13.01.2021 Автор: Виктор Михин

Катар на пороге новых побед

DOHA321113

Саудовская Аравия, надорвавшаяся в своих тщетных потугах установить диктаторский контроль над всеми странами Аравийского полуострова, в последнее время перешла к компромиссу с Катаром, чтобы положить конец разрушительному трехлетнему спору. Тем не менее, как показывает практика и говорят многие источники, близкие к переговорам, полное разрешение остается пока недостижимым, несмотря на предложение уступок. Саудовский министр иностранных дел Фейсал бен Фархан аль-Абдалла Аль Сауд заявил агентству AFP, что королевство и его союзники — Бахрейн, Египет и ОАЭ, — которые ввели блокаду Катара в июне 2017 года, “находятся на борту” для разрешения кризиса, и соглашение ожидается в ближайшее время.

Видимо, потенциальная «оттепель» наступает по мере того, как страны Персидского залива готовятся к инаугурации избранного президента Джо Байдена, который будет приветствовать разрешение скандала, подорвавшего усилия США по обузданию их заклятого врага — Ирана. Страны блокады до сих пор обвиняют Доху в том, что она слишком близка к Тегерану и якобы финансирует радикальные исламистские движения, несмотря на категорические отрицания Катара. Первоначально они представили Катару список из 13 требований, включая закрытие «Аль-Джазиры», популярной и влиятельной региональной телекомпании, которая раздражала правителей Персидского залива своей критикой в «высоких децибелах».

Доха наотрез отказалась. И после ожесточенного противостояния возглавляемый Саудовской Аравией блок готов существенно смягчить свои требования в окончательной сделке. Человек, близкий к саудовскому правительству, заявил, что королевство готово вновь открыть свое воздушное пространство для катарских самолетов, избавив их от пожирающих топливо обходных путей, если Доха прекратит финансирование своих политических оппонентов и ограничит свои СМИ.

Блокада оборвала транспортные связи, разлучила семьи и стоила миллиарды долларов потерянной торговли и инвестиций — ущерб, который экономики стран Персидского залива вряд ли могут себе позволить, пытаясь выйти из эпидемии коронавируса, резкого падения своих доходов в результате снижения цен на нефть и жесточайшего экономического кризиса. В конце концов, Египет и Объединенные Арабские Эмираты официально заявили о своей поддержке усилий по преодолению раскола среди арабских стран.

Другой источник в Персидском заливе, близкий к переговорам, сообщил, что саудовский процесс может привести к своего рода миру, но не полностью решить лежащие в его основе проблемы. По его словам, окончательная сделка, скорее всего, будет представлять собой совместный документ с изложением условий, возможно, переформатированный вариант Эр-Риядского соглашения 2014 года между Катаром и другими государствами Персидского залива — секретный пакт, который, как считается, делает акцент на принцип невмешательства в дела друг друга. По словам одного из западных дипломатов в Персидском заливе, посредники из Кувейта настаивают на том, чтобы привлечь на «борт переговоров» трех главных лидеров Аравии — наследного принца Абу-Даби Мухаммеда бен Зайда, наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бен Салмана и нынешнего правителя Катара эмира шейха Тамима бен Хамада Аль Тани. Эти трое должны будут не только провести переговоры, но и согласиться на мирное сосуществование. “Мы рассматриваем возможное временное решение в течение нескольких недель… Я не думаю, что кто-то ожидает полного разрешения. Все будут смотреть на то, как тепло сформулировано коммюнике”, — отметили дипломаты из Дохи, процитировав высокопоставленного катарского чиновника, заявившего, что окончательная сделка была “согласована в принципе”, но “ограничена по объему”. Чиновник, по их словам, предположил, что Саудовская Аравия не желает объявлять о сделке до конца срока нынешнего президента США Д. Трампа, возможно, чтобы установить позитивный тон с Джо Байденом, который пообещал занять жесткую позицию по отношению к Эр-Рияду в связи с его нарушениями прав человека. США стремятся снять воздушное эмбарго, которое побудило Катар использовать воздушное пространство Ирана, способствуя примерно 133 миллионам долларов, которые, по данным иранских СМИ, Тегеран ежегодно получает за полеты, подрывая усилия США по экономическому давлению на него.

Эксперты считают, что есть весомые признаки того, что средства массовой информации как в Саудовской Аравии, так и в Катаре начали смягчать свою резкую риторику. Написав в проправительственной газете «Okaz daily», которая обычно критикует Катар, саудовский обозреватель Тарик аль-Хомейд приветствовал “оптимистические” настроения и призвал к “единству и сплоченности” в Персидском заливе.

Но настоящей лакмусовой бумажкой стал уровень представительства Катара на саммите Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) и присутствие на нем катарского эмира. Возглавляемая Саудовской Аравией блокада была рассчитана на то, чтобы в буквальном смысле этого слова задушить Катар и заставить его присоединиться к интересам Персидского залива, прежде всего, следовать в фарватере Эр-Рияда. Но санкции лишь подтолкнули стремление Дохи проводить курс на самообеспечение и заставили богатый эмират с «глубокими карманами, набитыми деньгами», проводить более тесную политику и быть ближе к Ирану и Турции.

В июле суд ООН принял решение в пользу Катара по спору о воздушном пространстве. Однако, несмотря на деэскалационную позицию Эр-Рияда, недоверие между обеими сторонами глубоко укоренилось, и эксперты предупреждают, что различия носят «фундаментальный и экзистенциальный характер, не заканчиваются только простым рукопожатием». Потребуется много времени и постоянных усилий всех сторон, чтобы восстановить былые связи, считает Кристиан Ульрихсен — научный сотрудник Института Бейкера Университета Райса в Соединенных Штатах. Любое соглашение будет началом более длительного процесса примирения, а не конечной точкой или возвращением к прежнему статус-кво до 2017 года.

И, наконец, твердый курс Катара и его эмира Тамима бен Хамад Аль Тани привел к капитуляции арабского Голиафа — Саудовской Аравии, заставил ее правителей признать ошибочность своей политики в отношении маленького, но гордого эмирата. Только что состоявшееся в саудовском городе Аль-Уле 41-й саммит Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) стал значительным шагом на пути к устранению разногласий между Катаром и его соседями по Персидскому заливу. Накануне саммита в знак добросовестности были сняты ограничения на воздушное пространство и вновь открыты морские и воздушные границы с Катаром. Наследный принц Мухаммед бен Салман Аль Сауд, выступая на саммите, особо подчеркнул: «Сегодня мы остро нуждаемся в объединении наших усилий для продвижения нашего региона и противодействия окружающим нас вызовам, особенно угрозам, создаваемым ядерной программой иранского режима, его программой баллистических ракет, его разрушительными проектами саботажа, а также его террористическими и религиозными настроениями».  Таким образом, саудовец прямо признал, что якобы угрозой для королевства является отнюдь не Катар, а политика Тегерана.

  Хотя решение Саудовской Аравии знаменует собой важную веху на пути к разрешению кризиса в Персидском заливе, путь к полному примирению далеко не гарантирован. Раскол между Абу-Даби и Каиром, с одной стороны, и Дохой — с другой, остаётся самым глубоким, поскольку ОАЭ и Египет имеют наиболее серьёзные идеологические разногласия с Катаром в вопросе деятельности исламистской организации «Ихван аль-Муслимун» («Братья мусульмане», запрещена в России). И, видимо, в данном случае следует согласиться с мнением проницательного и опытного Государственного министра иностранных дел ОАЭ Анвар Гаргаша, который сказал: «Впереди еще много работы, но мы движемся в правильном направлении».

Виктор Михин, член-корреспондент РАЕН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×