24.11.2020 Автор: Владимир Одинцов

Турция стремится к расширению своего влияния в мире

TUR34111

При анализе развития политической ситуации в том или ином регионе различные аналитики и обозреватели обычно акцентируют внимание на геополитических устремлениях США, Китая, действиях России, НАТО и отдельных западных государств, а также на идеологии радикального исламизма, из-за которой в последние десятилетия усилилась террористическая угроза. При этом в стороне от внимания общественности длительное время оставались геополитические амбиции Турции, что, по всей вероятности, могло быть связано с небольшим размером её территории или с членством в НАТО, которое даёт повод воспринимать это государство прежде всего как часть Североатлантического альянса. Однако, если проанализировать внешнюю политику Анкары и деятельность турецкого президента Р.Т.Эрдогана в последние годы, то отчетливо бросаются в глаза серьезные устремления Турции увеличить своё влияние в международной политике.

Среди причин указанной тенденции многие аналитики указывают на заметно растущие у турецкого лидера идеи политического ислама, неоосманизма и пантюркизма, развивая которые и усиленно пропагандируя их во внутренней и внешней политике, Эрдоган хочет оставить в истории (причем не только турецкой) «свой значимый след».

Безусловно, корни сегодняшней идеологии Эрдогана уходят в возникший в Турции в конце шестидесятых годов предыдущего столетия под влиянием идеолога Неджметтина Эрбакана (первого исламистского премьер-министра Турции и наставника нынешнего президента) воинствующий политический ислам.

В последнее время, после прямого вооруженного вмешательства Турции в Ираке и на северо-востоке Сирии, гибридных войн в Сирии, Ливии и Йемене, военной напряженности в Эгейском и Средиземном морях, авантюризм Эрдогана переключился на новый театр военных действий — на Кавказе. Эта внешнеполитическая и военная экспансия стала распространяться весьма активно и широко, с позиционированием Анкары в роли «регионального лидера» и представителя «интересов народов», оказывая поддержку, в том числе и военную, протурецким силам в Тунисе, Ливии, Египте, Сирии, Ираке, вплоть до Мьянмы и китайского Синьцзяна.

Немаловажный акцент также был сделан на создании существенных предпосылок для закрепления на «территории Турана» — как глобального надгосударственного образования, объединяющего как тюркские, так и другие народы Центральной Азии и Сибири. В этих целях Анкарой прикладываются немалые силы и средства, чтобы попытаться перетянуть новые суверенные страны региона под эгиду Турции, постоянно проводятся саммиты тюркских государств, где эксплуатируется идея, в том числе и военного единства, цель которой создание своего рода «тюркского НАТО».

Наращивая свое влияние в странах Центральной Азии, Турцией в октябре 2009 года в Нахичевани был создан Совет Сотрудничества тюркоязычных государств (Тюркский совет), в который входят Турция, Азербайджан, Казахстан и Кыргызстан, Узбекистан. При этом Анкарой на различных площадках заявляется, что «по демографическому и экономическому потенциалу Тюркский совет вполне способен конкурировать с Евразийским экономическим союзом».

Все это свидетельствует о том, что политика Турции последних годов особо акцентирована на создании институциональных основ глобальной тюркской интеграции, формирование турецкого экономического и общекультурного пространства, способного обеспечить новый рывок турецкой экономики, а также стать базой для геополитического удара по Греции, России, Ирану и Китаю.

В этой связи не лишним будет напомнить, что в мире насчитывается шесть суверенных государств (Турция, Азербайджан, Казахстан, Кыргызстан, Туркменистан, Узбекистан), где тюркские этносы являются носителями государственности. Кроме того, девять национальных республик и автономий: в составе России (Башкортостан, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Саха (Якутия), Татарстан, Чувашия, Крым), Китая (Синьцзян-Уйгурский автономный район), а также одна непризнанная Турецкая республика — Северный Кипр. Близкие по происхождению к тюркам представители алтайской языковой семьи имеют одно суверенное государство (Монголия), четыре автономии в России (Алтай, Бурятия, Тыва, Хакасия) и одну в Китае (автономный район Внутренняя Монголия). Базовая же, то есть претендующая на доминирующее положение в рамках тюркского культурно-исторического типа, нация — турки Турции — составляет около 35 миллионов человек.

Отсюда понятны осуществлявшиеся в последние десятилетия «инициативы Турции» по созданию и использованию в своих пантюркистских планах региональных микроблоков типа «Кавказский дом», «Исламская конфедерация Кавказа», «Исламская Чечено-Дагестанская конфедерация», «Кавказский общеевразийский рынок», региональный экономический союз Грузии – Украины – Азербайджана – Молдовы (ГУАМ), Черноморское экономическое сотрудничество (ЧЭС), Центральноазиатский союз (ПАС) республик Средней Азии и некоторые другие.

Вся эта пантюркистская деятельность, с учетом сепаратистского ущерба, который она могла нанести России и Китаю, подмены их регионального влияния «ставленником НАТО», последние тридцать лет откровенно поддерживалась Вашингтоном и его западными союзниками в рамках противостояния «Запад-Восток». Отсюда у Анкары возникла уверенность в непогрешимости ее неоосманских устремлений и в том, что евразийская региональная и континентальная безопасность (включающая в себя Юго-Восточную Европу, Балканы, Черное, Адриатическое и Эгейское моря, Восточное Средиземноморье, Ближний и Средний Восток, Малую Азию, Кавказ и Центральную Азию) вверена Западом в руки Турции, а ее политика будет поэтому только поддерживаться.

Однако «расхождение интересов» Вашингтона и некоторых его западных союзников (в частности Франции) с Турцией в ряде последних конфликтов, в особенности в Сирии, Ираке, Восточном Средиземноморье, да и за влияние в Центральной Азии, произошедшее сближение Анкары с Москвой, в том числе и после закупки российской зенитной системы С-400, заставило Запад срочно вносить коррективы в свою политику в отношении Турции, выдвинуть ей серию упреков и даже угроз санкций из-за «неповиновения». А 17 ноября в интервью французскому изданию Le Figaro Майк Помпео прямо заявил, что Белый дом и Европа должны «совместно противостоять крайне агрессивным действиям Турции».

Отсюда мы являемся сегодня свидетелями усилившейся со стороны Вашингтона, Парижа и ряда других стран НАТО критики в адрес Анкары «за ее неоосманские амбиции», которые ранее никто просто не хотел замечать, так как Анкара «выполняла особую миссию по противодействию по линии Запад-Восток».

Безусловно, указанный рост критики в адрес Анкары вряд ли изменит в ближайшее время пантюркистскую, неоосманскую деятельность Р.Эрдогана и ее использование в интересах политического ислама.

А посему Западу, решившему только сегодня начать критиковать Турцию, хочется напомнить одну из заповедей Моисея (Исход, 20, 4): «Не сотвори себе кумира»!

Владимир Одинцов, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×