06.01.2021 Автор: Владимир Одинцов

В Вашингтоне озаботились выборами президента Монголии в 2021 году

MNG12311

24 декабря парламент Монголии (Великий государственный хурал) одобрил Закон о президентских выборах. Летом 2021 года в этой стране пройдут уже восьмые президентские выборы за всю историю страны, на которых монголы будут выбирать своего шестого президента.

Предстоящие президентские выборы в Монголии уже активизировали деятельность посольства США и зависимых от Вашингтона НПО в этой стране, стремящихся тем самым усилить свое влияние на монгольской территории и направить здесь политические процессы в выгодном для Соединенных Штатов направлении. Как уже было отмечено ранее, после победы в Монголии в 1990 году демократической революции, США стремились стать одним из главных «покровителей» демократических преобразований в стране. В этих целях Вашингтон прикладывал усилия не только к развитию по нарастающей политического, экономического, культурного и военного сотрудничества, но и к отрыву этой страны от ее традиционных партнеров — России и Китая. В том числе и путем совершения летом 2008 года попытки «цветной революции» по отчетливым лекалам Вашингтона.

Вопрос поиска нового места в мировой системе международных отношений, вставший перед бывшими союзниками СССР после его распада в начале 1990-х и вызвавший активизацию процессов такого поиска в ориентировавшихся на Советский Союз социалистических странах, был особенно актуален для Монголии. В этой стране, вскоре после произошедшей в 1990 году революции, начался тяжелейший экономический кризис, который был вызван прекращением масштабной советской экономической помощи и разрывом многолетних торгово-экономических связей с северным соседом.

Расположение Монголии между Россией и Китаем, образ которого среди монголов до сих пор омрачён памятью о более чем 200-летнем владычестве империи Цин, а также изменившаяся после распада СССР и социалистической системы в 1990 году расстановка сил на международной арене, сделали выработку нового курса политики страны серьёзным вызовом для монгольской политической элиты. Определенным ответом на него стала так называемая концепция «третьего соседа», предложенная в августе 1990 года государственным секретарем США Дж.Бейкером, посетившим Улан-Батор с официальным визитом. Поэтому основной целью концепции «третьего соседа» стало развитие связей с государствами, не граничащими с Монголией, что, по убеждению Вашингтона, должно было бы уравновесить влияние ближайших соседей – России и Китая.

Отбросив дипломатические увертки, истинные цели концепции «третьего соседа» и вовлечения Монголии в американскую «евразийскую» орбиту глава Пентагона Д.Рамсфельд в октябре 2005 года прямо обозначил. В частности, выступая в Улан-Баторе на пресс-конференции, он без обиняков возвестил, что «США крайне заинтересованы в размещении военных баз на территории Монголии, которая долгое время была вассалом СССР».

В комплексной и многоаспектной стратегии США, нацеленной на доминирование на евразийском континенте, Монголии в последние годы стало уделяться всё большее внимание. Прежде всего, в силу колоссальных природных ресурсов и иных экономических возможностей этой страны, на активное освоение которых Вашингтон рассчитывает после подмены здесь присутствия России и Китая. Наращивание присутствия США в этом стратегически важном регионе Северо-Восточной Азии обусловлено также стремительным ростом экономической мощи азиатских стран и их политического веса на мировой арене. И в этом плане США активно способствуют усилению политической и идеологической ориентации монгольской элиты на страны Запада в расчёте, что Улан-Батор способен стать проводником американского влияния в регионе, а также, возможно, помешать созданию нежеланного для Соединённых Штатов российско-китайского альянса. В этой связи в США неоднократно указывали Монголии на ее потенциал в качестве посредника при урегулировании региональных конфликтов в Северо-Восточной Азии, особенно ввиду хороших отношений со всеми государствами региона, в том числе с КНДР, Республикой Корея, Афганистаном.

При этом особый акцент в последние годы стал делаться Вашингтоном на отрыв Монголии от Китая, особенно с использованием проблематики приграничного весьма обширного автономного района «Внутренняя Монголия». Так, в ноябре 2019 года в североиндийском городе Дхарамсале (невдалеке от границ Индии с китайским Тибетом и Непалом) при активном участии американских спецслужб и при поддержке американской НПО  «Национальный фонд демократии» (NED), известной своей ролью в организации «цветных революций», прошла «Восьмая международная конференция групп поддержки Тибета и Внутренней Монголии». Отличительной особенностью этого форума, помимо сепаратистских лозунгов, стало акцентирование «южно-монгольской» темы, что подтверждает оглашенное там и выдержанное в соответствующем антикитайском духе «воззвание» так называемого Конгресса Южной Монголии (Congress of Southern Mongolia — CSM).  В него, в частности, вошли адресованные Пекину обвинения в «культурном, экономическом геноциде монгольского меньшинства», требования о расследовании ситуации с нарушениями прав монгольского меньшинства. По данным портала News Busters, NED осуществляет прямое финансирование CSM, который ратует за отделение Внутренней Монголии от Китайской Народной Республики. За период с 2006 по 2020 годы NED выделила CSM более 44 млн долларов.

С началом правления администрации Дональда Трампа в 2016 году ее Индо-Тихоокеанская стратегия была направлена на дальнейшее укрепление связей в области политики, экономики и безопасности между США и Монголией. В 2019 году, во время государственного визита президента Монголии Халтмаагийн Баттулги в Вашингтон, США стали пятым стратегическим партнером Монголии, особенно в укреплении экономических и торговых связей, которые в течение некоторого времени не давали значимых результатов. С другой стороны, хотя стратегическое партнерство подразумевает экономическое сотрудничество, помощь США Монголии значительно снизилась за время правления администрации Трампа – с 46 миллионов долларов в 2018 году до 12 миллионов долларов в 2020 году.

Безусловной платой за стратегическое партнерство с США должны стать монгольские уступки в вопросе эксплуатации 75 стратегических месторождений, из которых стоимость только первых десяти – $2,75 трлн. «Золотой» и «медный» интерес американских охотников за ресурсами дополняется географическим расположением рудников – почти на границе Монголии с китайской «Внутренней Монголией».

Определенные надежды в более активном использовании Монголии против Китая увязывались администрацией Трампа с избранным в июле 2017 года в качестве президента Монголии представителем Демократической партии Халтмаагийн Баттулга – одного из самых богатых людей страны. В ходе предвыборной кампании Баттулга неоднократно прибегал к антикитайской риторике, чем, по оценкам ряда политологов, он и обеспечил себе победу. Соединенные Штаты и без того внимательно наблюдали за ходом предвыборной кампании 2017 года, а критика Китая из уст будущего монгольского президента ещё больше «заострила их внимание».

Вот и сегодня, в период подготовки Монголии к очередным президентским выборам 2021 года, именно этим аспектам Соединенные Штаты и намерены удалить самое пристальное внимание.

То, что азиатское направление в американской внешней политике становится все более актуальным, в принципе, не секрет. Беспокоит другое: как только представители Вашингтона где-то начинают проявлять свою повышенную активность, особенно в канун президентских выборов, там вскоре обязательно происходит что-то нехорошее… И в этой связи жителям Монголии не следует расслабляться в ближайшие месяцы.

Владимир Одинцов, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×