25.02.2021 Автор: Виктор Михин

Израиль в планах президента США Джо Байдена

NET

В Белом доме нового президента Джо Байдена, судя по всему, формируется новый старый ритуал, который начинается с неудачных брифингов Джен Псаки, проведения военных игр “что / если” и дискуссий в Овальном кабинете о том, как разговаривать с тем или иным конкретным союзником или противником США. Многократно с тех пор, как он вступил в должность, президент Джо Байден набирал номер телефона того или иного мирового лидера после восстановления старого правила, что было давним стандартом Белого дома, законсервированным Дональдом Трампом. Изменения в телефонной дипломатии касались как стиля, так и содержания, поскольку Джо Байден стремился дать понять иностранным лидерам — многим озлобленным привычкой Д.Трампа ругать своих коллег и смешивать личные интересы с национальной безопасностью США — что он полон решимости перезагрузить отношения США с миром.

Тем не менее целый месяц после инаугурации Джо Байдена премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху, у которого были теплые отношения с бывшим президентом Дональдом Трампом и его администрацией, не получал звонка от нового президента. Однако, несмотря на это, израильтянин все еще хорохорился и утверждал в интервью «12-му каналу», что у него с новым президентом “большая дружба” почти 40 лет, с тех пор как он представлял Израиль в Вашингтоне в качестве заместителя главы миссии. Мы во многом согласны, но есть разногласия по Ирану и палестинцам. Далее он утверждал, что у него прекрасные отношения с демократами, несмотря на очевидные трения, которые существовали между ним и бывшим президентом Бараком Обамой, в частности по Ирану.

Вступив в должность в январе, Джо Байден заявил о своем намерении вернуться к иранской ядерной сделке, из которой Трамп вышел в 2018 году, и отменил некоторые решения своего предшественника в отношении палестинцев, такие как возобновление финансовой помощи ПА и возобновление работы офиса ООП в Вашингтоне.

Пресс-секретарь Белого дома Джен Псаки, отвечая на вопрос репортера о некоем молчании и паузе в отношениях с Израилем, отрицала, что существуют какие-либо изменения в политике нового президента. Касаясь же задержки со звонком, Псаки указывала, что еще не позвонил не только Б. Нетаньяху, но и многим другим лидерам.

В 2001 году Джордж Буш позвонил Эхуду Бараку через семь дней после своей инаугурации, хотя он хорошо знал, что Э. Барак будет переизбран через несколько недель и, судя по прогнозам, проиграет. Тем не менее звонок был сделан. В 2009 году Барак Обама позвонил Эхуду Ольмерту на следующий день после инаугурации, что свидетельствует о том, насколько важен Ближний Восток для его внешнеполитической программы. В 2017 году Дональд Трамп позвонил Биньямину Нетаньяху через два дня после инаугурации, что свидетельствует о том, насколько значимы и станут важными отношения с Израилем для его администрации.

И наконец, это свершилось, звонок состоялся. Все израильские газеты поместили фото счастливого Б.Нетаньяху с трубкой телефона в руках, говорящего с президентом США Джо Байденом. Все руководство Израиля и, в первую очередь, сам премьер-министр вздохнули свободно. Почему же американский президент не звонил в течение месяца, хотя по всем параметрам Израиль по-прежнему остается наиболее важным союзником на Ближнем Востоке?

Скорее всего, это было сделано для достижения трех целей. Во-первых, после четырех лет, в течение которых Д.Трамп, казалось, давал Б.Нетаньяху все, что он хотел, Джо Байден и его помощники хотели вернуть израильского политика на его место. Администрация хочет показать, что израильтяне больше не контролируют Вашингтон. Вторая цель заключалась в том, чтобы показать, что отношения США и Израиля не зависят от одного человека, такого как Б.Нетаньяху. Израиль приближается к выборам через 33 дня, и, независимо от того, кто победит, Белый дом почти сказал, что мы научимся работать и с новым израильским премьер-министром, если таковое случится. Заставить ждать и волноваться Б.Нетаньяху, который сам не торопясь поздравил Джо Байдена после ноябрьских выборов, видимо, было еще одной из причин. И, наконец, администрация не хотела преподносить Б.Нетаньяху предвыборный подарок в виде быстрого телефонного звонка, что было бы немедленно использовано им в своих личных целях на предстоящих выборах.

В этой ситуации нельзя забывать пресловутую роль Б.Нетаньяху в доведении позиции Израиля до этой низкой точки. Хотя он будет утверждать, что его борьба с Б.Обамой и против иранской сделки 2015 года имела жизненно важное значение, на самом деле он потерпел неудачу. Сделка с Ираном прошла через Конгресс, несмотря на неоднозначную речь Б.Нетаньяху, но нанесла своего рода рану в отношениях Израиля с Демократической партией, которая еще не зажила шесть лет спустя. Следует напомнить, что Джо Байден был вице-президентом, и многие из советников, которые сейчас окружают нового президента, были теми же советниками, которые окружали Б.Обаму и работали над иранской сделкой, известной как СВПД. В то время Б.Нетаньяху неоднократно предупреждали, что это произойдет, и что его шансы на то, чтобы остановить сделку своей речью, какой бы страстной и оживленной она ни была, в любом случае практически отсутствуют.

Взгляд на то, где находится Иран сегодня — с увеличенными запасами урана и центрифуг, — поднимает вопросы, стоило ли речи или принуждения Д.Трампа к выходу из СВПД. Б.Нетаньяху также предупредили в 2017 году, когда Д.Трамп вступил в должность, что за его дружеские отношения придется заплатить. Когда Б.Нетаньяху прокомментировал, что Д.Трамп был «самым большим другом» Израиля в Белом доме, его предупредили, что это была ошибка и это оскорбило бы предыдущих 12 человек, которые сидели в Овальном кабинете в течение 72 лет существования Израиля. Сказав то, что он сказал, Б.Нетаньяху сразу же «уничтожил» Трумэна, Рейгана, Клинтона, Буша и Обаму. Б.Нетаньяху не только намекал, но просто говорил открытым текстом, что никто из них не был так хорош для Израиля, как Д.Трамп.

Б.Нетаньяху предупредили, что его лесть вернется, чтобы причинить ему боль. Что маятник в конечном итоге повернет вспять, и что президент-демократ снова войдет в Белый дом и даже может получить большинство в Сенате и Палате представителей. Но израильтянин проигнорировал эти предупреждения и не скрывал своего страстного желания переизбрания именно Д. Трампа, которому он и помогал в качестве израильского премьер-министра.

В последние несколько лет наблюдается постоянный разрыв связей, с горечью написала газета The Jerusalem Post, между государством Израиль и еврейскими движениями в США, где проводимая раз в два года конференция Союза реформистского иудаизма больше не привлекает даже высокопоставленных членов правительства. Б.Нетаньяху хорошо это знает и он прекрасно осознает, что американские евреи, подавляющее большинство голосовавшие за демократов, не одобряют его союз с Д.Трампом, и что они против его политики в самом Израиле.

Другая израильская газета Haaretz считает, что израильтяне должны убедиться, что они не заплатят такую цену, чтобы нынешний премьер-министр — при условии, однако, что он останется на своем посту после предстоящих выборов — не вступит в борьбу с Джо Байденом так, как он боролся с Б.Обамой. Он должен продолжать улыбаться, разговаривая с президентом. Хотя Джо Байден в своем телефонном разговоре и упомянул палестинцев, сейчас никто не ожидает прорыва из многолетнего тупика урегулирования ближневосточного кризиса. Вместо этого если кто-то собирается проверить отношения между Иерусалимом и Вашингтоном, то это будут намерения нового президента в его отношениях с Ираном. Как известно, администрация Джо Байдена стремится вернуться к ядерной сделке, которую бывший президент США Дональд Трамп покинул в 2018 году, хотя это и не произойдет до тех пор, пока Тегеран не вернется к полному соблюдению своих ограничений. Израиль вообще выступает против этой сделки, которая, по мнению израильтян, в конечном итоге позволит Ирану обогащать до высокого уровня уран и затем приступит к созданию ядерного оружия. В последние недели Иран начал обогащать уран до 20% (что намного превышает ограничения сделки 2015 года) и разрабатывать металлический уран.

Вполне вероятно, что Израиль примет иную стратегию, чем жесткая позиция, которую он занял почти десять лет назад во время первоначальных переговоров по ядерной сделке. В 2013 году администрация Б. Обамы при поддержке Великобритании, Китая, Германии, России и Франции начала переговоры с Ираном об ограничении его ядерной программы. Израиль яростно выступал против этого процесса, предпочитая недипломатический путь к прекращению программы, и оказался вне переговорной комнаты, не имея права голоса, когда была оформлена сделка 2015 года. В ноябре 2020 года израильские СМИ сообщили, что министр иностранных дел Габи Ашкенази заявил во время закрытого совещания по вопросам безопасности, что “мы не хотим быть снаружи на этот раз”.

Президент Джо Байден наметил новый курс для Соединенных Штатов на Ближнем Востоке в общем и с Израилем в частности, переформулировав американскую систему альянсов в регионе и определив четкие направления американской дипломатии. Он просто может добиться большей согласованности и четкой связи между средствами и целями для выполнения своих планов. В общем, связи с Тель-Авивом будут заморожены до израильских выборов, а затем будут выстраиваться по плану президента США, но согласятся ли на это Израиль и его американское лобби — вот в чем вопрос.

Виктор Михин, член-корреспондент РАЕН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×