04.02.2021 Автор: София Пале

Британия возвращается в Океанию

NJ34211

К началу 2021 г. Великобритания окончательно урегулировала все экономические, политические и прочие вопросы о выходе из Евросоюза, одновременно начав активно укреплять торгово-экономические отношения по всему миру, в особенности с теми государствами, связи с которыми имеют историко-культурное значение. В первую очередь, со странами Океании, которые всего сто лет назад были частью Британской империи, а именно: с Австралией и Новой Зеландией, с которыми Лондон с июня 2020 г. ведет переговоры о свободной торговле. Создание зон свободной торговли (ЗСТ) между Австралией, Новой Зеландией и Великобританией входит в приоритет задач британской экономической политики, предусматривающей, что к 2023 г. на долю созданных по всему миру ЗСТ будет приходиться свыше 80% британского внешнеторгового оборота.

Единение рынков Австралии и Новой Зеландии с Великобританией – взаимовыгодная цель, к которой стремятся все три стороны сделки, тем более что между ними существует высокая степень открытости и доверия, сохраняющаяся с давних времен. До середины 20-го века Великобритания была основным торговым партнером Австралии и Новой Зеландии, но к 1970-м гг. торгово-экономическое сотрудничество стало ослабевать из-за присоединения Великобритании к Европейскому экономическому сообществу (ЕЭС). Это привело к отмене преференциального доступа австралийской и новозеландской продукции на британский рынок. В ответ Австралия и Новая Зеландия начали присматриваться к странам Азиатско-Тихоокеанского региона в качестве новых торговых партнеров, и в итоге к 2021 г. Китай и страны АСЕАН оставили Европейский союз на третьем месте по объему торгового оборота с Австралией и Новой Зеландией.

Когда в 1973 г. Великобритания вступила в ЕЭС, Австралия и Новая Зеландия также занялись интеграцией своих рынков, для начала заключив Транс-Тасманское соглашение о путешествиях (Trans-Tasman Travel Arrangements, TTTA), вводившее особый визовый режим и свободу передвижения между Австралией и Новой Зеландией. Согласно TTTA, новозеландцы и австралийцы получили право беспрепятственно жить и работать на территории двух стран. Спустя десять лет, в 1983 г., Канберра и Веллингтон подписали договор о свободной торговле – Торговое соглашение о более тесных экономических отношениях между Австралией и Новой Зеландией (Australia New Zealand Closer Economic Relations Trade Agreement, ANZCERTA или CER), которое оказалось одним из самых успешных соглашений о свободной торговле в мире.

С 2009 г. Австралия и Новая Зеландия держат курс на «Единый экономический рынок» (Single Economic Market, SEM) – программу, призванную создать максимально прозрачную бизнес-среду между двумя государствами. SEM основана на соглашении CER и нацелена на принятие инновационных мер по снижению затрат, возникающих из-за конфликтующих или дублирующих нормативных актов в любой из стран. Программа SEM уже принесла значительные экономические выгоды за счет снижения стоимости и упрощения ведения деятельности компаний в обоих государствах.

Совершенно очевидно, что интеграция рынков Австралии и Новой Зеландии с Великобританией ляжет на уже удобренную почву и принесет великолепные плоды.

Тем не менее Великобританию ожидают определенные трудности, связанные с тем, что за последние 60 лет торгово-экономические связи Лондона с Канберрой и Веллингтоном все же были значительно ослаблены. В недавние годы около 70% торговли Австралии и 60% торговли Новой Зеландии приходилось на страны Азии, среди которых приоритетным партнером стал, конечно же, Китай. А доля Великобритании в торговле с Австралией и Новой Зеландией составляла всего 2-3%. Следовательно, британской стороне придется приложить немало усилий, чтобы достичь запланированного увеличения товарооборота со своими океанийскими партнерами на 10-14%.

Следует отметить, что в настоящее время из Австралии на экспорт в Великобританию в основном идут золото (30%), вино (9%), свинец (8%). Интересно вспомнить, что в 2016 г. около 99% экспорта австралийского золота в ЕС пришлось на Великобританию. Это было связано с опасениями, что Брексит мог привести к снижению курса фунта стерлингов и замедлению темпов британской экономики. Австралии выгодна ЗСТ с Великобританией также потому, что на британский рынок может быть перенаправлена часть австралийской сельскохозяйственной продукции, в отношении которой Китай применяет таможенные пошлины.

Что же касается новозеландского экспорта в Великобританию, то основную его часть представляет продукция сельского хозяйства: мясо (30%), вино (27%), фрукты (5%). Не следует забывать, что Новая Зеландия входит в число передовых мировых экспортеров сельхозпродукции, и в особенности молочных продуктов, одним из крупнейших импортеров которых в мире является как раз Великобритания.

При этом все три стороны одинаково успешно экспортируют друг другу услуги, которые в 2019 г. составили около 50% их товарооборота.

В свою очередь, Великобритания будет наращивать поставки на рынки Австралии и Новой Зеландии товаров, производимых в таких отраслях, как автомобилестроение, машиностроение (пассажирский транспорт), текстильная и фармацевтическая промышленность (медикаменты).

Все же помимо выгод, которые сулит ЗСТ между Великобританией, Австралией и Новой Зеландией, существуют и определенные сложности для океанийских стран, с которыми им предстоит справляться. Так, до выхода из ЕС Великобритания служила вспомогательным звеном между Австралией, Новой Зеландией и европейскими странами. Но начиная с 2021 г. перед Канберрой и Веллингтоном стоит задача самостоятельно укреплять и наращивать связи с такими лидирующими странами Евросоюза, как Германия и Франция, с которыми, впрочем, у Австралии и Новой Зеландии уже сложился достойный товарооборот.

Более тесные отношения Австралии и Новой Зеландии с Францией, соседствующей с ними в Океании (там ей принадлежат огромные островные территории – Новая Каледония и Французская Полинезия), и Германией, желающей укрепить европейское присутствие в т.н. Индо-Тихоокеанском регионе (что подразумевает акваторию Южно-Китайского моря), сулят дальнейшее расширение сотрудничества, в том числе в военной сфере во вполне обозримом будущем.

Но такой поворот событий может негативно отразиться на отношениях с Китаем, который в последние годы активно продвигает в Южно-Тихоокеанском регионе собственную торгово-экономическую инициативу «Один пояс – один путь», не говоря уже о его позиции по вопросу Южно-Китайского моря. Не следует здесь также забывать и о присутствии в этом сложном раскладе США. Следовательно, океанийским лидерам – Австралии и Новой Зеландии, европейским лидерам – Великобритании, Германии и Франции, азиатскому лидеру – Китаю и «главному гегемону» – США придется строить очень осторожную и взвешенную политику в Тихом океане, которая, надо надеяться, будет основываться на принципах взаимного уважения, диктуемых слишком большим количеством ядерных держав, собранных на слишком малом пространстве.

София Пале, кандидат исторических наук, научный сотрудник Центра Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании ИВ РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×