17.02.2021 Автор: Владимир Терехов

Джо Байден об отношениях с Китаем

BDN02315

Вряд ли нуждается в пояснении тезис о том, что характер развития отношений между двумя ведущими мировыми державами при новой американской администрации (в отведенные для неё следующие четыре года пребывания у власти) будет находиться в центре мирового политического процесса.

Последний раз мы касались данной темы в связи с состоявшимся 5 февраля телефонным разговором нового госсекретаря США Э. Блинкена с Ян Цзечи, который отвечает в ЦП КПК за весь комплекс отношений КНР с внешним миром. Содержание этого разговора, так как он был отражён в официальном сообщении госдепартамента, не давало никаких поводов для сколько-нибудь позитивных прогнозов развития американо-китайских отношений ближайшего отрезка времени. Создавалось впечатление, что дело М. Помпео (резко антикитайское) продолжает вполне комфортно жить, хотя его самого у руля американской дипломатии уже нет.

Вновь оговоримся, что в указанном разговоре Э. Блинкен обозначал позицию своей страны (что, кстати, тоже не очевидно) относительно лишь политико-дипломатической сферы отношений с КНР. Крайне важное в них место занимает торгово-экономическая сфера. Существуют и другие сферы межгосударственного взаимодействия (идеологическая, культурная). Но в основном с торгово-экономической связываются надежды на удержание процесса развития американо-китайских отношений от следования скверной, уходящей вглубь веков, логики предопределённости конфликта между “стареющей” и “формирующейся” сверхдержавами.

Обобщённой же позицией США в комплексе отношений с главным геополитическим оппонентом можно считать только то, что озвучивается первым лицом страны, то есть её президентом, каковым с 20 января с. г. является Джо Байден. В статусе уже действующего президента так или иначе она затрагивалась как в его публичных выступлениях, так и в ходе контактов с зарубежными коллегами. Выступления, носившие в определённой мере “установочный” характер, прозвучали в штаб-квартирах “профильных” ведомств, каковыми являются госдепартамент и министерство обороны.

Первое под общим названием “Замечания президента Байдена о месте Америки в мире” состоялось 4 февраля. Центральным тезисом данного выступления стало обращённое во внешний мир заявление о том, что “Америка возвращается”, но не с тем, чтобы решать вчерашние проблемы, а отвечать на сегодняшние и завтрашние. Главными источниками таковых названы “бросивший вызов США Китай с его растущими амбициями” и Россия, которая угрожает “нашей демократии”.

Китаю была обещана “конфронтация” в связи с его “экономическими злоупотреблениями” и “атаками на права человека, интеллектуальную собственность и миропорядок”. В то же время выражалась “готовность работать с Китаем, когда это соответствует американским интересам”. Косвенным образом “(анти)китайские” мотивы присутствовали и в других частях данного выступления, например, в пассаже о планах проведения “Саммита демократий” в целях защиты процесса “глобальной демократизации от авторитаризма”. Видимо, символом данного процесса станет продвижение (особо отмеченных) прав ЛБГТ-сообществ.

Едва ли не главным тезисом состоявшегося 10 февраля выступления Джо Байдена в Пентагоне явился пассаж о том, что США должны быть сильны “не столько примером мощи, сколько мощью примера”. Пообещав далее “без колебаний” использовать вооружённые силы для защиты жизненно важных интересов “американского народа”, он, тем не менее, отметил, что это “крайнее средство” в решении тех или иных внешних проблем страны.

В общем, данный тезис представляет собой вариацию на тему древнеримского высказывания Ultima ratio, которое в начале XVII в. во Франции (а через сто лет — в Пруссии) даже отливалось на королевских пушках. С учётом чудовищной мощи современных “пушек”, указанный тезис Джо Байдена можно только приветствовать и рассматривать его в качестве позитивного сигнала во внешний мир. Дело только за конкретным наполнением данного сигнала.

А здесь тоже возможны свои “варианты”. Появление в начале февраля в Южно-Китайском море сразу двух авианосных ударных групп ВМС США — это предпоследний (или предпредпоследний) довод “короля” Джо Байдена? Сомнений не вызывает одно: данная акция, как и ранее состоявшийся проход через Тайваньский пролив ракетного эсминца John S. McCain, — это крайне опасные игры. С учётом исключительной значимости, которая придаётся Китаем, то есть главным оппонентом США, ситуации в акватории как ЮКМ, так и вокруг Тайваня.

Во временном промежутке между двумя этими выступлениями состоялось примечательное интервью Джо Байдена журналисту телерадиокомпании CBS. Ключевым тезисом оказался прогноз президента о том, что в американо-китайских отношениях вряд ли следует ожидать возникновения конфликта, но скорее “жёсткой конкуренции”. Видимо, последняя может стать следствием его же намерения побуждать Китай придерживаться на международной арене неких “правил”.

Небывало длительной (два часа) для телефонной формы общения стала беседа Джо Байдена с китайским лидером Си Цзиньпином, состоявшаяся в ночь с 10 на 11-е февраля. В открытом доступе нет полного текста разговора и приходится пользоваться лишь комментариями весьма общего плана. Таковыми, в частности, можно считать последующие реплики самого американского президента, который акцентировал внимание на том, что он “хорошо знаком” с китайским лидером, поскольку много раз встречался с ним, занимая пост вице-президента в администрации Б. Обамы.

Пока трудно как-либо конкретно интерпретировать слова Джо Байдена относительно того, что если США не поторопятся с развитием собственной инфраструктуры, то быстро развивающийся Китай “съест наш ланч”. Примечательной представляется “благодарность”, выраженная от лица президента Тайваня Джо Байдену, за озабоченность США (якобы им обозначенную) “давлением” на остров со стороны китайского руководства.

Что касается комментариев в КНР данного разговора, то они носят сдержанно-оптимистичный характер. Здесь, в частности, полагают, что сам факт такого разговора является “свидетельством наличия у администрации Байдена доброй воли по отношению к народу и правительству Китая”.

Самое непосредственное отношение к проблематике американо-китайских отношений имел телефонный разговор Джо Байдена с премьер-министром Индии Н. Моди, состоявшийся 8 февраля. В опубликованном Н. Моди комментарии прошедшей беседы Китай прямо не упоминается. Но используются устоявшиеся символические обороты, свидетельствующие об озабоченности обоих собеседников проблемой обеспечения “мира и безопасности в Индо-Тихоокеанском регионе”, которому (миру) ясно кто угрожает.

На следующий день в ходе пресс-конференции представитель госдепартамента Н. Прайс назвал Индию “одним из самых важных партнёров” в указанном регионе, а также выразил удовлетворение превращением этой страны в “глобальную державу“. Потенциально главным инструментом обеспечения интересов США в ИТР была названа конфигурация Quad (“Четвёрка”) в составе США, Индии, Японии и Австралии. Сложные перипетии процесса её формирования находятся в поле постоянного внимания НВО.

В целом же прозвучавшая в последнее время риторика нового президента США и чиновников его администрации по поводу американо-китайских отношений пока представляет собой трудно перевариваемую смесь достаточно противоречивых тезисов. Она сильно напоминает публичные акции боксёра-профессионала накануне предстоящего поединка с серьёзным противником. Ни к последующему поведению боксёра на ринге, ни тем более к итогам схватки весь этот предварительны “хайп”, как правило, отношения не имеет.

Не только автор настоящей статьи пребывает в определённом недоумении относительно дальнейшего развития внешнеполитического курса США. О его сохраняющейся “неясности” после выступления американского президента в государственном департаменте говорит одна из ведущих газет Индии Hindustan Times.

Поэтому ждём первых реальных действий новой администрации США в “чувствительных” сферах отношений с главным геополитическим оппонентом. С особым вниманием будем наблюдать за мероприятиями Вашингтона в области торговли с КНР, в сфере отношений с Тайванем, а также за дальнейшими действиями в рамках конфигурации Quad.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×