такими мерами, как санкции, начинают пользоваться беспорядочно. Это превратилось в инструмент, который используется походя, без всякой особой доказательной базы. Просто как одна из дубинок. Поэтому в рамках ЕАЭС будут вырабатываться механизмы, как противодействовать таким недружественным действиям в отношении одной из стран Союза», – пояснил премьер-министр Белоруссии Роман Головченко. При этом он добавил: «Конечно, мы не военный союз, как ОДКБ, например, где эти механизмы существуют. Но в последнее время экономика становится не менее жарким полем битвы, чем непосредственно военные действия». Каким будет этот механизм, пока не ясно, хотя и определено, что вестись работа по его созданию будет в рамках предусмотренной в договоре о Союзе возможности применения ответных мер в отношении третьих стран на территории ЕАЭС (например, в виде повышения пошлин или приостановления преференций). Особенно внимательно будет рассмотрена тема разрешения споров в ВТО, где, с конца 2019 года из-за длительной блокировки со стороны США назначения новых арбитров, перестал работать апелляционный орган этой организации.

Волюнтаристская санкционная политика Запада, выстраиваемая им под интересы США, и конкретные успехи ЕАЭС в противоборстве этому и защите собственных интересов, способствует все большему обращению государств с просьбой о принятии в состав Евразийского экономического союза. На днях переговоры о вступлении в ЕАЭС начал Иран. Такой шаг Тегерана, нуждающегося в некоем «зонтике» безопасности и расширении торгово-экономических возможностей на фоне санкционного давления на него со стороны США и его союзников, пессимистических прогнозов по будущему разрушенной Вашингтоном ядерной сделки, вполне логичен. Говорить сегодня о конкретных сроках вступления Ирана в ЕАЭС пока сложно, так как для этого придется решать множество вопросов. В частности, Ирану придется унифицировать свою законодательную базу со странами ЕАЭС, в которых действуют безвизовый режим, правила общего рынка, включая и рынок труда. Кроме того не секрет, что далеко не все политические силы Исламской Республики готовы к органичному восприятию членства страны в постсоветской «пятерке», хотя за вступление в ЕАЭС сейчас ратуют самые влиятельные политические силы ИРИ — консервативного толка. Сегодня в Иране многие понимают, что членство в Союзе даст ему большие преимущества. Помимо некоторых гарантий безопасности и открытия новых рынков, это создание противовеса санкционной политике Вашингтона. Обретя новый «зонтик», который Запад еще совсем недавно не воспринимал всерьез, Тегеран сможет более уверенно и настойчиво вести переговоры с США — главное, по ядерной программе. Привлекательность ЕАЭС для Ирана представляет и наличие в этом союзе Евразийского банка развития (ЕАБР), через который уже реализован ряд крупных проектов, и им взят курс на финансирование межгосударственных программ.

Но, безусловно, и сам Иран нужен ЕАЭС, так как таким образом заметно повысится привлекательность блока и его роль на международном уровне. Границы ЕАЭС с вступлением в него Ирана расширятся до Персидского залива, а это означает ощутимое изменение геополитической ситуации на Ближнем Востоке, в том числе и в контексте региональной безопасности. Кроме того, нельзя забывать, что иранская экономика, хоть и сильно пострадавшая от западных санкций, — одна из крупнейших в Центральной Азии и ОПЕК, полным ходом идет диверсификация экономики, стимулируется точное машиностроение, автомобилестроение, ракетно-космическая промышленность, информационные технологии. Хорошо известно, что Иран обогнал Турцию еще в 2007 году, став вдобавок и крупнейшей экономикой исламского мира. После Саудовской Аравии, Иран обладает вторым по объему запасом нефти и занимает нишу в 5,5% на мировом рынке торговли нефтепродуктами.

Нельзя также исключать влияния вступления Ирана в ЕАЭС на изменение представленности в этом Союзе и других закавказских государств. Так, если до сих пор Армения была единственной страной этого региона, входящей в ЕАЭС, то теперь не исключено, что давние разговоры о вступлении в Союз Азербайджана могут обрести плоть, а за Баку теоретически может последовать и Анкара — исходя из ее экономических и геополитических расчетов, усиленных желанием «отыграться» таким шагом на не особо жалующем ее в последнее время коллективном Западе. Да и известное ревностное отношение эмоционального турецкого лидера Р.Эрдогана к Тегерану также может повлиять на активизацию шагов Анкары по вступлению в ЕАЭС.

Владимир Одинцов, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×