18.02.2021 Автор: Константин Асмолов

Как власти РК пытаются окоротить Пак Сан Хака и Ко, а США им мешают

LEAF23131

Помните, как действия антипхеньянских НПО спровоцировали обострение лета 2020 года, когда Северную Корею окончательно достало, что в нарушение межкорейских соглашений «борцы за свободную Северную Корею» во главе с одиозным перебежчиком Пак Сан Хаком запускают через границу воздушные шары с листовками и прочей пропагандой?

Как отмечал перебежчик Хон Ган Чхоль в интервью левой газете «Хангёре синмун», на запусках шаров делают большие деньги. Спонсоры платят им за каждый пуск около 1,5 миллиона вон ($1234), в то время как фактическая стоимость воздушного шара составляет от 80 000 до 120 000 вон ($65,81-98,21). Хуже того, на фоне пандемии коронавируса в соответствующих НПО всерьез обсуждалась идея «наполнить воздушные шары, направляющиеся в Северную Корею, долларовыми купюрами, смазанными веществом, которым дышали пациенты COVID-19». Это – акт терроризма с применением биологического оружия, и именно в данном контексте стоит рассматривать жесткий тон КНДР.

Хотя у «борцов» отозвали аккредитацию министерства объединения, Пак заявил, что пуски будут продолжены, и тогда правительство всерьез взялось за подготовку специального закона.

14 декабря 2020 г. Национальное собрание приняло поправку к Закону о межкорейских отношениях, предусматривающую запрет на отправку на Север пропагандистских листовок. За поправку проголосовали все 187 участников пленарного заседания. Депутаты от главной оппозиционной партии Сила народа в заседании не участвовали.

Теперь лица, отправляющие на Север листовки, баннеры и другие предметы, такие как USB- и SD-карты, будут подвергнуты тюремному заключению сроком до трех лет или штрафу в размере до 30 миллионов вон ($27 700).

Шум, который подняли по этому поводу консервативные СМИ РК и западные НПО, профессионально занимающиеся правами человека в КНДР, был весьма примечателен, а консервативные активисты в шутку окрестили поправку «законом Ким Ё Чжон».

Общий тон консервативных СМИ звучал так: «Безусловно, необходимо попытаться улучшить межкорейские отношения и способствовать миру на полуострове. Но это не означает, что тяжелая ситуация с правами человека на Севере может быть проигнорирована. Закон выглядит уступкой давлению Пхеньяна и его можно рассматривать как ограничение свободы выражения мнений, гарантированной Конституцией».

Директор по пропаганде Азии Human Rights Watch Джон Сифтон еще до принятия закона заявил, что «правительство РК, похоже, больше заинтересовано в том, чтобы Ким Чен Ын был доволен Северной Кореей, чем в том, чтобы позволить своим собственным гражданам осуществлять свои основные права от имени своих северных соседей», и участие в правозащитной деятельности станет уголовным преступлением.

«Юристы за права человека и объединение Кореи», консервативное НПО, выразили аналогичную позицию, назвав поправки к закону нарушением Конституции и пообещав подать жалобу. То же самое собирался делать и Пак Сан Хак, заявивший, что закон попирает свободу слова.

29 декабря 2020 г. еще почти 30 правозащитных групп Южной Кореи подали конституционную жалобу, утверждая, что запрет листовок нарушает права человека и поддерживает автократический режим в Пхеньяне.

Одиозный депутат и «инвалид-сказочник» Чи Сон Хо тоже специально съездил в США и «объяснил неконституционные факторы законопроекта» на специальной встрече, на которой присутствовали посол США по особым поручениям за международную религиозную свободу Сэм Браунбек, посол США по особым поручениям за мировое уголовное правосудие Морс Тан и высокопоставленные чиновники Госдепартамента среди участников. Все они выразили озабоченность по этому поводу, а сенатор Крис Кунс, близкий помощник избранного президента Джо Байдена, заявил, что объяснит проблемы законопроекта новому руководству Америки.

Специальный докладчик ООН по правам человека в КНДР Томас Охеа Кинтана заявил американским СМИ, что он надеется, что Южная Корея пересмотрит законодательство до того, как оно вступит в силу.

Международная коалиция «За прекращение преступлений против человечности в Северной Корее» (ассоциация из 47 групп, представляющих 300 неправительственных организаций), написала президенту Мун Чжэ Ину открытое письмо, упомянув как принятие закона, так и нежелание Сеула быть соавтором резолюции о положении в области прав человека в Северной Корее на ГА ООН.

«Свобода выражения мнений – основная демократическая ценность. Будущее Корейского полуострова зависит от того, чтобы Северная Корея стала больше похожа на Южную, а не наоборот», – заявил американский конгрессмен Майкл МакКол. Другой конгрессмен Джеральд Э. Коннолли призвал президента Мун Чжэ Ина добиваться критических изменений законопроекта до его подписания. «В своем нынешнем виде этот закон может нанести ущерб способности корейских правозащитных организаций распространять независимую и разнообразную информацию среди северокорейского народа».

Особо расстарался Крис Смит, сопредседатель комиссии по правам человека в Палате представителей США: «Я обеспокоен тем, что законодатели в якобы оживленной демократии будут рассматривать возможность криминализации поведения, направленного на продвижение демократии и оказание духовной и гуманитарной помощи людям, страдающим от одной из самых жестоких коммунистических диктатур в мире».

Заявив, что этот шаг партии является нарушением Конституции Южной Кореи и ее обязательств по Международному пакту о гражданских и политических правах, Смит увидел в нем не только «неоправданное попустительство» КНДР, но и «дипломатический уклон в сторону коммунистического Китая». В связи с этим еще в декабре 2020 г. Смит пообещал «пересмотреть приверженность Республики Корея демократическим ценностям» как в своем ежегодном докладе о правах человека, так и докладе о международной религиозной свободе.

В итоге Комиссия по правам человека при Палате представителей Конгресса США приняла решение провести по поводу запрета на отправку в Северную Корею пропагандистских листовок специальные слушания. Сначала они были назначены на январь 2021 г., однако затем перенесены на более позднее время, после того как комиссия обновит состав членов. Вероятнее всего, это произойдет в конце февраля или начале марта.

28 января 2021 г. в Соединенные Штаты уехал Пак Сан Хак – по словам его адвоката, «с целью присутствовать на слушаниях в Конгрессе США и по другим причинам с планом вернуться в начале марта». По иным сведениям, чтобы избежать ареста.

Правящие круги РК в лице министра иностранных дел Южной Кореи Кан Ген Хва, председателя правящей партии Ли Нак Ёна, губернатора провинции Кенгидо и кандидата в президенты Ли Чжэ Мена и др. активно отстаивают свою точку зрения. Их аргументы повторяются и сводятся к следующему.

  • Как говорится в пресс-релизе министерства объединения, закон приняли «после демократического обсуждения в соответствии с процедурой, предусмотренной Конституцией и законом, сделав это в Национальном собрании, которое представляет собой консенсус общественного мнения».
  • Свобода мнений является конституционным правом, но она не может иметь приоритета над правом на жизнь: запуск листовок «угрожает жизни и безопасности 1,12 миллионам жителей приграничных районов», а ограничение свободы слова допускается международным сообществом, если оно представляет угрозу правам других людей или национальной безопасности.
  • Нынешний  запрет не противоречит Международному пакту о гражданских и политических правах, который допускает ограничения на действия, представляющие собой вред или опасность для жизни гражданского населения. Поправка к закону является не ограничением свободы слова вообще, а минимальным ограничением определенного способа выражения свободы слова, такого как листовка. Более того, наказывают не за рассылку листовок вообще, а только в том случае, если действие причиняет вред людям или является причиной серьезной опасности.
  • Нет никаких доказательств того, что распространение листовок улучшает права человека в Северной Корее. Напротив, оно усиливает социальный контроль со стороны северокорейских властей и приводит к негативным последствиям и ухудшению положения в области прав человека в Северной Корее. К тому же (об этом говорят и перебежчики) листовки, содержащие неподтвержденные данные или непристойные выражения, не эффективны.

Мэры 10 приграничных городов и уездов также заявили, что принятие законопроекта необходимо для обеспечения безопасности жителей приграничных районов, обеспокоенных возможными ответными военными действиями Севера в знак протеста против воздушных шаров с листовками.

Подключились и провластные НПО. 18 декабря группа из 17 гражданских организаций осудила критику из США как вмешательство во внутренние дела РК и подчеркнула, что распространение листовок не имеет ничего общего со свободой выражения мнений, а является действием, разжигающим конфликт.

А в январе 2021 г. уже примерно 420 НГО левого толка призвали Конгресс США не проводить слушания, назвав такой шаг явным посягательством на суверенитет их страны и вмешательством во внутренние дела. «Вмешательство во внутренние дела соответствующих американских организаций и политиков, которые финансово и политически спонсировали рассылку листовок на север, заходит слишком далеко».

Как бы то ни было, экспертов очень волнует вопрос, не ухудшит ли новый закон отношения с США и «международным сообществом», станет ли он проверкой способности Сеула отстоять свое мнение. Администрация Джо Байдена, скорее всего, будет отдавать больший приоритет демократическим ценностям и гражданским свободам, чем администрация Трампа, и растут опасения, что Сеул столкнется с большим давлением со стороны США с точки зрения соучастия в борьбе за права человека в Северной Корее. Высказываются и опасения, связанные с имиджем страны: международные правозащитные группы поднимут вопрос в ООН или Крис Смит выполнит свою угрозу, Сеул может оказаться в положении «соучастника угнетения Пхеньяном прав человека». Даже относительно центристская «Корея таймс» отметила, что «правительство Мун Чжэ Ина должно приложить усилия, чтобы вопрос листовок не превратился в дипломатический скандал с приходящей администрацией Джо Байдена, которая сосредоточит свою внешнюю политику на продвижении прав человека и демократических ценностей. Мун должен больше прислушиваться к международной критике. Он не должен отодвигать на задний план вопросы прав человека, чтобы добиться примирения с репрессивным режимом Ким Чен Ына».

С точки зрения автора, аргументы против пусков листовок валидны, и подобные меры стоило принять куда раньше, но интереснее то, как разовьется ситуация, учитывая последний год Муна. Вариантов несколько:

  • Наиболее реалистичный и пессимистичный заключается в том, что, поломавшись и выпустив пар в патетические заявления, Сеул «сделает, как прикажут». А то, что на американский стул сели не сразу и боком – окажется дипломатической победой. Либо к закону примут дополнения, ограничивающие его эффективность, либо его отменят в случае прихода к власти противников Муна, либо закон будет существовать, но не исполняться.
  • К последнему выбору примыкает следующий вариант. Закон будет применяться только в отношении совсем одиозных лиц типа Пак Сан Хака и/или после того, как в КНДР снова ударят кулаком по столу. Громкие дела по нему будут, но только в отношении тех, кто вышел за неформальные рамки.
  • Закон станет поводом для своего рода сделки – Вашингтон закроет на него глаза в обмен на куда более важные шаги Сеула в сторону «укрепления альянса двух стран». Например, участие в сдерживании Китая.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×