19.01.2021 Автор: Владимир Одинцов

Алжир на страже национальных интересов

ALG432118

Благодаря своим крупным газовым и нефтяным ресурсам Алжир проводит независимую политику, позиционируя себя как региональная держава со своими собственными принципами. Его руководство уже не одно десятилетие демонстрирует негативное отношение к попыткам других стран вмешиваться в политику Алжира или ущемлять региональные интересы этой страны. Кроме того, сама история страны как бывшей французской колонии, выдержавшей кровавую войну за независимость, сделала идею суверенитета в буквальном смысле священной для всех алжирцев.

Принципы внешней политики Алжира, включающие в себя, в частности, антиимпериализм, панафриканизм, арабский национализм, секуляризм, социализм и идеи Движения неприсоединения, не изменились с течением времени, даже когда менялись внутренние, региональные и международные обстоятельства. И ярким примером этому может служить сентябрьское заявление президента Абдельмаджида Теббуна об отказе Алжира, несмотря на усиленное давление Вашингтона, оформлять дипломатические отношения с Израилем до тех пор, пока не будет создано палестинское государство со столицей в Восточном Иерусалиме. Такая независимая позиция резко отличает Алжир от ряда других арабских государств, в частности ОАЭ, Бахрейна, Марокко.

Более того, такое алжирское мировоззрение позволяет понять противодействие страны вмешательству блока НАТО в Ливии, Мали, Сирии и других странах, а также на блокирование Катара богатыми государствами Персидского залива, с которым Алжир продолжал весь период этого блокирования поддерживать экономические и дипломатические контакты, а также выражать ему симпатии за сохранение суверенитета.

Безусловно, такая свободолюбивая позиция и возникающие политические противоречия со странами Запада и относительно единым и экономически стабильным регионом Персидского залива наносит определенный ущерб  собственным интересам Алжира, что особенно заметно сегодня на фоне экономического спада страны, вызванного пандемией коронавируса.

Тем не менее Алжир четко стоит на своих позициях, и это, в частности, особенно отчетливо проявляется в отношении к гражданской войне в Ливии, с которой АНДР имеет протяженную границу на востоке и исход которой имеет для нее огромное значение.

Напомним, что кровопролитная гражданская война в Ливии идет с 2014 года, где сражаются официально признанное Евросоюзом Правительство национального согласия (ПНС) во главе с Фаизом Сарраджем со столицей в Триполи, и Палата представителей Ливии вместе с Ливийской национальной армией (ЛНА) под руководством маршала Халифы Хафтара со столицей в Тобруке. При этом правительство Сарраджа пользуется поддержкой Турции, Катара, США, Италии и Великобритании, в то время как силы Хафтара поддерживают Франция, Россия, Саудовская Аравия, ОАЭ и Египет. Весьма важно и то обстоятельство, что в этой гражданской войне принимают участие и иностранные военные, включая авиацию Египта и Объединенных Арабских Эмиратов, а также турецких солдат и подконтрольных Турции сирийских боевиков.

Что же касается Алжира, то в своей политике по отношению к Ливии он стремится поддерживать определенный баланс, отчетливо демонстрируя как идеологию страны, так и исторические традиции своей внешней политики, откровенно опасаясь того, что некоторые игроки, включая, прежде всего, Турцию и ОАЭ, а также Египет и Францию, за счет участия в ливийском конфликте попытаются усилить свои позиции в регионе.

Именно поэтому Алжир, с одной стороны, поддерживает Правительство национального согласия во главе с Сарраджем, изначально с симпатией относясь к действиям Анкары, которая в начале 2020 года стала направлять ПНС свою военную помощь. Однако в последнее время АНДР стала с опасением относиться к «неоосманской политике Анкары в Ливии», явно опасаясь установления Турцией постоянного военного присутствия в Ливии (в том числе и на ливийско-алжирской границе), а также эскалации конфликта в центральной части Ливии.

Но наряду с этим Алжир выступает против иностранного военного вмешательства в ливийский конфликт, как Турции при поддержке ПНС, так и Франции, Египта, Объединенных Арабских Эмиратов, демонстрирующих свою готовность поддерживать силы ЛНА маршала Хафтара и могущих сместить нынешний баланс региональных сил. Помимо этого, АНДР, безусловно, опасается и роста влияния радикальных террористических формирований Аль-Каиды и ДАИШ (оба формирования запрещены в РФ), кровопролитная борьба с которыми на алжирской территории и в регионе глубоко врезалась в память Алжира.

В указанных условиях становится понятным обострение в последнее время дискуссий в алжирских военно-политических кругах о коррекции прежней нейтралистской идеологии страны и верности устоям Движения неприсоединения. Это, в частности, стало проявляться в последних внутренних активных дискуссиях о праве АНДР использовать свои войска, если гражданская война в Ливии будет угрожать ее интересам, особенно, если туда вторгнется Египет или контроль над территорией этой страны попытается установить Турция. Особая активность этих обсуждений стала проявляться после июня 2020 года, когда президент Египта Абдул-Фаттах Ас-Сиси пригрозил, что египетская армия вторгнется в Ливию, если протурецкие силы атакуют город Сирт.

Указанные обстоятельства объясняют происходящее в последнее время дальнейшее укрепление не только прежних политических, но и военных связей Алжира с Россией. Крепкая дружба Алжира с Советским Союзом началась еще в 1960-е годы — после обретения этой страной независимости от Франции. В начале 2000-х, когда страна стала оправляться от затяжной гражданской войны, начался новый виток в отношениях между государствами, исходя из объективной необходимости укрепления алжирской армии перед лицом как внутренних (религиозный экстремизм), так и внешних угроз (интервенция Запада). Благо денег от нефтедобычи на вооружение хватало.

В результате этой североафриканской стране буквально за 20 лет удалось создать самую мощную армию в регионе, в арсенале которой преимущественно российская техника. Так, с 2006 по 2018 год Алжиром было заключено несколько крупных военных контрактов с Россией на общую сумму превышающую $13,5 миллиарда. Алжир является традиционным заказчиком советской/российской авиатехники, что объясняет заключение этой страной с Россией в начале 2020 года нового контракта на поставку самых современных российских 14 истребителей Су-57Э, 14 истребителей Су-35 и 14 фронтовых бомбардировщиков Су-34. Этот контракт уже привлек пристальное внимание не только британских СМИ, указавших на обеспокоенность Европы и ряда стран региона из-за его возможности повлиять на военный баланс в Средиземноморье.

С обретения независимости в 1962 году Алжир представляет собой уникальную державу в арабском мире, демонстрирующую, в отличие от ряда других арабских стран, не менять принципы своей идеологии и внешней политики, несмотря на происходившие изменения политической ситуации в мире. Алжир продолжает отстаивать идеи национального суверенитета, светского государства, антиимпериализма и сотрудничества со всеми арабскими и африканскими государствами, при этом придерживаясь нейтралитета и отказываясь вступать в какие-либо военные блоки.

Владимир Одинцов, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×