17.02.2021 Автор: Владимир Одинцов

Отношения США и Турции ждет еще больший раскол?

TUR3212311

Несмотря на то, что Турция продолжает сохранять экономическую, политическую и военную зависимость от США и НАТО, в течение последних лет стратегические планы этих двух стран стали все больше сталкиваться, а спираль конфликта раскручивается от инцидента к инциденту, все больше превращая Анкару из союзника в соперника Вашингтона. При этом каждая из сторон стремится обвинить другую в «провокационном поведении».

Конфликт между этими двумя странами возник не сегодня, все более углубляясь с начала XXI столетия. Ещё в 2003 году Анкара болезненно восприняла затеянную Вашингтоном войну в Ираке, восприняв ее как угрозу, поскольку дестабилизация Ирака могла подтолкнуть курдов к объявлению о независимости. Курдский вопрос является камнем преткновения между странами и сегодня: Вашингтон поддерживает действующие в Сирии курдские Отряды народной самообороны, которые в Анкаре считают террористическими.

Не сходятся взгляды двух стран и по иранской ядерной проблеме: Турция в этом вопросе солидарна с Россией и европейскими государствами, выступая против санкционного давления на Тегеран. США же при Трампе даже вышли из сделки с Ираном, после чего действие ограничений автоматически возобновилось, в результате чего под ударом оказался турецкий Halkbank.

Весьма значимой точкой для деградации турецко-американского партнёрства стали события 2016 года, когда группа вооружённых мятежников попыталась свергнуть власть в Турции. Официальная Анкара обвинила в организации неудавшегося путча исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена, который с 1999 года живёт в США. Но Вашингтон игнорирует требования турецкой стороны о выдаче лидера FETO.

Еще больше стало расхождений между странами после сближения в последние годы Турции с Россией и покупки Анкарой зенитно-ракетных комплексов С-400.

Используя ключевое членство в НАТО, Турция, в период президентства Дональда Трампа, пыталась наладить личные отношения лидеров двух стран, при этом министерства и военная бюрократия были на заднем плане. Несмотря на появившийся кризис в отношениях Вашингтона и Анкары из-за покупки С-400, Дональд Трамп неоднократно заявлял о своих дружеских отношениях с Эрдоганом. Однако даже хорошие личные отношения между двумя лидерами не смогли снять накал взаимных упреков, одним из которых стало требование Анкары выдать ей проповедника Фетхуллаха Гюлена и отказ Вашингтона на это требование.

В результате в феврале 2018 года министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу заявил, что отношения между Турцией и США еще никогда не были настолько плохими. В итоге после переговоров с американцами были даже созданы рабочие группы, призванные работать над нормализацией отношений, однако ни к каким положительным результатам эти шаги не привели.

Приход в Белый дом демократа Джо Байдена в Анкаре восприняли с объективной настороженностью, поскольку, когда у власти оказывались представители Демократической партии, США традиционно уделяли больше внимания таким вопросам, как права человека, демократия, что не является выигрышной темой для обсуждения Турцией с Вашингтоном. И такой прогноз подтвердил состоявшийся 2 февраля и продлившийся почти час телефонный разговор между помощником Джо Байдена по национальной безопасности Джейком Салливаном и пресс-секретарем президента Турции Ибрагимом Калыном – одним из ближайших доверенных лиц президента Эрдогана.  Как прокомментировали этот разговор в Белом доме, Салливан подчеркнул «широкую приверженность администрации Байдена поддержке демократических институтов и верховенства права», а также выразил серьезную обеспокоенность «приобретением Турцией российского ЗРК С-400, подрывающего сплоченность НАТО». Тем самым новоиспеченным хозяином Белого дома и его командой была продемонстрирована достаточно жесткая позиция по отношению к неуступчивому ближневосточному партнеру.

Дополнительно такой неблагоприятный для Анкары подход администрации Байдена подтвердил на днях и американский посол в Анкаре Дэвид Саттерфилд, заявивший о неизменности курса США на поддержку курдских вооруженных формирований в Сирии и о необходимости отказа Анкары от российских систем С-400 как о главном условии для снятия с Турции санкций.

Напряжённость между Турцией и Соединёнными Штатами выросла 11 февраля, после призыва Госдепартамента немедленно освободить из тюрьмы одного из лидеров турецкого гражданского общества Османа Кавалу. Ситуацию также усугубили массовые выступления студентов Босфорского университета, и появление в ходе одной из их акций баннера с изображением мусульманской святыни Каабы с радужным флагом. Реагируя на особую обеспокоенность администрации Байдена, направленной против ЛГБТ риторикой турецких властей, в МИД Турции посоветовали тем, кто пытается «читать лекции о демократии и праве», для начала «посмотреть в зеркало». Министр внутренних дел Сулейман Сойлу в свою очередь прямо обвинил США в причастности к попытке государственного переворота в июле 2016 года (Байден был тогда вице-президентом). В результате в Госдепартаменте США сочли подобные обвинения несовместимыми со «статусом Турции как союзника по НАТО» и стратегического партнера США, а раскол между странами еще больше углубился.

С учетом того, что умение лавировать в своих интересах между центрами силы является сильной стороной турецкой дипломатии, Турция уже послала Вашингтону сигналы о возможности примирения по ряду конфликтных вопросов. Так, пресс-секретарь турецкого лидера Ибрагим Калын заявил, что Анкара будет стремиться решать проблемы с США путём диалога и даже может, например, согласиться на ограниченное использование российских зенитных ракет С-400, если США прекратят поддержку курдских сил, которые Анкара рассматривает как смертельную угрозу. Министр обороны страны Хулуси Акар заявил 9 февраля, что Анкара может использовать С-400 не постоянно, а в зависимости от появления угроз. В связи с этим он напомнил о так называемой критской модели, чтобы сравнить своё предложение американской стороне с использованием Грецией системы С-300, которую Афины купили у Москвы в 1990-х годах.

В то же время Турция подчеркнула, что не откажется от приобретенных у России ЗРК С-400, несмотря на позицию Вашингтона. При этом официальный представитель президента Турции Ибрагим Калын в интервью телеканалу ТРТ заявил: «Наше соглашение по С-400 было подписано примерно за четыре месяца до CAATSA. С юридической точки зрения заявления США непоследовательны. Американская сторона сообщила, что пока не будет вести никаких переговоров по этому вопросу». — Пойдет ли новая администрация Байдена на сделку с турецкими властями, станет ясно 17 февраля на заседании министров обороны НАТО.

Владимир Одинцов, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×