16.12.2020 Автор: Владимир Терехов

О политических аспектах строительства ГЭС Медог в Тибете

MED

Сразу отметим, что никакого “строительства” никакой гидроэлектростанции в административном округе Медог Тибетского автономного района КНР не ведётся. Более того, пока отсутствует даже предварительный проект возведения ГЭС, уже нередко обозначаемой по названию указанного округа, непосредственно примыкающего к (квази)границе с Индией.

Где (и тем не менее) в последние несколько недель в аналитических статьях, посвящённых нынешнему состоянию отношений с КНР, заключённые в кавычки слова употребляются не менее часто, чем словосочетание “конфликт в Ладакхе”. Последним обозначается самый серьёзный за многие десятилетия не разрешённый до сих пор инцидент на одном из горных участков всё той же китайско-индийской (квази)границы.

Что же на этот раз забеспокоило СМИ в отношениях между двумя великими азиатскими державами? — В общем, пока ничего страшного. Хотя у Индии всё же есть определённый повод для того, чтобы попросить соседа ответить на ряд вопросов. Собственно, такие ответы вполне позитивного плана на официальном уровне уже даются. О чём чуть ниже.

Итак, речь идёт о планах КНР по строительству некоторого грандиозного гидросооружения в верховьях реки Брахмапутра, которую в Тибете называют Цангпо. Некие соображения на эту тему высказывались давно, но более или менее определённый вид они приобрели после выступления Председателя Си Цзиньпина на очередном пленуме ЦК КПК, прошедшем в конце октября с. г.

В программном заявлении китайского лидера и решениях пленума обозначаются основные позиции 14-го пятилетнего плана (на период 2021-2025 гг.) развития страны, а также видение её дальнейших перспектив вплоть до 2035 г. Одна из главных позиций заключается даже не столько в количественном росте экономики, сколько в её качественной модернизации.

В частности, ставится амбициозная и крайне актуальная для Китая задача резкого сокращения вредных выбросов в окружающую среду, поскольку по уровню загрязнения атмосферы страна входит в число мировых лидеров. В доступных источниках можно найти устрашающего порядка оценочные цифры заболеваемости, а также смертей, так или иначе обусловленных “грязным воздухом”. Который, в свою очередь, оказался прямым и неизбежным следствием быстрого экономического развития КНР последних десятилетий, существенным образом опиравшегося на дешёвую “угольную” энергетику.

Её постепенная замена на “чистую” с возрастанием доли гидроэнергетики уже давно является жизненной необходимостью дальнейшего развития КНР. 14-м пятилетним планом предусмотрено проектирование и начало строительства ряда грандиозных ГЭС.

Важнейшей из них станет каскад из нескольких сооружений, которые будут последовательно располагаться на относительно коротком (длиной прядка 50 километров) горном участке течения Цангпо. Преобразование с их помощью энергии фактического падения (с высоты порядка 2000 метров) огромной массы воды позволит вырабатывать электроэнергию в объёмах, втрое больших, чем это делает нынешний мировой рекордсмен, каковым является ГЭС “Три ущелья”, построенная тем же Китаем в верховьях реки Янцзы.

Кстати, указанная ГЭС ещё год назад была объектом спекуляций западных “доброжелателей” КНР. Приводились даже “фотографии из космоса”, на которых тело плотины “Три ущелья” выглядело в виде “гармошки”. А ведь вниз по течению, говорили “комментаторы”, проживают 350 миллионов китайцев, в том числе в крупнейшем городе Шанхай. О реальном (вполне благополучном) состоянии дел с данной плотиной говорится в недавнем отчёте эксплуатирующей компании, составленном по итогам самого дождливого за многие годы 2020 года.

Среди же разного рода спекуляций в связи с проектом Медог (явно рассчитанных на индийскую общественность) выделяются две. Во-первых, указывается на “подозрительную близость” (на расстояние порядка 30-и километров) будущего сооружения к нынешнему индийскому штату Аруначал-Прадеш, который в 1914 г. был отделён от Тибета так называемой линией Макмагона. Как данная “линия”, так и владение Индией упомянутым штатом не признаются КНР.

Во-вторых, говорится, что будущие плотины предназначаются вообще не в целях выработки электроэнергии, а для переброски накапливаемой в водохранилищах воды в пустыню Такла-Макан (размерами 350 на 1000 километров), которая расположена в полутора тысячах километров на территории Синьцзян-Уйгурского автономного района. Для чего якобы на глубине нескольких сотен (и даже тысяч) метров в горах будет построен тоннель-водовод соответствующей протяжённости. Что, конечно, означало бы катастрофу для северо-восточных штатов Индии и всей Бангладеш.

Не будем, однако, вслед за спекулянтами множить (совершенно нелепые) сущности. В данном случае в этом вообще нет никакой необходимости, поскольку инициирование проекта ГЭС именно в округе Медог имеет вполне понятное, рациональное, экологически-энергетическое объяснение. Потенциально полезное (подчеркнём это) и для соседей Китая.

Сможет ли Пекин использовать будущее сооружение в неких “недружественных” целях? — Сможет. Что, впрочем, относится ко всему, чем человек занимается в повседневной жизни. Если ваш сосед колет дрова для обогрева собственного дома, а Вас раздражают звуки удара топором и Вы решили ему об этом сообщить, да ещё в резких тонах и с принятием неких “контрмер”, то последствия могут оказаться самыми неожиданными и негативными. Если же Вы пожелаете соседу успеха в его трудах и даже поможете ему, то, глядишь, у Вас самого зимой окажется запас дровишек.

Примерно такой автору видится ситуация с будущим гидросооружением на реке Цангпо (она же, напомним, Брахмапутра), а второй вариант развития событий в истории с дровосеком совсем не кажется плодом досужих фантазий. Ибо в практике межгосударственных отношений имеются подобного рода примеры.

Из них наиболее подходящим представляется пример Бразилии и Парагвая, совместно построивших на пограничном участке реки Парана ГЭС Итайпу, близкую по характеристикам к “Трём ущельям”. Указанная ГЭС вносит весомый вклад в энергетический баланс Бразилии и практически полностью удовлетворяет потребности Парагвая. Хотя в двусторонних отношениях между ними имеются свои “шероховатости”. Присутствующие, впрочем, повсеместно.

У самого Китая также имеется опыт вполне плодотворного взаимодействия со странами Индокитайского полуострова в вопросах эксплуатации гидросооружений в верховьях реки Меконг, находящихся в том же Тибете. Меконг для этих стран тоже имеет жизненно важное значение.

Между тем актуальность вопроса регулирования потока Брахмапутры в очередной раз и катастрофическим образом обозначилась летом с. г., когда в индийском штате Ассам разного рода последствия её разлива (по причине всё тех же небывалых дождей) затронули миллионы людей, сотни человек погибли, были разрушены десятки тысяч домов. Помимо предотвращения подобных природных катаклизмов, возведение ГЭС Медог может стать для Индии и Бангладеш источником получения дешёвой электроэнергии.

В ходе состоявшейся в начале декабря регулярной пресс-конференции официального представителя МИД КНР, среди прочего затрагивался комплекс вопросов, связанных с будущим проектом возведения ГЭС Медог. Вновь было подчёркнуто, что он находится на самой начальной стадии обсуждения, а в ходе проектирования в максимальной степени будут учитываться интересы “соседей”.

Наконец, хотелось бы отметить, что политические игры с водой (в условиях глобального характера самой проблематики водного дефицита) вообще нехорошее занятие. Напомним, что три года назад после очередного обострения ситуации в штате Джамму и Кашмир (в чём обвинялся Пакистан), премьер-министр Индии Н. Моди произнёс красивую реплику “о невозможности одновременного течения воды и крови”. Подразумевалась необходимость создания неких гидротехнических сооружений на верхних притоках Инда, воистину “реки жизни” как для Пакистана, так и северных штатов самой Индии.

В ответ в Исламабаде дали понять, что не колеблясь применят ядерное оружие. После чего упомянутые словесные “красивости” пропали из мирового политического эфира.

Вообще, как известно, лучше “жить дружно”, поскольку те или иные пакости в сторону соседа с неизбежностью возвращаются их инициатору.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×