10.12.2020 Автор: Константин Асмолов

Кто такой Юн Сок Ёль и как он стал костью в горле президента РК

YOON2511

Многочисленные репортажи автора о громких расследованиях и политических скандалах в Южной Корее не обходятся без упоминания генерального прокурора Юн Сок Ёля и его противостояния Голубому дому. В этом контексте автор считает необходимым рассказать о данной личности и осветить хронику противостояния более подробно.

Юн — уроженец Сеула, окончил Сеульский национальный университет со степенью бакалавра права, стал прокурором в 1994 году, работал в Тэгу, Пусане, Кванджу и Сеуле. В 2013 г. его имя впервые попало в заголовки газет — на национальном телевидении он обвинил своего начальника в попытке повлиять на его расследование утверждений о том, что при администрации Ли Мен Бака шпионское агентство вмешалось в президентские выборы 2012 года.

На парламентских слушаниях Юн говорил, что у него «нет лояльности ни к одному человеку», и тогда за подобную бескомпромиссность его похвалило множество оппозиционеров. Уже на этом Юн заработал репутацию неподкупного прокурора, который не боится обличать людей во власти и был за это ею «задвинут»: понижен в должности и отправлен в Высшую прокуратуру Тэгу, где работал до тех пор, пока в 2018 году правительство Муна не повысило его до начальника прокуратуры Центрального округа Сеула.

Затем Юн был членом команды спецпрокурорского расследования, которое разбирало дела Чхве Сун Силь, и считается, что он нашёл какое-то количество важных доказательств её коррупционной деятельности. Юн же расследовал дело Ан Хи Чжона, основного соперника Муна в его собственном лагере.

18 июня кандидатура главы прокуратуры центрального административного округа Сеула Юн Сок Ёля была одобрена на должность генерального прокурора РК на заседании кабинета министров. И когда в июле 2019 года Мун утвердил его на посту генерального прокурора, президент попросил Юна выполнять свою работу «честно и строго, даже если это означает преследование его собственных доверенных помощников». Срок его полномочий истекает в июле 2021 г. года, за несколько месяцев до президентских выборов, которые состоятся в марте 2022 года.

Многим казалось, что это назначение ангажированного человека, который будет сажать тех, на кого укажет Голубой дом, и находит для этого подходящее обоснование. Юн был объявлен президентом «лучшим человеком для руководства реформой прокуратуры».

Однако уже в конце года прокуратура начала «своевольничать», начав, в частности, разрабатывать дела бывшего секретаря президента, впоследствии – министра юстиции Чо Гука, который оказался вовлечён в целый ряд коррупционных скандалов. В результате прокурорских расследований и массовых митингов с критикой фигуры Чо, тот вынужден был уйти в отставку, продержавшись на посту министра менее 40 дней. Сейчас расследование в отношении него идёт черепашьим шагом, но его жене уже предъявлено обвинение «в торговле влиянием».

Параллельно прокуратура начала расследовать другую историю, также неприятную для Мун Чжэ Ина и связанную с тем, как Голубой дом вмешался в выборы мэра в Ульсане в 2018 году, чтобы помочь победить близкому другу президента Муна — Сон Чхоль Хо. Выяснилось, что перед выборами администрация президента организовала «впоследствии неподтвердившиеся» обвинения в коррупции против конкурирующего кандидата и тогдашнего мэра Ким Ги Хена и помогала «правильному претенденту» сформировать свои предвыборные обещания.

Уже тогда Мун сделал генеральному прокурору ряд намёков, открыто сказав Юну, по сведениям консервативных СМИ, чтобы он перестал быть чрезмерно резким в делах, связанных с его помощниками, и попросил его разобраться в коррупционных делах, связанных с чиновниками из тех, кто ему противостоит. Но на публике он не мог не поддерживать борца с коррупцией: 14 января 2020 г. Мун Чжэ Ин провёл в своей резиденции новогоднюю пресс-конференцию, в ходе которой утвердительно ответил на вопрос о доверии генеральному прокурору. По его словам, «Юн Сок Ёль уже успел завоевать доверие народа».

Однако заменившая Чо Гука на посту министра юстиции бывшая руководительница парламентской фракции Демократической партии Чху Ми Э объявила Чо Гуку войну практически сразу же. Вечером 8 января 2020 года она, во-первых, своей властью расформировала несколько подразделений прокуратуры, которые занимались коррупцией, мошенничеством на рынке инвестиций и уголовными делами с участием «VIP-клиентов». Теперь этим должны были заниматься территориальные отделы с менее профессионально подготовленными кадрами. Во-вторых, она фактически разогнала команду Юна, и большинство его ключевых помощников были убраны из Сеула, либо переведены на посты, далёкие от оперативной деятельности. Так, директор департамента по борьбе с коррупцией генеральной прокуратуры РК Хан Дон Хун, который руководил расследованием дела о Чо Гуке, был переведён на должность заместителя прокурора Пусана. Директор департамента публичных расследований Пак Чхан Хо, расследовавший вмешательство администрации президента в выборы в Ульсане, переведён в прокуратуру провинции Чечжу. Прокурор Сеульского центрального округа Пэ Сон Бом назначен директором Института переподготовки кадров юстиции.

Сторонников Юна заменили прокуроры из числа лиц, лояльных администрации президента. Прокурором Центрального округа Сеула стал директор департамента министерства юстиции Ли Сон Юн, а его место занял прокурор Восточного округа Сеула Чо Нам Гван. Оба ранее работали в администрации президента Ро Му Хёна, а Ли Сон Юн является еще и однокурсником Мун Чжэ Ина.

В течение всего года Ли Сон Юн не просто последовательно ставил палки в колёса деятельности генпрокурора, но и, как выяснилось осенью 2020 года, сознательно разваливал дело финансовой пирамиды Optimus Management, руководство которой имело прямые выходы на администрацию президента и, по сведениям из консервативных источников, таким образом формировало секретные накопления ближнего круга Муна.

В течение всего 2020 года Чху Ми Э пыталась ограничить полномочия Юна, периодически требуя, чтобы генеральный прокурор воздерживался от расследования того или иного дела. Одновременно она пыталась проводить расследования против его креатур, в частности, против следователя Хан Дон Хуна, которого пытались обвинить в соучастии в шантаже. Некий журналист кабельного канала Channel A пытался добиться от заключённого в тюрьму финансиста компрометирующих показаний на известного политического комментатора Ю Си Мина из ближнего круга президента. Журналист при этом козырял своим знакомством с Ханом, за что последнего попытались осудить, а Юну приказали не вмешиваться.

2 июля Чху Ми Э приказала приостановить созыв экспертно-консультативной группы для рассмотрения дела о предполагаемом сговоре с участием Хан Дон Хуна: «Оценка экспертов по этому делу может привести к поспешному заключению, что, в свою очередь, может помешать усилиям по установлению истины». Разумеется, самому генпрокурору было приказано не касаться дела, в котором фигурировал его соратник.

9 июля Юн отказался принять директиву министра юстиции не вмешиваться в предполагаемое дело о шантаже и «позволить прокуратуре Центрального округа Сеула продолжить свое независимое расследование». Вместо этого он распорядился создать независимую следственную группу.

Правительственные СМИ открыто играли на стороне президента. Так, 18 июля KBS «подтвердила косвенные доказательства сговора» между репортером и Хан Дон Хуном. Якобы стенограмма разговора показала, что накануне парламентских выборов 15 апреля Хан пытался помочь репортеру накопать компромат на высокопоставленных чиновников в администрации Мун Чжэ Ина. Однако, согласно стенограмме, опубликованной каналом А, Хан не сделал никаких комментариев, которые можно было бы истолковать как готовность помочь репортеру. Наоборот, Хан наотрез отказался предоставить какую-либо информацию. KBS подверглась критике за трансляцию фейковых новостей и была вынуждена извиниться.

Накал был таков, что консервативная оппозиция обвинила министра в злоупотреблении властью и нарушении закона о прокуратуре и подняла в парламенте вопрос о ее импичменте. Однако 23 июля Национальное собрание Южной Кореи проголосовало против.

24 июля независимая комиссия рекомендовала прекратить продолжающееся расследование в отношении Хан Дон Хуна. По итогам разбирательств выяснилось, что оснований для предъявления обвинений Хану нет.

Выдвигались обвинения и против самого Юна, при этом их постоянным автором был депутат парламента от небольшой Открытой демократической партии Чхве Ган Ук. Эта маленькая партия образовалась перед парламентскими выборами 15 апреля 2020 года, и включает в себя лиц, которые были достаточно близки президенту и периодически даже называли себя «любимыми детьми Мун Чжэ Ина». Однако их замаранность серией коррупционных скандалов не позволила им идти на выборы в составе правящей партии.

3 августа на торжественном мероприятии для вновь назначенных прокуроров в Верховной прокуратуре Сеула, Юн сказал: «Либеральная демократия — основная ценность Конституции — относится к реальной демократии, которая отвергает автократию и тоталитаризм под предлогом демократии». Эти комментарии вызвали жаркие политические дебаты, и некоторые члены демократической партии назвали их антиправительственным заявлением.

В октябре 2020 г. во время ежегодной проверки Верховной прокуратуры в Национальном собрании Юна спросили, будет ли он рассматривать возможность вступления в политику после истечения срока его полномочий в качестве главного прокурора. Юн был уклончив: «Сейчас неуместно говорить о моем следующем шаге, так как я достаточно занят выполнением своих обязанностей генерального прокурора, и у меня нет времени думать о других вещах. У меня будет время подумать о своем будущем, когда мой срок подойдет к концу».

В целом до поры до времени Юн, несмотря на активное недовольство правительственным курсом, играл по правилам и выполнял распоряжения сверху, однако к ноябрю 2020 года давление со стороны министра юстиции откровенно перешло все границы.

Как представляется автору, сработал порочный круг. Хотя Юн ещё не объявлял о своих политических амбициях и постоянно заявляет, что собирается отработать на посту генерального прокурора положенные два года «от звонка до звонка» и только потом думать о будущем, с июня 2020 года Юн начал появляться в рейтинге потенциальных кандидатов в президенты, стабильно входя в первую тройку. Согласно июньскому опросу агентства Realmeter, Юн занял третье место с 10,1%.

В ноябре 2020 г., на фоне противостояния в связи с делом о финансовых пирамидах, он даже вышел на первое место. Согласно результатам опроса, проведённого агентством Hangil Research в период с 7 по 9 ноября, Юн Сок Ёль (24,7%) обогнал председателя Демократической партии Тобуро Ли Нак Ёна (22,2%) и губернатора провинции Кёнгидо Ли Чжэ Мёна (18,4%). 30 ноября 2020 г. занял второе место в опросе потенциальных кандидатов в президенты, — Ли Нак Ён сохранил свою лидирующую позицию с 20,6 %, но Юн получил 19,8%.

После этого Голубой дом стал расценивать Юна как конкурента с политическими амбициями и принялся «мочить» его ещё активнее. 5 ноября прокуратура Центрального округа Сеула начала расследование утверждений о том, что жена Юн Сок Ёля была якобы замешана во взяточничестве и манипулировании акциями. Основание – запрос все того же Чхве Кан Ука.

К одним надуманным обвинениям добавились другие, и поздно вечером 24 ноября министр юстиции уволил генерального прокурора. Это вызвало политическую бурю, поскольку даже в самые мрачные годы военной диктатуры до такого не доходило. Как ехидно отметили по этому поводу консерваторы, когда Юн занимался громкими расследованиями во время правления консервативной администрации Пак Кын Хе, тогдашний министр юстиции Хван Ге Ан был разочарован действиями Юна, однако воздержался от вмешательства, «отстаивая независимость высшего правоохранительного органа».

Однако о том, как идёт процесс увольнения генпрокурора, или о том, станет ли Юн Сок Ёль третьей силой южнокорейской политики, читайте в следующих материалах.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×