28.01.2021 Автор: Дмитрий Бокарев

Угольная промышленность: перспективы в новом десятилетии

RUS3411

Несмотря на то, что основное внимание мировой общественности приковано к рынку нефти и газа, одним из важнейших товаров, от которых зависит энергетическая безопасность человечества, является уголь.

Сейчас уголь не в чести у СМИ. Он считается едва ли не самым «грязным» видом топлива, выделяющим при использовании наибольшее количество вредных веществ в атмосферу. Приверженцы «зеленой» идеологии, голос которых преобладает в западной прессе, утверждают, что использование угля следует сокращать всеми возможными способами до полного исключения этого вида топлива из оборота.

Ряд богатых стран Европы уже давно сокращают использование угля в своей энергетике, заменяя его на более экологичный природный газ, а также на возобновляемые источники энергии (ветер, воду, солнце, биотопливо и т.д.). Что касается последних, то, например, в 2019 г. в Великобритании от возобновляемых источников энергии, в том числе на традиционных гидроэлектростанциях, впервые в истории страны было получено больше электричества, чем от станций, работающих на ископаемом топливе. К середине 2020 г. в Евросоюзе было уже три «безугольных» страны: Австрия, Бельгия и Швеция. Некоторые другие европейские государства также заявляют, что в ближайшие десятилетия они могут отказаться от угля. Так, к 2025 г. «безугольными» планируют стать Великобритания, Ирландия, Италия, Португалия, Словакия и Франция.

При виде всех этих успехов у многих людей складывается впечатление, что мировая угольная промышленность чуть ли не доживает последние годы, и государствам-экспортерам угля следует готовиться к сильному снижению своих доходов от этой отрасли.

Одним из крупнейших мировых экспортеров угля является Россия.

Следует отметить, что борющаяся с углем Европа до сих пор является крупнейшим рынком сбыта для угольной промышленности РФ. Так, в 2020 г. российские угольные компании экспортировали в Европу 45 млн тонн угля, что составляет более 20% от общего ожидаемого объема российских поставок угля на 2020 г. (который, еще не будучи подсчитан, предположительно, должен составить около 210 млн тонн).

Однако усилия европейских стран по выводу угля из употребления действительно немного снизили российские доходы от угольного экспорта на европейском направлении. Так, с января по сентябрь 2020 г. европейские закупки угля из РФ снизились примерно на 5,5% по сравнению с аналогичным периодом 2019 года. После этого они снова стали расти, но это связывают с необычно холодной для Европы зимой 2020-2021 гг.

На первый взгляд кажется, что теперь из-за снижения популярности угля в разных странах российский угольный экспорт ожидает стабильное снижение.

Однако есть некоторые факторы, благодаря которым такой вывод можно назвать поспешным.

Во-первых, несмотря на усилия Европы, которую можно назвать флагманом мировой декарбонизации, на ее территории продолжают работать многочисленные угольные электростанции, обеспечивающие значительную часть европейских потребностей в электричестве, и они будут работать еще много лет. И если такие богатые страны, как Швеция или Австрия, могут позволить себе отказаться от дешевого топлива, то во многих государствах Восточной Европы это пока даже не обсуждается. Уголь все еще остается одним из самых дешевых, легко добываемых, транспортабельных и долго хранящихся энергоносителей, а угольные теплоэлектростанции (ТЭЦ) дешевле в строительстве и эксплуатации. Поэтому полный отказ от угля пока невозможен по экономическим причинам, и большая часть электроэнергии, вырабатываемой на планете, по-прежнему производится на ТЭЦ, работающих на угле, и так будет еще не одно десятилетие.

Во-вторых, есть мнение, что снижение европейских закупок угля из России, которое произошло в первые три квартала 2020 г., связано не только с декарбонизацией, но и с приостановкой работы множества предприятий в связи с эпидемией коронавируса. Такой же небольшой, но заметный спад произошел в 2020 г. в поставках российского угля в Индию, которая ни о каком отказе от угля не помышляет, но тоже остановила работу многих своих предприятий в связи с эпидемией.

В-третьих, на фоне снижения поставок российского угля в Европу произошел рост угольного экспорта из РФ в страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Такие промышленные гиганты, как Китай, Япония и Южная Корея, а также упорно развивающие промышленность страны Юго-Восточной Азии отказываться от угля пока не собираются, а скорее даже склонны наращивать его импорт.

Наконец, следует напомнить, что альтернативная энергетика, которая сейчас так популярна на Западе, по-прежнему еще слишком ненадежна, чтобы обеспечивать электричеством страны с мощной промышленностью. Сложно представить, чтобы богатейшие страны Запада были готовы поставить под угрозу свой высокий уровень жизни. Может быть, европейские успехи в освоении новых источников энергии могут быть как-то связаны со старым добрым, давно известным на Западе способом охраны своей окружающей среды – переносом грязных и энергоемких производств в другие страны. Например, в ту же Азию. В таком случае чем меньше угля РФ будет продавать на Запад, тем больше – на Восток, и тогда речь будет идти не о снижении экспорта, а об изменении его направления.

Еще одна возможность для мировых угольных экспортеров, которую нечасто рассматривают в СМИ, – китайский проект «Один пояс – один путь» (ОПОП), а именно та его часть, которая связана с Африкой. ОПОП призван объединить все желающие участвовать в нем страны, в какой бы части света они ни находились, единой транспортной инфраструктурой и превратить их в единое экономическое пространство, по которому будут свободно циркулировать товары (в первую очередь, конечно, китайского происхождения). Что касается Африки, то практически весь Черный континент охвачен проектом ОПОП и в целом является зоной особого китайского внимания и влияния, которое КНР укрепляет огромными инвестициями. Помимо превращения Африки в гигантский рынок сбыта китайской продукции и в транзитный участок суши, через который протянутся железные и автомобильные дороги от побережья Индийского океана до Атлантического, КНР планирует массовый перенос в Африку промышленного производства. Китай теперь тоже богатое государство, и оно теперь тоже может себе позволить размещать промышленные объекты в других регионах мира ради сохранения собственной экологии и ради дешевой рабочей силы. Если это осуществится, то Африку ждет настоящий промышленный бум, и, учитывая уровень экономического развития африканских стран, в которых до сих пор сотни миллионов людей живут без электричества, происходить этот «бум» будет именно на угле. Стоит напомнить, что Африканский континент беден угольными месторождениями, и топливо для своих новых предприятий африканцам придется импортировать.

Интересно, что Россия уже ведет поставки угля в африканские страны, а в июне 2020 г. премьер-министр РФ Михаил Мишустин утвердил Энергетическую стратегию России до 2035 г. Черный континент назван в документе новым перспективным направлением российского угольного экспорта.

Разумеется, развитие угольной энергетики в Африке может вызвать протесты со стороны западных защитников экологии, которым уже давно не знакомы проблемы голода, нищеты и отсутствия электроэнергии. Однако «зеленых» можно успокоить тем, что современная наука ведет поиск не только новых источников энергии, но и новых способов использования старых энергоносителей, в том числе и угля. Уже разработан и внедряется целый ряд угольных технологий, объединенных принципом «HELE» («high efficiency, low emission» – высокая эффективность, низкие выбросы). К таким технологиям относятся т.н. «сверхкритические» угольные станции, газификация угля и другие методы, позволяющие получать заметно больше электроэнергии при сжигании того же или даже меньшего количества угля, что ведет к снижению объема вредных выбросов в атмосферу. Известно, что около 1 тыс. угольных электростанций по технологиям HELE планируют построить Индия, КНР и Вьетнам.

Вполне возможно, что китайские компании в Африке также будут использовать эти технологии.

Таким образом, промышленное развитие экономически отсталых регионов Земли продолжается, ученые ищут способы сделать это развитие максимально безопасным для экологии, а угольная промышленность России, как и других стран, может смотреть в будущее с оптимизмом: до реального снижения доходов и уж тем более до упадка ей далеко.

Дмитрий Бокарев, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×