31.12.2020 Автор: Константин Асмолов

Секс-дипломатический скандал между РК и Новой Зеландией удалось заболтать?

SKE2111

В августе 2020 г. мы писали о секс-скандале с участием высокопоставленного южнокорейского дипломата, который вынужденно стал темой разговора первых лиц страны: 28 февраля 2020 г. новозеландский суд выдал ордер на арест южнокорейского дипломата по фамилии Ким по обвинению в непристойном поведении по отношению к местному сотруднику мужского пола. Согласно новозеландскому законодательству, ему грозит до семи лет тюрьмы. Упоминалось про минимум три случая в конце 2017 года, но во время внутреннего расследования дипломат все отрицал и отделался сокращением зарплаты на один месяц, после чего в 2018 году покинул посольство и сейчас работает генеральным консулом на Филиппинах. Местное расследование посольство саботировало, сославшись на дипломатический иммунитет.

29 июля 2020 г. президент Мун Чжэ Ин провел телефонные переговоры с премьер-министром Джасиндой Ардерн, где затрагивался данный вопрос, и Мун заявил, что его правительство рассмотрит обвинение в сексуальных домогательствах после того, как соответствующие факты подтвердятся. Министр иностранных дел Новой Зеландии Уинстон Питерс также призвал Сеул к сотрудничеству.

Как отмечала тогда «Корея таймс», «растет озабоченность по поводу того, что этот вопрос может перерасти в серьезный дипломатический инцидент, если правительство не будет сотрудничать с расследованием, проводимым правоохранительными органами Новой Зеландии», ибо, как отмечал бывший дипломат и профессор университета Ихва — Чхве Вон Мок, «когда дипломаты совершают проступки, в министерстве существует обычай просто проводить внутреннее расследование, налагать дисциплинарные санкции, а затем закрывать дела без какой-либо прозрачности».

Но дальнейший ход скандала был весьма интересен. 3 августа 2020 г. Министерство иностранных дел приказало Киму немедленно вернуться домой. Как заявил его представитель, «это кадровая мера, принятая за причинение большого беспокойства». Он также сообщил, что Южная Корея готова сотрудничать в вопросе экстрадиции дипломата в случае запроса Новой Зеландии.

На следующий день представитель МИД сообщил, что министерство изучит соответствующие нормативные акты, прежде чем принять решение о повторном расследовании, а еще через день подчеркнул, что Южная Корея готова сотрудничать с Новой Зеландией в соответствии с договорами о взаимной правовой помощи и экстрадиции. Но Веллингтон не попросил о таком сотрудничестве.

Левая, точнее промуновская, газета «Хангёре синмун» заявила, что после разговора лидеров двух стран МИД вызвал посла Новой Зеландии в Южной Корее Филипа Тернера и заявил, что включение правительством Новой Зеландии этого вопроса в повестку дня без предварительного уведомления противоречило дипломатическим нормам. И вообще, вместо того, чтобы следовать юридическому протоколу, как того требует Сеул, правительство Новой Зеландии использует прессу для оказания общественной поддержки, потому что Веллингтон считает, что дипломат вряд ли будет экстрадирован.

В свою очередь, правая «Чосон ильбо» предала гласности факт того, что адвокат жертвы направил президенту Мун Чжэ Ину письмо по электронной почте, требуя справедливого процесса. Потерпевший утверждал, что Министерство иностранных дел Кореи отказало ему в возможности «поговорить с любыми следователями с присутствующими лицами поддержки» и потребовало еще одного «справедливого независимого расследования». Он утверждал, что пытался решить этот вопрос путем переговоров с министерством, но усилия были сорваны решением Министерства отпустить Кима.

20 августа официальный представитель МИД РК сообщил, что министерство рассматривает возможность возобновления арбитражного разбирательства для урегулирования дела. В заявлении прослеживался намек на то, что, поскольку внутреннее расследование по делу Кима уже проходило, нет необходимости его повторять. Кроме того, МИД опроверг сообщение о письме президенту.

За два дня до этого, 18 августа, Ким вернулся домой и был помещен под двухнедельный карантин. Выступая перед корейскими СМИ, дипломат признал, что имел место физический контакт, но отрицал сексуальные домогательства.

25 августа глава МИД Кан Гён Хва принесла извинения за то, что дело Кима «стало дипломатическим бременем для правительства, вызывая беспокойство общественности».

В тот же день Луиза Николас, новозеландский адвокат жертвы сексуального насилия выразила разочарование в связи этими извинениями и репликой Кима, который не обратился к самой жертве. «Это выворачивает наизнанку», — сказала Николас.

Бывший новозеландский сотрудник посольства Южной Кореи в Веллингтоне обвинил высокопоставленного южнокорейского дипломата в том, что он трижды ощупывал свое тело в 2017 году, и этот случай привлек внимание после того, как премьер-министр страны Джасинда Ардерн подняла этот вопрос в телефонных переговорах в прошлом месяце с президентом Мун Чжэ Ином.

3 сентября 2020 г. Национальная комиссия по правам человека РК рекомендовала Министерству иностранных дел улучшить «недостатки». Комиссия рекомендовала министерству разработать руководящие принципы, направленные на обеспечение справедливости в расследовании случаев сексуальных домогательств в зарубежных представительствах и в своей программе поддержки жертв. Она указала на такие недостатки, как отсутствие руководящих принципов, регулирующих расследование, и другие процедуры рассмотрения дел о сексуальных проступках, а также отсутствие усилий по отделению явной жертвы от предполагаемого преступника. Однако, если говорить о конкретике, то комиссия отметила, что в рассмотрении дела нет никаких процедурных проблем, и не рекомендовала никаких повторных расследований.

Министерство иностранных дел заявило, что изучит рекомендацию и предпримет необходимые шаги: правительственное учреждение должно представить свой план осуществления в течение 90 дней с момента получения рекомендации комиссии, хотя она и не является юридически обязательной.

11 сентября 25-страничный отчет комиссии попал в СМИ. Из него, в частности, выяснилось, что МИД не смог справедливо отреагировать на утверждения о факте домогательств и включил во внутреннюю следственную группу лиц, непосредственно подчиненных Киму (это могло быть связано с тем, что единственным человеком, стоящим выше обвиняемого дипломата, был посол, но так или иначе с процедурной стороной расследования были проблемы).

В итоге комиссия рекомендовала дипломату выплатить жертве компенсацию в размере 12 миллионов вон (10 095 долларов США) и разработать руководство для обеспечения справедливости в расследовании дел о сексуальных домогательствах и оказания помощи жертвам.

6 октября 2020 г. «жертва насилия» призвала Кима вернуться в Веллингтон, чтобы предстать перед судом. В заявлении для СМИ Луиза Николас сказала, что «разочаровывает», что дипломат до сих пор не вернулся в Веллингтон. «Правда никогда не будет найдена, если Корея также не выслушает рассказ жертвы о том, что произошло. Вот почему (дипломат) должен вернуться в Новую Зеландию, чтобы ответить на обвинения».

Тем временем 7 октября 2020 г. стало известно, что высокопоставленный сотрудник разведки был отозван из Генерального консульства Южной Кореи в Лос-Анджелесе после обвинений в сексуальных домогательствах к сотруднице миссии в конце июня, однако разведчик, вернувшись домой по приказу министерства, приступил к работе в разведке, не будучи подвергнут никаким дисциплинарным мерам. Хотя уже южнокорейская полиция провела расследование и передала дело в прокуратуру с рекомендацией предъявить чиновнику обвинение в сексуальных домогательствах.

14 октября посол Южной Кореи в Новой Зеландии Ли Сан Чжин признал, что его посольство рассматривает дело о сексуальных домогательствах с участием высокопоставленного дипломата, его посольство и жертва предварительно договорились о процессе урегулирования, хотя «стороны должны прийти к соглашению о том, как продолжить этот процесс».

8 декабря 2020 г. министерство иностранных дел заявило, что с 2021 года оно введет более жесткие руководящие принципы для искоренения сексуальных проступков в своих зарубежных дипломатических представительствах. В соответствии с ними, зарубежная миссия должна сообщать в Сеул о любой полученной жалобе на предполагаемые сексуальные проступки. Для предотвращения вторичных повреждений или травм миссия должна будет физически отделить жертву от предполагаемого преступника.

И последняя новость, которая кажется автору связанной с темой скандала. С 2021 года весь южнокорейский экспорт в Новую Зеландию станет беспошлинным. Как сообщили в министерстве промышленности, торговли и энергетики, две страны договорились отменить пошлины на весь южнокорейский экспорт в течение семи лет после подписания соглашения о свободной торговле в декабре 2015 года.

Итак, с одной стороны, похоже, что уголовного преследования не будет, — из-за отсутствия доказательств серьезного домогательства стороны удовлетворились солидной компенсацией за моральный ущерб. С другой — профессор Чхве оказался прав и инцидент замели под ковер: ведь если сравнить историю Кима с хотя бы теми обвинениями, которые выдвигались против покойного Пак Вон Суна, станет понятно, насколько избирательно бывает правосудие.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×