18.02.2021 Автор: Владимир Платов

Публичное фиаско военного десанта США в Ашхабаде

ABD3211

Центральная Азия (ЦА) во внешней политике США занимает весьма важное место, прежде всего в силу ее географического расположения рядом с крупнейшими государствами Евразии – Россией и Китаем, которые Вашингтон уже официально стал называть основными стратегическими противниками. В последние годы привлекательность ЦА с точки зрения глобальной повестки обусловлена также тем, что в 2010-е гг. в регионе произошел крупный геополитический сдвиг, результатом которого стало усиление влияния и значения азиатских стран, а также представление Вашингтоном мировому сообществу Ирана как «нарушителя международного спокойствия».

В своей Стратегии в ЦА Вашингтон обычно раз в пять лет вносит текущие правки, умело расставляя акценты и меняя нюансы в зависимости от интересов США в регионе. Так, в предыдущих версиях документа американцы то рассматривали Узбекистан, Казахстан, Киргизию, Таджикистан и Туркмению как часть Южной Азии, то вводили специальное понятие «Большой Ближний Восток», «Большая Центральная Азия», чтобы связать постсоветский регион с сопредельным мусульманским миром. В последней Стратегии 2020 года уже красной нитью проходит соседство ЦА с Афганистаном и звучит призыв к республикам частично взять ответственность за его восстановление.

Соединенные Штаты, в рамках активизации своего присутствия в странах Центральной Азии, бесспорное внимание стремились уделять в последние годы Туркменистану, дипломатические отношения с которыми они установили 19 февраля 1992 года. За истекшие 29 лет были налажены связи в таких отраслях, как нефтегазовая и химическая промышленность, компьютерные технологии, энергетика, сельское хозяйство, транспорт и логистика. В 2008 году был даже образован туркмено-aмериканский деловой совет.

Туркменистан остается в поле зрения и Пентагона,  «нейтральный» статус которого совсем не мешает американцам продвигать здесь свои военно-политические программы, позволяющие так или иначе воздействовать на внешнеполитические симпатии и антипатии руководства этой республики. В их числе такие, как «Международное военное образование и подготовка (IMET), «Региональная оборонная программа по борьбе с терроризмом» (CTFP) и ряд других. В этом же ряду и план подготовки туркменских военнослужащих к «борьбе с международным терроризмом и обеспечению безопасности» своей Родины, которую они проходят вахтовым способом на базе региональных центров Пентагона.

Активную роль в стремлении Вашингтона «сплотиться» с Туркменистаном помимо Пентагона играет также Агентство США по международному развитию (USAID) и софинансируемый из американского федерального бюджета «Национальный фонд поддержки демократии», многим известный по своей ведущей роли в организации «цветных революций» во многих странах. Хорошо известно, что основными реализаторами в мире «цветных программ» США являются транснациональные западные НКО, зарубежные фонды и СМИ. В Туркменистане, в частности, США уже давно стараются закрепить «Фонд Сороса», радио «Свобода», Институт войны и мира, «Фонд Евразия», «Интерньюс» и др. К выполнению задач НКО привлекаются различные туркменские организации: информагентства, социологические службы, учебные заведения, трудовые ассоциации, юридические фирмы, этнорелигиозные общины.

Все эти факты свидетельствуют о возрастающей значимости государств ЦА и, в частности, Туркменистана в реализации глобальных «интересов» Вашингтона не только в этом регионе, но и в Афганистане, на Ближнем Востоке, в районе Каспия и Закавказья. Поддержание, к примеру, Афганистана в состоянии «управляемого хаоса» предоставляет американцам формальный предлог для «навязывания» в ЦА своего военного присутствия, выставления себя «гарантами» мира и безопасности для расположенных здесь государств. Одновременно с этим делается, несомненно, и расчет на провоцирование напряженности в отношениях стран ЦА с проверенным политическим союзником — Россией, являющейся партнером большинства из них по ОДКБ и Евразийскому союзу. Тех самых интеграционных объединений, о развале и полной дискредитации которых многие годы «мечтают» обитатели Белого дома, независимо от их партийной окраски.

В этом контексте усилившийся в последнее время интерес к Туркменистану в значительной степени обусловлен тем, что он имеет с неспокойным Афганистаном 744 км с особо «волнующим» Вашингтон Ираном свыше 990 км общей границы. При этом, безусловно, нельзя забывать и активное стремление Вашингтона любыми средствами ограничить поступление в Европу российского газа, а для реализации этой задачи США уже более 20 лет поддерживают попытки направления потока туркменского газа в западном направлении.

С учетом весьма широкого разброса таких воистину военно-стратегических задач, еще предыдущей администрацией Трампа для руководства дипмиссией США в Туркменистан был направлен в 2019 году своеобразный военный десант в лице посла США – полковника в отставке Мэттью Стивена Климоу (Matthew S. Klimow) и его супруги — майора (в отставке) Эди Ганнелс Климоу (Edie G. Klimow). Вся предыдущая карьера М.Климоу была неразрывно связана со службой в армии США, он командовал пехотными подразделениями – от взвода до бригады, занимал руководящие посты во время операции «Буря в пустыне» в Саудовской Аравии и Кувейте.

Однако весь этот «потенциал» так и не позволил М.Климоу достичь какого-либо существенного результата на ниве «труда» в Туркменистане. Более того, именно он оказался в центре сегодняшнего фиаско Вашингтона в этой стране из-за сноса уже построенного нового здания посольства США в Ашхабаде, потому что его границы вышли за так называемую «красную линию».

Еще в сентябре 2014 года Госдепартамент США заключил с компанией Caddell Construction – основным подрядчиком проведения строительных работ на объектах за рубежом — контракт на $196 миллионов по строительству к июлю 2018 года в Ашхабаде здания американского посольства. Планировалось, что значительно увеличившееся в последние годы количество сотрудников различных служб и ведомств США, работающих по разрозненным адресам, можно будет собрать под одной крышей нового здания посольства на земельном участке, расположенном на пересечении проспекта Арчабиль и улицы Ататюрка. Этот участок еще в 1998 году был сдан посольству США в аренду сроком на 99 лет.

Согласно действующим в Туркменистане правилам, здания в Ашхабаде должны быть облицованы белым мрамором и эстетически выравнены по единой «красной линии». Однако, как оказалось, американское Бюро операций с зарубежными зданиями не привело проект в соответствие с этой нормой, а Caddell Construction так и не получила от туркменских властей разрешение на строительство. В результате в июле 2016 года строительство, на которое уже было потрачено $26 миллионов, оказалось замороженным властями Туркменистана.

Американская сторона неоднократно предлагала туркменским властям различные варианты исправления ситуации, которые позволили бы не сносить здание, но все варианты были отклонены. Посол США Мэттью Климоу, на которого Вашингтоном возлагались надежды в том числе и по урегулированию проблемы с этой стройкой, еще на первой встрече с президентом Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедовым в 2019 году попытался убедить его отказаться от сноса здания. Однако глава государства заявил, что «красная линия» введена законодательством Туркменистана, а законы необходимо соблюдать!

Таким образом, это небольшое по размерам и своему потенциалу государство Центральной Азии публично показало Вашингтону, что нахрапистость и пренебрежение чужими законами не всегда могут принести победу США, даже столь авторитетному их военному десанту в Ашхабаде, как супружеская чета Климоу.

Так что придется М.Климоу (до его теперь уже явно скорой замены) продолжать «рулить» в Ашхабаде в привычных ему по прежней армейской службе походных условиях, а не в новом здании посольстве. Сейчас основным офисом американского диппредставительства считается здание на улице Пушкина (пересекает проспект Махтумкули), которое строилось как временное и должно было эксплуатироваться 10 лет, а с тех пор прошло уже 25 лет. Все сотрудники там не умещаются, посольству приходится арендовать дополнительные помещения по разным адресам.

Видно, с отъездом М.Климоу придется Вашингтону, из-за «отсутствия достаточных условий», сократить и некоторое количество других сотрудников неоправданно разросшегося в последнее время американского диппредставительства.

Платов Владимир, эксперт по Ближнему Востоку, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×