31.01.2021 Автор: Константин Асмолов

Кто и как будет заниматься корейским вопросом при Байдене?

KIM

Мы уже делали предварительные прогнозы относительно того, как будет выглядеть курс нового президента США на Корейском полуострове. Сейчас, когда Джо Байден представил часть своей команды и частично высказался сам, некоторые вещи проясняются дополнительно.

Начнем с самого Байдена. Мы помним, что он критически относился к встречам Трампа и Кима, настаивая на том, что они только дали северокорейскому диктатору то, чего он давно желал: глобальное признание в качестве лидера ядерного государства. Ким Чен Ына он называл головорезом, однако на президентских теледебатах 22 октября Байден допускал возможность своего саммита с Кимом, но только если Север сначала согласится сократить или отказаться от своего ядерного арсенала.

Еще в октябре 2020 г. Байден специально для агентства Ёнхап написал статью под названием «Надежда на наше лучшее будущее». В ней он отметил, что союз РК и США создан для защиты мира в Восточной Азии и дал высокую оценку РК, которая стала «ярким примером процветающей демократии и экономической мощи». Севера он тоже коснулся: «Как президент, я буду поддерживать Южную Корею, укрепляя наш союз для защиты мира в Восточной Азии и за ее пределами, а не давить на Сеул с безрассудными угрозами вывести наши войска. Я буду заниматься принципиальной дипломатией и продолжать настаивать на денуклеаризации Северной Кореи и объединении Корейского полуострова, одновременно работая над воссоединением корейских американцев, разлученных с близкими в Северной Корее на десятилетия».

Однако запущенный им сайт Build Back Better перечисляет в качестве главных приоритетов в основном внутренние проблемы: COVID-19, экономическое восстановление, расовое равенство и изменение климата. КНДР не была упомянута ни там, ни в инаугурационной речи (в отличие от выступлений Обамы и Трампа, которые касались этой темы).

Государственным секретарем США 23 ноября 2020 г. Джо Байден назначил Энтони Блинкена, который занимал внешнеполитические посты более 25 лет, работая в администрации Барака Обамы заместителем советника по национальной безопасности с 2013 по 2015 год и заместителем госсекретаря с 2015 по 2017 год. Как отмечает председатель Комитета по Азиатско-Тихоокеанской безопасности Института Хадсона Патрик Кронин, Блинкен был главным внешнеполитическим советником Джо Байдена и входил во внутренний круг принятия решений по национальной безопасности при Бараке Обаме и Билле Клинтоне.

Незадолго до президентских выборов Блинкен был членом консультативной группы Байдена по внешней политике из трех человек, в которую входил бывший первый заместитель заместителя министра обороны по политике Брайан Маккеон.

Энтони Блинкен, — ярый критик политики Трампа в отношении КНДР. Однажды он назвал Ким Чен Ына одним из худших тиранов, а Северную Корею — худшим концлагерем. По его мнению, если Северная Корея не достигнет денуклеаризации, Соединенные Штаты должны продолжать санкции, хотя таковые можно ослабить в обмен на частичный демонтаж ядерного оружия Севера.

Однако СМИ РК отмечают, что однажды он сказал, что Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), направленный на ограничение ядерной деятельности Тегерана, будет лучшей сделкой, которую президент Дональд Трамп может достичь с Северной Кореей, несмотря на то, что Трамп упрекнул его как худшую сделку, когда-либо заключенную.

В своей статье в «Нью-Йорк таймс» от 11 июня 2018 года, за день до сингапурского саммита между Трампом и Ким Чен Ыном, Блинкен рекламировал иранское соглашение, особенно подчеркивая «режим широких инспекций». Кроме того, Блинкен намекал на вариант «промежуточной сделки». «Администрация может найти оправдание во временном соглашении, которое требует от Северной Кореи раскрыть все свои программы, заморозить свою инфраструктуру обогащения и переработки под международным контролем и уничтожить некоторые боеголовки и ракеты в обмен на ограниченную экономическую помощь … Это позволит выиграть время для переговоров по более всеобъемлющему соглашению, включая тщательно продуманную дорожную карту».

На слушаниях по утверждению в Сенатском Комитете по международным отношениям 20 января 2021 г. Блинкен заявил: «Мы должны пересмотреть весь подход и политику в отношении Северной Кореи, потому что это трудная проблема, которая преследует администрацию за администрацией, и это проблема, которая не стала лучше». В этом контексте новое правительство «начнет с рассмотрения того, какие варианты у него есть, чтобы усилить давление на Северную Корею, чтобы она села за стол переговоров, а также определить, какие другие дипломатические инициативы могут быть возможны». Это рассмотрение пройдет через «консультации с нашими союзниками и партнерами, особенно с Южной Кореей, Японией и другими странами». США не могут решить все мировые проблемы в одиночку, поэтому им необходимо сотрудничество и партнёрство с другими странами, подчеркнул Блинкен.

Отметив возможную необходимость усиления давления на Северную Корею, Блинкен согласился с тем, что международные санкции в отношении Севера не должны непреднамеренно вредить северокорейскому народу: «Я думаю, что в Северной Корее и в других подобных местах мы должны четко следить за людьми этой страны и делать все возможное, чтобы облегчить их страдания […] мы следим за гуманитарной стороной уравнения, а не только за безопасностью».

Постоянным представителем США при ООН может стать бывший заместитель госсекретаря США по политическим вопросам Венди Шерман. Во времена президентства Билла Клинтона она была советником Госдепартамента США и специальным советником президента и госсекретаря, а также координатором политики США в отношении Северной Кореи. В частности Шерман участвовала в переговорах с КНДР по ядерному оружию и программам разработки баллистических ракет, а также была ведущим переговорщиком по ядерной сделке с Ираном.

Джейк Салливан, старший политический советник бывшего госсекретаря Хиллари Клинтон, был назначен новым советником по национальной безопасности. О его позиции в отношении КНДР известно меньше, но в своей статье в газете Washington Post в апреле 2018 года — незадолго до саммита в Сингапуре — он упомянул давнюю стратегию Северной Кореи, заключающуюся в том, чтобы сначала дать обещание, а потом его нарушить.

Известно еще одно очень важное назначение — 14 января Джо Байден назначил бывшего помощника госсекретаря по делам Восточной Азии и Тихоокеанского региона Курта Кэмпбелла на вновь созданную должность под условным названием «царь Азии». Точнее координатор по Индо-Тихоокеанскому региону в Совете национальной безопасности Белого дома, который будет координировать азиатскую политику, проводимую государственными ведомствами США. Как пишет Financial Times, учреждение данной должности свидетельствует о том, что новая администрация США придаёт особое значение отношениям с Азией. Кэмпбелл принимал активное участие в так называемом повороте в сторону Азии администрации Барака Обамы. Эта политика была направлена на сдерживание Китая путем укрепления региональных альянсов, военного присутствия и многосторонних институтов по вопросам безопасности и экономики. До назначения он работал председателем и соучредителем фирмы Asia Group, занимавшейся стратегическим консультированием.

СМИ РК в этом контексте вспоминают его статью в журнале «Foreign Affairs», где Кэмпбелл четко изложил свой подход к сотрудничеству в сдерживании Китая: «Соединенные Штаты должны поощрять новые военные и разведывательные партнерства между региональными государствами, продолжая при этом углублять те отношения, в которых Соединенные Штаты играют главную роль, ставя «шину» на знакомую региональную систему альянсов с американским центром и союзными спицами».

Там же Кэмпбелл призвал к созданию специальных органов по отдельным проблемам, чтобы «держать Китай в узде и поддерживать возглавляемый США региональный порядок». Кэмпбелл также затронул тему военного сдерживания, расширив так называемую четверную группу, в которую в настоящее время входят США, Австралия, Индия и Япония. «Цель этих различных коалиций и этой более широкой стратегии состоит в том, чтобы создать баланс в одних случаях, укрепить консенсус по важным аспектам регионального порядка в других и послать сигнал о том, что для нынешнего курса Китая существует риск».

Известно, что Кэмпбелл размышлял о том, как способствовать примирению между Сеулом и Токио, которые погрязли в ссорах из-за исторических споров, включая вопрос «женщин для утешения».

20 ноября 2020 г. Кэмпбелл заявил, что возобновление гуманитарной помощи Северной Корее может послужить хорошим сигналом проявить терпение, а также усилить совместные усилия Южной Кореи и Соединенных Штатов по денуклеаризации Севера.

2 декабря, еще до своего назначения, на вебинаре, организованном Атлантическим советом и спонсируемом Корейским фондом, Кэмпбелл отметил, что новая администрация США должна будет быстро принять решение о том, как она будет вести себя с Северной Кореей, чтобы иметь больше шансов на взаимодействие и послать на Север «ранний сигнал», прежде чем Пхеньян начнет провокации вместо диалога. «То, что мы видели в администрации Обамы, было довольно длительным периодом изучения, в течение которого Северная Корея предпринимала провокационные шаги, которые в основном исключали возможность взаимодействия с Северной Кореей». Здесь, он считает, новая администрация должна быть смелой, и он не побоялся указать на сближение Трампа и Кима. Кроме того, Кэмпбелл подчеркнул необходимость того, чтобы перед лицом различных вызовов, включая Северную Корею, США работали со своими азиатскими союзниками — Южной Кореей и Японией, а также чтобы союзники работали друг с другом.

Все это позволяет нам сделать некоторые предварительные выводы. В отношении КНДР есть несколько опций. С одной стороны, есть возможность того, что люди в команде Байдена, занимавшиеся КНДР при Обаме, из-за предшествующего опыта, а также из соображений «только не так, как при Трампе», не смогут выйти за устоявшиеся рамки и вернут «стратегическое терпение» в расчете на то, что комбинация санкционного давления и экономических последствий, закрытых из-за пандемии границ КНДР, приведет к «смене режима». Однако со времени Обамы Север сделал существенный рывок в ракетно-ядерной программе, а стратегическое терпение во многом строилось на тезисе, что бомбу Пхеньян не сдаст, но ядерная угроза США пренебрежимо мала. Сейчас это не так, а обещание Ким Чен Ына увеличить ядерный арсенал своей страны во время январского съезда ТПК оставляет мало места для компромисса по полной денуклеаризации Пхеньяна.

С другой стороны, от Блинкена ждут, что его опыт приведет к попытке заключить с КНДР какой-то вариант промежуточной сделки по иранскому образцу, хотя ядерные потенциалы Ирана и КНДР несравнимы: Пхеньян уже разработал ядерные боеголовки и ассортимент баллистических ракет и других средств доставки. Здесь было бы относительно неплохим вариантом, если бы США и КНДР, пусть и под несколько иным соусом, продолжили бы подход Кима и Трампа: проблему нельзя взаимоприемлемо решить, но можно поставить на паузу, при которой обе стороны воздерживаются от обострения ситуации.

С третьей стороны, КНДР действительно не проблема первого приоритета, и если Пхеньян не будет привлекать внимание, политическая инерция обеспечит продолжение периода заморозки хотя бы на год.

В отношении Южной Кореи перспективы яснее. Байден обещает активизировать контакты Вашингтона с союзниками  в Азиатско-Тихоокеанском регионе, заявляя, что «Америка становится сильнее всего, когда она работает со своими союзниками». Это означает, что торговые войны или выбивание дополнительных расходов на содержание американских войск, скорее всего, будут свернуты, но зато от Сеула будут требовать активного участия в инициированных США коалициях, в том числе антикитайского характера. Кроме того, Вашингтон будет стараться подружить Сеул и Токио.

Тем не менее многое еще остается неопределенным. Посмотрим, кто окажется спецпредставителями по делам полуострова (должность, которую сейчас занимает Стивен Биген) или по делам прав человека. Поэтому следующий материал данной серии будет большим и посвященным тому, как оценивают направления и перспективы курса Байдена американские и южнокорейские эксперты.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×