13.02.2021 Автор: Владимир Терехов

Э. Блинкен и Ян Цзечи «поговорили» по телефону

CHN00452

В НВО ранее отмечалась (и объяснялась) определённая очерёдность в первых контактах новой американской администрации с руководством других основных участников игры в ключевом Индо-Тихоокеанском регионе. В качестве таковых сегодня выступают Япония, Индия и КНР.

В этом порядке и прошли первые краткие телефонные беседы главных действующих лиц администрации Джо Байдена (включая его самого) с коллегами из упомянутых стран. Последним по очереди (но, несомненно, первым по значимости) оказался состоявшийся 5 февраля телефонный разговор нового госсекретаря США Э. Блинкена с Ян Цзечи, который отвечает в ЦК КПК за весь комплекс отношений КНР с внешним миром. Впрочем, собеседники давно знакомы друг с другом, а на их совместную официальную фотографию 2015-го года можно посмотреть здесь.

Размещённое на сайте госдепартамента США скупое официальное сообщение об этом событии включает в себя несколько пунктов, заслуживающих комментирования как по отдельности, так и все вместе. Предварительно госсекретарь передал собеседнику “наилучшие пожелания” в связи с наступающим Новым годом по лунному календарю. Отметим, что период празднеств по данному поводу в Китае приходится в 2021 (“григорианско-юлианском”) году на 12-28 февраля. Можно, конечно, заранее (за неделю) поздравить восточного собеседника, но это был явно не главный повод для того, чтобы поговорить с ним по телефону.

Главное заключалось во всех последующих тезисах, содержание которых прямо противоречило упомянутым “пожеланиям”. Во-первых, до сведения Ян Цзечи была доведена новость о том, что “Соединённые Штаты продолжат отстаивать права человека и демократические ценности, в том числе в Синьцзяне, Тибете и Гонконге”. Во-вторых, Китаю было предъявлено “требование присоединиться к международному сообществу в осуждении военного переворота в Бирме”.

Этот последний тезис нуждается в некоторых пояснениях. Во-первых, страна, в которой, по мнению Э. Блинкена, 1 февраля с. г. произошло что-то нехорошее, уже свыше 30-и лет называется “Мьянма” и под таким названием она представлена в ООН. Во-вторых, те, кто «озаботился» упомянутыми событиями в ней, все вместе никак не соответствуют категории “мировое сообщество”. В-третьих, в Китае уже высказались на данную тему, когда попросили “Запад” не подливать топливо в тлеющий огонь внутреннего конфликта в Мьянме.

В-четвёртых, пропагандистская кампания против этой страны развёртывается по сценарию, весьма схожему с “минским” и “московским”. В частности, вбрасываются фейки о “сотнях тысячах” демонстрантов в крупнейших городах Мьянмы. Реальная же картина демонстрации в семимиллионном Янгоне (бывшем Рангуне), показанная в одной из ведущих газет Тайваня (весьма интересующегося по ряду причин происходящим в Мьянме), выглядит так. Основные участники – всё те же “школята”.

Такое впечатление, что “зубатовщина” приобретает центрально-глобальную значимость в арсенале режиссёра мирового политического спектакля. Наиболее яркие фрики “от зубатовщины” (чаще всего психически нездоровые) десятилетиями безнаказанно и непрерывно “несут в массы” с помощью СМИ невообразимую галиматью.

Наконец, заключительный тезис сообщения госдепартамента США о состоявшемся разговоре Э. Блинкена с Ян Цзечи является самым обширным в содержательном плане. Он включил в себя несколько “подтезисов”. Из них один заключался в доведении до сведения собеседника информации о намерении США “работать совместно с союзниками и партнёрами в целях защиты общих ценностей”. Данная “работа” будет направлена на то, чтобы “привлечь КНР к ответственности” за дестабилизацию ситуации в ИТР, в том числе в Тайваньском проливе. Заключительным “подтезисом” КНР обвиняется в “подрыве основанной на правилах международной системы отношений”.

Приведенный госдепартаментом текст производит странное впечатление. Если, конечно, он достаточно полно отражает содержание состоявшегося первого разговора с ответственным лицом главного геополитического оппонента. Помимо того, что текст выглядит полноформатным вызовом КНР без обозначения каких-либо возможных зон взаимодействия, в нём нет ни слова относительно едва ли не основной проблемы американо-китайских отношений последних лет, связанной с гигантским дефицитом в торговле США с КНР.

Невольно возникает вопрос: какое отношение новая администрация имеет к проблемам американского народа? Предыдущая хоть как-то пыталась их решать, инициируя переговоры с внешними контрагентами и прежде всего с той же КНР.

Или перед нами неясной природы группировка, по воле случая оказавшаяся у властных рычагов ведущей мировой державы? Потенциал которой (державы) будет использоваться в целях, слабо (или вообще не) связанных с национальными интересами? Что будет с её народом, когда этот потенциал будет исчерпан в ходе уже обозначенных внешнеполитических авантюр?

Китайскую версию состоявшегося разговора приводит новостной телеканал КНР CGTN. Основный посыл Ян Цзечи американскому оппоненту приводится в заголовке опубликованного текста: “Давайте каждый из нас займётся собственным бизнесом”. Однако, как выше отмечалось, новой американской команде, судя по всему, “собственным бизнесом” заниматься тяжко и потому недосуг. Он им просто не по уму и не по силам. А вот проблемы Китая, России, Белоруссии, Мьянмы,… это, что называется, хлебом не корми.

Следуя устоявшемуся в последние годы внешнеполитическому курсу КНР, подтверждённому в очередной раз Председателем Си Цзиньпином в ходе выступления 25 января на очередном Давосском форуме, Ян Цзечи призвал собеседника к “неконфронтационной, взаимоуважительной и взаимовыгодной кооперации”. В качестве “наиболее чувствительной и важной” в двусторонних отношениях была обозначена тайваньская проблематика, в связи с которой Вашингтон должен придерживаться принципа “одного Китая”, а следовательно, прекратить с Тайванем официальные контакты и продажу ему американских вооружений. Ситуация в Гонконге, Синьцзяне и Тибете была квалифицирована как имеющая исключительно внутренний характер.

Хотя Э. Блинкен подтвердил уважение со стороны США принципа “одного Китая”, но, как неоднократно отмечалось в НВО, реальная политика США последних лет полностью этому противоречит.

Здесь вполне может прозвучать реплика в том плане, что Э. Блинкен — это лишь внешнеполитическая сфера функционирования новой американской администрации. А, например, той же торгово-экономической будет заниматься “кто-то другой”. Замечание в общем уместное с тем уточнением, что само разделение государственной деятельности на внешнюю и внутреннюю компоненты достаточно условна. В обсуждаемом телефонном разговоре чиновник, ответственный в США за первую, создал, очень мягко выражаясь, не слишком комфортный фон для последующей работы другого чиновника, который будет отвечать за вторую сферу.

Если намерение конструктивно сотрудничать с КНР вообще будет проявлено, что, в очередной раз подчеркнём, сегодня не кажется очевидным. Ибо пока мы наблюдаем (в том числе и в данном разговоре) реализацию предвыборных обещаний группировки, победившей на последних выборах в США, уделить особое внимание в будущей деятельности как раз к “правочеловечной” проблематике. Добавим, в её специфически-конфронтационном толковании.

При том что защитниками “прав человека” сегодня выступают главные международные их нарушители. Также как и наиболее шумными хранителями нравственности, как правило, оказываются субъекты, на которых, что называется, пробы негде ставить.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×